К вопросу о реконструкции костюма и комплекса вооружения «амурских» казаков Е. Хабарова И О. Степанова в 1650- е годы - Багрин Е.А. - Б - Каталог статей - Города и остроги земли Сибирской
Site Menu

Категории каталога
Багрин Е.А. [17]
Багрин Е.А., Бобров Л.А. [1]
Базаров Б. [1]
Баландин С.Н. [1]
Барахович П.Н. [3]
Безобразова О.С. [1]
БЕЛОБОРОДОВА Н.М. [1]
Белов М. И. [1]
БЕЛОГЛАЗОВ Г.П. [1]
Березиков Н.А. [4]
Березиков Н.А., Люцидарская А.А. [2]
Бобров Л.А. [1]
Бобров Л.А., Багрин Е.А. [1]
Бобров Л.А., Борисенко А.Ю., Худяков Ю.С. [1]
Болонев Ф.Ф. [3]
Бородовский А.П. [1]
Бородаев В.Б., Тураев В.А. [1]
Бородовский А.П., Горохов С.В. [1]
Борисенко А.Ю. [2]
Борисов В.Е. [2]
Бродников А. А. [9]
БУРАЕВА О.В. [3]
Бычков О.В. [1]

Роман-хроника
"ИЗГНАНИЕ"

Об авторах
Иллюстрации
По страницам романа
Приобрести
"Сказки бабушки Вали"


Site Poll
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1211

Начало » Статьи » Б » Багрин Е.А.

К вопросу о реконструкции костюма и комплекса вооружения «амурских» казаков Е. Хабарова И О. Степанова в 1650- е годы

К вопросу о реконструкции костюма и комплекса вооружения «амурских» казаков Е. Хабарова И О. Степанова в 1650- е годы*


Графическая реконструкция военного костюма первопроходцев, действовавших на Дальнем Востоке в 16401650-е гг., до настоящего момента почти не делалась. Пожалуй, единственной опубликованной работой в этом направлении являются рисунки Л.А. Боброва [Бобров, Худяков, 2008]. Также Е.А. Багрин опубликовал некоторые данные, взятые из письменных источников, о вооружении и костюме русских служилых людей, способные послужить основой для создания графических реконструкций, изображающих русских воинов в Сибири в XVII в. [Багрин, 2013]. В статье приведены три графические реконструкции, представляющие русских первопроходцев, участвовавших в основных военных событиях, происходивших на Дальнем Востоке в 50-е гг. XVII в. Все рисунки выполнены художником Н. Д. Фоминым при его деятельном участии в уточнении внешнего облика реконструируемых вещей и образов.

Реконструкция № 1. Ерофей Павлович Хабаров. Приамурье. 1653 г.
Разгромив самые богатые поселения даур и дючеров, Е.П. Хабаров и его люди захватили большое количество дорогой, нарядной одежды, ставшей частью их гардероба. В одном из документов отмечается, что «Даурской земли завотчик Ярко Хабаров с товарыщи в камчатом платье по Лене реке, и на Ленском волоку, нарядяся, [247] и хвалил Даурскую землю... говорил что там житье богатое» [Красноштанов, 2008, с. 426]. В перечнях имущества Е.П. Хабарова указано более 30 шуб и других видов одежды из пушнины и больше 20 «озямов, камок и отласов - громленных у даурских людей» [Там же, с. 450—460].
В основу реконструкции комплекта верхней одежды и обуви знаменитого землепроходца легли данные о подарке Е.П. Хабаровым московскому дворянину Дмитрию Ивановичу Зиновьеву алого камчатого кафтана, камчатых червчатых (ярко-малиновых. - Е.Б.) штанов и собольих рукавиц, покрытых червчатым сукном, бывших частью его «амурской» добычи. В ответ от Д.А. Зиновьева он получил дорогую одежду из европейской части России: вишневый охабень (цена - 20 руб.), сафьянные башмаки и ичетоги (7 руб.), черные сафьянные сапоги (5 руб.), шапку бобровую «на оба лица» (10 руб.), лазоревые (ярко-голубые. - Е.Б.) штаны (7 руб.), две рубашки и двое порток (10 руб.), изображенные на реконструкции сафьянные желтые сапоги (12 руб.) и бархатную шапку с соболем (12 руб.).
Эти элементы одежды дополняет самая дорогая шуба, которая числится в списке «погромной рухляди», принадлежавшей Е.П. Хабарову, - «шуба соболья пластинная под золотою червчатою камкою с восемью серебряными пуговицами», ценой 65 руб. Шуба также дополнялась не представленным на реконструкции ожерельем из черных собольих хвостов, «кроеных надвое». Таким образом, вся вышеперечисленная одежда и обувь документально соотнесена с Е.П. Хабаровым и гипотетически могла им носиться, что делает реконструкцию достаточно достоверной.
Пояс с серебряными ажурными бляшками, изображенный на Е.П. Хабарове, соответствует поясам, которые носили коренные жители Приамурья в XVII—XVIII вв.
В упомянутом перечне доспехов, выданных Е.П. Хабарову из казны в Якутске для «войска», перечислены 34 куяка, 23 наруча, 13 шлемов «ерихонок», две мисюрки и панцирь [Красноштанов, 2008, с. 250].
С большой долей уверенности можно говорить о том, что Хабаров имел, подобно большей части добротно снаряженных им людей, саблю и якутский куяк, дополненный русскими наручами. За образец сабли на реконструкции взят клинок XVII в., хранящийся в Оружейной палате Московского Кремля. В тексте документов есть сведения о том, что Е. П. Хабаров обладал достаточно тяжелым ударом - одному из аманатов он отрубил руку, а другого и вовсе «пересек надвое посеретке пополам» [Там же, с. 327]. Якутский куяк представлен в том виде, в каком его изобразил знаменитый исследователь истории оружия М.В. Горелик. В реконструкции комплекта доспеха атамана использованы мисюрка и панцирь, выделяющиеся на общем фоне, упомянутого арсенала. Интересно, что в северо-восточном регионе, контролируемом из Якутска, мисюрки, вероятно, носили достаточно длительное время. А.К. Нефедкин, основываясь на чукотских преданиях, предполагает, что майор Д.И. Павлуцкий в последнем своем бою на Чукотке в 1747 г. носил «шапку-мисюрку» [Нефедкин, 2003, с. 235—236], а якутские власти в период экспедиции Хабарова отмечали, что было бы хорошо иметь в запасе «500 пищалей гладких и 100 панцирей добрых с шапками мисюрками» [Красноштанов, 2008, с. 250].
Таким образом, на реконструкции Е.П. Хабаров одет в даурские вещи: кафтан алого цвета и малиновые штаны из камки, соболиную шубу с серебряными пуговицами, покрытую малиновой камкой с золотым узором, и соболиные рукавицы, покрытые малиновым сукном. Пояс атамана украшен даурскими серебряными бляшками. Одежду народов Приамурья в его гардеробе дополняют русские бархатная шапка с соболем и желтые сафьяновые сапоги. Вооружение Е.П. Хабарова состоит из восточной сабли, русских мисюрки, панциря и наручей, якутского куяка.

Реконструкция № 2. Тяжеловооруженный казак. Экспедиция Е.П. Хабарова. Приамурье. 1653 г.
Отличительной особенностью костюма казаков, бывших на Амуре с Е.П. Хабаровым, от остальных служилых «сибиряков» является широкое использование ими одежды, захваченной в даурских и дючерских поселениях. Как правило, трофеем становилась одежда из дорогих китайских тканей. Илимские чиновники отмечали, что даурские служилые люди, шедшие в Москву с Амура с отписками, говорили, что в Даурской земле носят «платья золотые и камчатые всегда холсту вместо. И сами они даурские платья надевали на себя. А иным всяких чинов людям Илимского острогу и в уезде такое платье показывали». Например, Петр Бекетов имел «четыре камки даурские, две которые с травами розных цветов» (цена - 14 руб.), «две камки двоелишные, чернато и шелк с лазоревым» (1 руб. с полтиною), «спорок черной и камчатой с цветными травами, ношены, червчатые» (6 руб.), «две рубашки камчатые белые» (5 руб.), «штаны камчатые зеленые, подложены кумачем» (3 руб. 50 коп.), «двои штаны камчатые белые» (6 руб.), а казак Якунька Мелентьев - «азям камчатой на золоте, цвет зеленой Даурской земли» (8 руб.) [Красноштанов, 2008, с. 432—433, 548—549].
В руки к амурским казакам также попало значительное количество меховой даурской и дючерской одежды. Главным образом это были шубы и малахаи. Они рассматривались как товар, имевший высокую цену, и носились в повседневном быту. Брат Е.П. Хабарова Никифор после экспедиции имел девять соболиных шуб и восемь малахаев [Там же, с. 533]; Степан Поляков - три шубы собольи и малахай хвостовой, а среди вещей Петра Бекетова числились «шуба соболья пластинная с ожерельем, шуба пупкатая соболья, восемь малахаев хвостовых собольих (9 руб. с полтиною), двои рукавицы собольи, пять малахаев собольих даурских под камкою, пушены выдрою (7 руб. с полтиною)» [Там же, с. 548—549]. В описи «даурской погромной мягкой рухляди» из 18 служилых людей, [248] вернувшихся с Амура в Якутск, больше половины имели от одного до шести малахаев хвостовых собольих и от одной до четырех шуб «даурских пластинчатых собольих» [Красноштанов, 2008, с. 475, 527—529]. Иногда в документах встречаются более подробные описания даурской одежды. Это является ценной информацией для ее реконструкции, например, «треух соболей под камкою, опушен хвостами собольими» [Там же, с. 535—536]. Интересно, что отдельно казаки привозили «кружки жемчужные с нанизанным жемчугом, те кружочки у даурских людей нашиты на шапках» [Там же, с. 340—341]. Кроме шуб и головных уборов из шкурок соболя, носилась трофейная одежда и из другой пушнины. Например, казак Федька Иванов имел «шубу рысью под мелкотравчатой камкою розных цветов» [Там же, с. 432—433].
Таким образом, обычная одежда русских сибиряков на Амуре дополнялась даурскими и дючерскими меховыми шубами и малахаями, а также верхней одеждой из дорогих китайских тканей.
Вооружение русских «амурцев» составляли пищали, мушкеты, сабли, копья и ножи. Не исключено употребление в бою луков. Защитным вооружением значительной части людей, бывших в отряде Е.П. Хабарова, были куяки. Часть людей имела более разнообразное вооружение, так как в Якутском остроге перед походом им были выданы «тридцать четыре куяка, да дватцать трои наручи, да тринатцать шапок ерихонских, да две шапки-мисюрки, да пансырь» [Там же, с. 250].
Один из казаков Дружинка Васильев Попов в челобитной о своей службе на Амуре писал: «был... я холоп твой, на боях в куяке и в шапке и в наручнях... билися мы... сцепным боем с утра до вечера в трех, приходили многие стрелы, и меня... ранили, наручень пробили у правой руки и уранили в мышку, и по полым местам ранили правую ногу по берцу, а мою ногу по колену» [Там же, с. 275]. На людях Е.П. Хабарова были якутские куяки. Подлинный их облик, к сожалению, на данный момент невозможно установить, однