МАТЕРИАЛЫ О НАРОДНЫХ ДВИЖЕНИЯХ В СИБИРИ В КОНЦЕ XVII ВЕКА - Александров В.А. - А - Каталог статей - Города и остроги земли Сибирской
Site Menu

Категории каталога
Авдеева О.А. [1]
Акишин М.О. [1]
Александров В.А. [1]
Андрейчук С.В. [1]
Аношко О.М. [1]
Ануфриев А. В. [1]
Аргудяева Ю.В. [1]
АРТЕМЬЕВ А.Р. [17]
Афанасьев Г. [1]

Роман-хроника
"ИЗГНАНИЕ"

Об авторах
Иллюстрации
По страницам романа
Приобрести
"Сказки бабушки Вали"


Site Poll
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1203

Начало » Статьи » А » Александров В.А.

МАТЕРИАЛЫ О НАРОДНЫХ ДВИЖЕНИЯХ В СИБИРИ В КОНЦЕ XVII ВЕКА

В. А. Александров

МАТЕРИАЛЫ О НАРОДНЫХ ДВИЖЕНИЯХ В СИБИРИ В КОНЦЕ XVII ВЕКА

Для истории народных антифеодальных движений XVII в., представлявших один из важнейших этапов в развитии классовой борьбы в России, ценными источниками, на основе которых можно наиболее отчетливо судить об идеологии восставших, их целях и задачах, о движущих силах и организации движений, являются документы, вышедшие из среды самих восставших.
Несмотря на огромный размах крестьянских войн под предводительством И. Болотникова и С. Разина, городских восстаний середины XVII в., длительного Соловецкого восстания, таких документов сохранилось очень мало 1; от грандиозного восстания Разина до нас дошли лишь несколько «прелестных грамот», имеющих к тому же весьма частный характер. Тем большее значение приобретают материалы подобного рода в тех случаях, когда они позволяют судить о задачах и организации народных масс, поднявшихся против феодального гнета. Такие документы сохранились со времени широкого движения русского и примыкавшего к нему местного ясачного населения, которое охватило в 1690-х годах города Восточной Сибири — Красноярск. Иркутск, Братск, Илимск, Удинск, Селенгинск, Нерчинск. Этим восстаниям в советской исторической науке было посвящено несколько исследований: А. П. Окладникова, Ф. А. Кудрявцева, С. В. Бахрушина и автора настоящей работы 2. Несмотря на то, что в этих работах полно, на основании большого количества архивных материалов описаны события и вскрыты обстоятельства восточно-сибирских народных движений, публикуемые в настоящем издании документы представляют огромный интерес3. Среди нескольких десятков столбцов (дел), сохранившихся в Центральном государственном архиве древних актов (ЦГАДА) (фонды Сибирского приказа, Иркутской и Нерчинской приказных изб) и содержащих документацию об указанных восстаниях, наибольшее количество Документов отражает деятельность специальной комиссии думного дьяка Д. Полянского, которая проводила грандиозный сыск в Сибири в связи с возмущением широких народных масс. Среди этих
[346]документов наибольшее значение имеют сохранившиеся в списках и подлинниках бумаги, принадлежавшие самим повстанцам, а также показания участников восстаний, в частности, свидетельства о наименее известных восстаниях в Нерчинске и в Баргузинском остроге.
Публикуемые материалы отчетливо свидетельствуют о том, что организующей силой восстаний во всех восточно-сибирских городах были служилые люди, стрельцы и казаки, составлявшие большую часть городского населения. Именно им принадлежала инициатива «свержения» воеводской власти в Красноярске, Нерчинске, Иркутске, Илимске и забайкальских острогах. Мало того, служилые люди возглавили органы самоуправления. В Нерчинске (см. документ № 2) местные жители выбрали в «судьи» сына боярского И. Аршинского и пятидесятника Ф. Свешникова; в Иркутске во главе управления стоял сын боярский И. Перфильев, в Илимске (см. документ № 18) все местное население — служилые, посадкие люди и пашенные крестьяне, поставили во главе управления сына боярского И. Кочина и подьячего Г. Учюжникова, в забайкальских острогах, где местное население состояло почти исключительно из служилых людей, все управление оказалось в их руках. То же можно наблюдать и в Красноярске.
Специфической особенностью в организации восставших следует признать роль «войска» и совета всех служилых людей, контролировавшего выборных. В деятельности этих войсковых советов (проведение советов под знаменем; раздел захваченного «войском» имущества по паям, наказание по решению совета в «кругу» палками, утопление как высшая мера наказания, учреждение «войсковой коробьи» и войсковой казны и т. п.) ярко проявились традиции и нормы казацкого самоуправления, занесенные в течение XVII в. и стойко сохранявшиеся в Сибири, как и память о Степане Разине. О живучести этих традиций хорошо было осведомлено центральное управление. Сибирским воеводам не случайно предписывалось «смотреть накрепко», чтобы «шатости б и заводов и кругов и бунтов и одиначества большого в русских служилых людех и в иноземцах» не было 4.
Не может быть сомнения в том, что в местных сибирских гарнизонах помимо официального воинского устройства, согласно которому служилые люди распределялись на сотни, пятидесятни и десятки, существовало и неофициальное или полуофициальное сообщество — «войско». Об этом, в частности, можно судить по челобитной енисейского служилого человека Д. Тихонова, который в 1640/41 г. был послан в Москву хлопотать «о всяких войсковых нуждах» и получил согласно «записи войсковой» право занимать в кабалу деньги на проезд и другие дорожные издержки; «войско» обязывалось покрыть все эти расходы5. Даже в челобитных, подававшихся в 1640-х гг. в Сибирский приказ красноярскими служилыми людьми, Они употребляли свою терминологию в наименовании чинов командиров или приравнивали свои войсковые чины к официальным — «пятидесятник и (или) ясаул войсковой», «десятник и (или) ясаул войсковой», или «ясаул», «ясаул войсковой» 6.
Эти явления, сохранявшиеся в среде сибирских приборных людей, тем более примечательны, что в большинстве служилые люди по происхождению были выходцами из Поморья. Войсковая организация облегчила служилым людям после свержения ненавистных воевод в 1690-х гг. возможность сохранить за собой руководящую роль.
Даже в Илимске (см. документ № 18), где «выбор» официально был составлен от имени всех слоев населения города и пашенных крестьян [347]окрестных сел, разбор дел лиц, выступавших против выборных людей, было постановлено чинить «в войске». По-видимому, илимчане считали «войско» также и органом, контролирующим деятельность выборных людей, так как в «выборе» говорилось, что за «неисправление и неправду» выборным надлежит быть в «наказании и в разорении».
Забайкальские служилые люди (см. документы № 8,9) в составленном ими «договоре» рассматривали «войсковой совет» постоянно действующим органом, призванным, вопреки мнению «начальных людей» — воевод и «приказных» давать управу «за всякие неправды», «смирять войсковым смирением», и стоять на страже интересов всех служилых людей.
Не меньший интерес представляют документы (№ 5 — 7), свидетельствующие о внутренней борьбе среди восставших. Показания, данные во время следствия забайкальскими казаками И. Алемасовым, С. Сенотрусовым и И. Олениным, активными участниками восстания, не оставляют сомнения в том, что среди служилых людей шла ожесточенная борьба за руководство, в которой новоприборные стрельцы и казаки противостояли зажиточным «старым» казакам. В этой связи очень интересен подлинник письма (см. документ № 16) иркутского сына боярского И. Арсеньева к брату П. Арсеньеву в Кабанский острог и написанное на обороте этой же «грамотки» письмо П. Арсеньева к П. Ермолину в Удинск. В письмах обращает на себя внимание стремление служилой верхушки опереться на приехавшего в Нерчинск нового воеводу, стольника Самойлу Федоровича Николева, «прежнего милостивца» семейства Арсеньевых, которое было сослано в Сибирь из Москвы за приверженность к расколу. Можно думать, что назначение в 1698 г. иркутским воеводой стольника Ивана Федоровича Николева, произошло не без участия С. Ф. Николева, который подсказал Сибирскому приказу наиболее удобную для иркутской и забайкальской служилой верхушки кандидатуру.
Интересен публикуемый черновик челобитной иркутского населения (документ № 11), посланной в Москву в связи с осадой Иркутска забайкальскими казаками в мае 1696 г. Правка черновика, сделанная к тому же другой рукой, позволяет думать, что челобитная посылалась после соответствующей обработки ее воеводой и имела, конечно, официозный характер.
Очень важна переписка (документ № 15) удинских и селенгинских служилых людей; несмотря на некоторые явно зашифрованные фразы, эти «грамотки» позволяют судить об установленном служилыми людьми тесном контакте с бурятами.
Некоторые документы (№ 5, 8, 9) плохо сохранились, часть их текста утеряна, поэтому вместо утраченного текста в скобках помещен текст восстановленный по смыслу или в результате сличения с другими смежными документами. В тех случаях, когда восстановить текст не представлялось возможным, в скобках проставлено многоточие и указано ориентировочное количество слов, которые могли быть в этом тексте.

ТЕКСТЫ

Восстание в Нерчинске

№ 1
1697 г. января 11. Грамота из Сибирского приказа нерчинскому воеводе стольнику С. Ф. Николеву о сыске в связи с начавшимся 8 октября 1695 г. в Нерчинске восстанием и о пожаловании князя Павла Гантимурова.

№ 2
Не ранее 1695 г., декабря 28. Отписка иркутского воеводы, стольника А. Т. Савелова в Сибирский приказ о начале восстания в Нерчинске

Восстание в Братском остроге

№ 3
[1700 г. январь — март]. Расспросные речи ссыльного человека В. Муравского о восстании в Братском остроге, начавшемся 6 января 1696 г.

Восстание в Забайкальских острогах
№ 4
[1699 г.] июня 27, Расспросные речи Ильинского острога казачьего десятника В. Шемякинского о подготовке восстания в 1695 г. в забайкальских острогах.

№ 5
[1699 г. август] Расспросные речи удинского стрелецкого пятидесятника
С. Сенотрусова о восстании в Удинском остроге и о других событиях, связанных с восстанием забайкальских острогов


№ 6
[1699 г. август] Расспросные речи удинского стрелецкого пятидесятника И. Алемасова о восстании в Удинском остроге и о других событиях, связанных с восстанием забайкальских острогов

№ 7
[1699 г. сентября. 17] Расспросные речи Ильинского острога служилого человека И. Оленина о восстании в Илъинском остроге и о событиях в других забайкальских острогах

№ 8
1696 г., апреля... Договор, заключенный между служилыми людьми Селенгинска, Удинска, Кабанского и Ильинского острогов о взаимной поддержке и организации органов самоуправления

№ 9
[1699 г., март — июнь] Расспросные речи сегенгинского казака Юрко Некрасова о составлении договора между забайкалъскими острогами в апреле 1696 г.

№ 10
[1696 г., май] Грамотка селенгинских казаков, ушедших в поход на Иркутск, с сообщением в Селенгинск об изменении состава челобитчиков, посылаемых «всем войском» в Москву.

№ 11
1696 г. [18 июля] Челобитная жителей города Иркутска и подгородных слобод и деревень об осаде города забайкальскими казаками

№ 12
1699 г., апреля 27 Расспросные речи селенгинского казака Г. Безрукого об осаде забайкальскими казаками Иркутска и об их расправе над иркутскими стрельцами, пытавшимися по приказу воеводы А.Т. Савелова перехватить на пути в Москву челобитчиков забайкальцев

№ 13
1696 г. около июля 15 Челобитная иркутского сана боярского Г. Турчанинова о восстании в Баргузинской остроге и разгроме его дома.

№ 14
[1696 г.] Грамотка селенгинских казаков в Удинск о захвате каравана с товарами иркутского воеводы А. Т. Савелова.

№ 15
[Не ранее 1697 г.] Переписка (грамотки) между селенгинскими и удинскими служилыми людьми о подготовке совместного похода в Иркутск для предъявления своих требований во время следствия над бывшим иркутским воеводой стольником А. Т. Савеловым.

№ 16
[1697 г.] Переписка (грамотки) детей боярских И. Арсеньева (Иркутск), П. Арсеньева (Кабанский острог) и казака П. Ермолина (Удинск) о соблюдении интересов служилой верхушки во время сыска над А.Т. Савеловым.

Восстание в Илимске

№ 17
1699 гг. июня 21 Расспросные речи подьячего В. Зубова о восстании в Илимске и о событиях, предшествовавших этому восстанию (1696 г., май — 1698 г., сентябрь)

№ 18
1696 г., июня 21. «Выбор», составленный в Илимске об отказе илимскому воеводе стольнику В. А. Челищеву от власти и о передаче управления выборным людям.

№ 19
1699 г., мая 30. Челобитная илимского воеводы стольника Б.А. Челищева на руководителей илимского восстания и выборное управление города


Примечания:

1. В этой связи заслуживает внимания публикация: В. И. Корецкий. К истории восстания И. И. Болотникова. «Исторический архив», 1956, № 2, стр. 126 — 145.
2. А. П. Окладников. Очерки из истории западных бурят-монголов. Л., 1937, стр. 139 — 216; Ф. А. Кудрявцев. Восстания крестьян, посадских и казаков в Восточной Сибири в конце XVII в. Иркутск, 1939; В. А. Александров. Народные восстания в Восточной Сибири во второй половине XVII в. «Исторические записки», № 59, 1957, стр. 254 — 309; С. В. Бахрушин. Научные труды, т. IV. М., 1959, стр. 178 — 192.
3. Только в 1902 г. в сборнике «Первое столетие Иркутска» (СПб., стр. 98 —119) были опубликованы выдержки из следственного дела об одном эпизоде восстания забайкальцев — их походе к Иркутску в мае 1696 г.
4. См., например, наказ илимскому воеводе Б. Оладьину (1651 г.) ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 89, л. 670.
5. ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 136, л. 562.
6. ЦГАДА, Сибирский приказ, стб. 241, лл. 9, 22, 29, 36а.


Воспроизводится по:

В.А. Александров МАТЕРИАЛЫ О НАРОДНЫХ ДВИЖЕНИЯХ В СИБИРИ В КОНЦЕ XVII ВЕКА. Археографический ежегодник за 1961 год. М. 1962

Сетевая версия – В. Трухин, 2012



Источник: Археографический ежегодник за 1961 год. М. 1962
Категория: Александров В.А. | Добавил: ostrog (2012-05-02)
Просмотров: 1859 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 

Login Form

Поиск по каталогу

Friends Links

Site Statistics

Рейтинг@Mail.ru


Copyright MyCorp © 2006
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz