ПРИСОЕДИНЕНИЕ БУРЯТИИ К РОССИИ: ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ СЦЕНАРИИ ТРАНСГРАНИЧЬЯ В XVII — XIX вв. - Базаров Б. - Б - Каталог статей - Города и остроги земли Сибирской
Site Menu

Категории каталога
Багрин Е.А. [16]
Багрин Е.А., Бобров Л.А. [1]
Базаров Б. [1]
Баландин С.Н. [1]
Барахович П.Н. [3]
Безобразова О.С. [1]
БЕЛОБОРОДОВА Н.М. [1]
Белов М. И. [1]
БЕЛОГЛАЗОВ Г.П. [1]
Березиков Н.А. [4]
Березиков Н.А., Люцидарская А.А. [2]
Бобров Л.А. [1]
Бобров Л.А., Багрин Е.А. [1]
Бобров Л.А., Борисенко А.Ю., Худяков Ю.С. [1]
Болонев Ф.Ф. [3]
Бородовский А.П. [1]
Бородовский А.П., Горохов С.В. [1]
Борисенко А.Ю. [2]
Борисов В.Е. [2]
Бродников А. А. [9]
БУРАЕВА О.В. [3]
Бычков О.В. [1]

Роман-хроника
"ИЗГНАНИЕ"

Об авторах
Иллюстрации
По страницам романа
Приобрести
"Сказки бабушки Вали"


Site Poll
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1207

Начало » Статьи » Б » Базаров Б.

ПРИСОЕДИНЕНИЕ БУРЯТИИ К РОССИИ: ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ СЦЕНАРИИ ТРАНСГРАНИЧЬЯ В XVII — XIX вв.

Формирование пограничных регионов страны и их развитие традиционно вызывали не только научный, но и политический интерес. Они являются зоной особого внимания государства в силу его геополитических интересов. Состояние политического климата и реакция общественности на широкий круг трансграничных проблем должны быть изучены и адекватно восприняты с точки зрения уроков региональной политики.
Формирование бурятских территорий в Сибири явилось результатом сложных процессов смены центров основных мировых систем. Доминирование кочевых сообществ, насчитывавших практически полтора тысячелетия, завершилось распадом Монгольской империи. Огромная территория основного расположения монгольских народов стала предметом раздела в сферах интересов новых государств и сообществ, а сильная инерция распада не позволила возникнуть новому политическому центру монгольской кочевой цивилизации. Реальностью стала оживленная борьба внутригосударственных межплеменных объединений за лидирующее положение в Великой степи, которая окончательно истощила некогда могущественную империю. Сформировавшееся мощное Маньчжурское государство, используя эти системные противоречия, сумело утвердить свое положение в монгольском мире и, используя древнее правило управления, воспользовалось противоречиями конкурентов. В этих условиях распад монгольского сообщества приобрел необратимый характер.
Надо отметить, что значительная часть восточносибирских земель в тот период считалась периферией политического мира Восточной Азии. Появление халхасских и бурятских самостоятельных младоэтнических образований, тяготеющих к разным полюсам новых центров мировых сил, довершило общую картину новой конфигурации внутриполитического размежевания монгольских народов и государств.
Усиление маньчжурского давления на территорию монгольских государств, аннексирование значительного пространства, небывалое ранее продвижение в Центральную Азию вызвали стремление к освободительному движению, серию драматичных столкновений, битв и сражений, еще плохо прописанных в российской историографии. Раздробленность монгольского мира, умелое дипломатическое маневрирование маньчжурского руководства, [10] его выверенная стратегия и тактика позволили определиться новым доминионам Азии. В этих условиях окраинные этносы были вынуждены искать выходы из сложившихся исторических тупиков. И в этой политической коллизии неожиданно проявились новые пути, которым было суждено стать магистральными в определении судьбы народов монгольского мира.
Продвижение казаков в сибирское пространство, в начальный период носившее спонтанный и стихийный характер, постепенно приобрело состояние продуманной политики освоения Российским государством громадной территории. Не останавливаясь на оценке и деталях этого сложнейшего государствообразующего процесса, отметим, что присоединение территорий Восточной Сибири, включавшей обширные земли «братских народов», как называли бурят русские первопроходцы, было сложным и неоднозначным, однако поступательным и восходящим. Присоединение территории этнической Бурятии к России шло в течение целого столетия. Несмотря на разнообразие методов расширения границ Российского государства, изобиловавших и силовыми, и колонизационными мерами, исследователи приходят к выводу о том, что буряты не были завоеванным народом. В сложных условиях геополитических перераспределений во второй половине второго тысячелетия бурятские племена сделали исторический выбор, определив свое развитие в рамках Российского государства.
Предбайкальскую часть территории бурят присоединяли к России казачьи отряды, которые шли из Енисейска и Красноярска вместе со стрельцами, промышленными и торговыми людьми. В конце 40-х гг. XVII в. в Восточное Забайкалье и Приамурье двинулись отряды Пояркова и Хабарова из Якутии. На восточной окраине бурятской земли в 1658 г. был сооружен Нерчинский острог. В 1665 г. на р. Селенге, против устья р. Чикой был заложен Селенгинский острог, а в устье р. Уды было поставлено Удинское зимовье, положившее начало острогу и затем г. Верхнеудинску (ныне г. Улан-Удэ — столица Республики Бурятия).
В среднем течении р. Селенги рядом с бурятами были расселены монгольские группы табангутов, которые кочевали до Еравнинских озер. Табангутские тайши долго и упорно сопротивлялись принятию русского подданства, но в нескольких сражениях отряды табангутских войск были разбиты. В создавшейся обстановке тайши сочли для себя наиболее выгодным заключить с русским послом Ф. Головиным договор о переходе их в русское подданство. 10 января 1689 г. пять тайшей табангутов дали шерть (присягу) «о вечном оных тайшей подданстве русскому престолу».
Созданные на территории Забайкалья Удинский, Селенгинский, Баргузинский, Нерчинский и др. остроги образовали сеть военных укреплений, обеспечивавших контроль над территорией края. Но уже в скором времени эти остроги стали и административно-политическими и торгово-экономическими центрами. Строительство острогов, появление вокруг них заимок служилых людей и пашенных крестьян способствовали оживлению мирных торгово-меновых и бытовых отношений между русскими и бурятами. Складывание диалога с бурятским населением, усиление комплиментарности, а также взаимное проникновение культур фактически определили волю народов и завершили процесс присоединения Бурятии к Российскому государству. В развивавшемся геополитическом противостоянии в Восточной Азии опора на положительные отношения с местными этническими объединениями сыграла решающую роль.
До присоединения Забайкалья и Приамурья Российское государство несколько раз пыталось установить дипломатические отношения с Китаем. В 1689 г. в г. Нерчинск выехало русское посольство во главе с Ф. Головиным. Трудные и долгие переговоры завершились в августе того же года заключением Нерчинского русско-китайского договора. Современная историография не склонна преувеличивать значение этого договора не только ввиду обстоятельств, при которых он был заключен, но и при оценке смысла, вкладываемого сторонами в его подписание. Китай императора Канси фактически диктовал собственную волю Российскому государству, считая его в состоянии даннической зависимости. И если бы свободная воля населения территорий не определилась в понимании своей исторической судьбы, передел сложившейся политической карты в Восточной Азии был бы неизбежен.
Это обстоятельство позволило считать [11] Нерчинский договор первым русско-китайским договором, имевшим историческое значение для установления и развития взаимоотношений между двумя государствами. Нерчинский договор определил значительную часть восточной границы России с Китаем. Граница проходила по левому берегу р. Амур, по р. Горбице, впадающей в р. Шилку, Становому хребту, по правому берегу р. Аргуни. Вопрос о западной части границы России с Китаем, точнее, с Монголией, являвшейся тогда составной частью Китая, оставался еще открытым. Установление границы к западу от устья Амура было отложено «до иного времени». Разрешалась торговля между подданными России и Китая по проезжим грамотам. После Нерчинского, Буринского, Кяхтинского договоров между Россией и Китаем были заключены Айгунский (1858 г.), Тяньцзинский (1858 г.) и Пекинский (1860 г.) договоры.
Буринский и Кяхтинский договоры 1727 г. зафиксировали закрепление Забайкалья за Россией. Эти исторические вехи и завершили процесс присоединения Бурятии к России. Усилилась охрана русско-китайской границы на всем ее протяжении. Вместе с русскими буряты и эвенки охраняли пограничные земли, которые для них были «породными землями». Русский посол С.Л. Владиславич-Рагузинский дал высокую оценку действиям бурят на пограничной службе: «Служат верою России, не уступая природным россиянам»1.
В 1728 г. был издан указ о выдаче семи родам селенгинских и одиннадцати родам хоринских бурят особых знамен «За их прилежную службу». В 1764 г. были сформированы 4 бурятских казачьих полка по 6 сотен в каждом. Российское государство уже тогда признавало бурят, считавших себя поданными, верными гражданами общего Отечества.
Присоединение Бурятии имело огромное значение для России. В ее состав вошла большая территория со значительным по тому времени населением и богатыми природными ресурсами. В увеличении Российского государства за счет присоединения Сибири, как предвидел великий русский ученый М.В. Ломоносов, немалая роль принадлежала населенной бурятами и эвенками Юго-Восточной Сибири, т.е. Бурятии. Через Бурятию для России открылся наиболее короткий и удобный путь в Приамурье и Приморье.
Присоединение Бурятии к России определило ее границы с Китаем и Монголией, расширив дипломатические, торгово-экономические и культурные связи с ними. Вместе с тем Бурятия посредством культурных взаимосвязей сыграла важную роль в развитии отношений России с Тибетом, Индией и странами Юго-Восточной Азии. Благодаря Бурятии, стало возможным установить полномасштабные контакты с Востоком за счет взаимодействия с буддийской религией и культурой.
С вхождением Бурятии в состав России началось освоение богатств края совместными усилиями русского, бурятского и эвенкийского народов, что способствовало ускорению социально-экономического развития края.
Присоединение Бурятии к России имело историческое значение для бурятского народа. В XVII в. монголоязычное население Предбайкалья и Забайкалья не представляло собой единый народ, его консолидация только началась и была скорректирована появлением мощного экзогенного русского фактора, который способствовал развитию нового витка этногенеза бурят.
В течение длительного периода Российское государство сохраняло бурятские административно-государственные ведомства и национальное самоуправление. В 1822 г. была проведена реформа управления в Сибири. Правительством по проекту М.М. Сперанского были утверждены «Учреждения для управления сибирских губерний», «Устав об управлении инородцев» и др. законоположения.
На основании Устава 1822 г. среди иркутских бурят были учреждены Аларская, Балаганская, Идинская, Кудинская, Верхоленская, Ольхонская и Тункинская степные думы; среди забайкальских бурят — Кударинская, Баргузинская, Селенгинская и Хоринская. В 1837 г. из Хоринского ведомства выделилось самостоятельное Агинское ведомство во главе со степной думой. Более крупные ведомства имели инородные управы, а родовые управления имелись во всех бурятских ведомствах. Особым видом управления являлись сугланы. Они представляли собой общественные собрания для обсуждения вопросов о сбо-[12]рах и повинностях, земельных делах и выборах должностных лиц.
В степные думы входили: главный родоначальник (тайша), два его помощника (в более населенных ведомствах), заседатели и головы. Они должны были вести учет населения, составлять статистические сведения о количестве скота, посевах, сенокошении, урожае хлебов, производить раскладку денежных сборов и распределение повинностей внутри ведомства, учет приходов и расходов общественного имущества. К нему относились помещения степных дум, хлебные экономические магазины, постовые станки, начальные училища при степных думах. Степные думы ведали вопросами землепользования в своих ведомствах, рассматривали дела о калыме, долговых взысканиях, потравах посевов и покосов, мелких кражах. В центре внимания степных дум находились вопросы вероисповедания, строительство дацанов, деятельность буддийских храмов, организация и работа учебных заведений, проблемы здравоохранения, соблюдение народных обычаев и традиций.
Таким образом, Российское государство не только сохраняло, но и совершенствовало местное самоуправление бурят. Бурятские ведомства во главе со степными думами являлись самыми крупными административно-территориальными единицами, которые приравнивались к русским уездам. Степные думы обладали достаточно широкими правами и полномочиями, чтобы решать все основные вопросы жизни общества. По Уставу об управлении инородцев за ними были закреплены в постоянное пользование места их кочевий; на этих землях русским крестьянам было запрещено селиться без разрешения бурятских и эвенкийских родовых органов управления. О действенности этого запрета говорит тот факт, что чуть ли не до конца ХIX в. почти вся долина р. Уды находилась в основном в пользовании
хоринских бурят, в долине существовало лишь несколько небольших русских сел. Местным органам царской власти без особой надобности запрещалось вмешиваться в дела степных дум. Эта система самоуправления просуществовала до конца XIX в.
С установлением государственных границ ранее совершавшееся кочевание бурят в Монголию упорядочилось и фактически прекратилось. Усилилось взаимное общение бурятских племен и родов, знакомство с особенностями быта и хозяйства, культурой, обычаями и традициями. В результате в рамках Российского государства бурятские племена завершили свою консолидацию в бурятскую народность со своим языком и культурой.
Находясь в составе России, буряты приобщились к новому уровню и способу экономического развития, земледельческому и промышленному труду, успешно развивали животноводство и промыслы. В связи с этим они постепенно переходили от кочевого образа жизни к полуоседлому и оседлому. В состав Российского государства буряты вошли с ценностями буддийской религии и культуры, освоив вместе с ней письменность, образование, науку, медицину, литературу и искусство. Непреходящее значение имела русская культура, сыгравшая ведущую роль в цивилизационном развитии народов Бурятии на стыке выдающихся цивилизаций мира. При этом преемственность и диверсификация кочевой культуры не только наложили печать на общее развитие бурятского народа, но и повлияли на усиление диалога культур Запада и Востока.
Таким образом, в начале XVII в. имелось три сценария трансграничья: манчьжурский, русский и бурят-монгольский, которые сошлись во времени и пространстве, и объективное развитие исторических событий завершилось присоединением Бурятии к Российскому государству.
 

Источник:

Общенациональный научно-политический журнал "ВЛАСТЬ" 2011 №05



Источник: Общенациональный научно-политический журнал "ВЛАСТЬ" 2011 №05
Категория: Базаров Б. | Добавил: ostrog (2011-12-05)
Просмотров: 3187 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 1
1  
На восточной окраине бурятской земли в 1658 г. был сооружен Нерчинский острог. Автор неправильно определяет земли Нерчинского воеводства в данном районе как бурятские. Гантимур и тунгусы.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 

Login Form

Поиск по каталогу

Friends Links

Site Statistics

Рейтинг@Mail.ru


Copyright MyCorp © 2006
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz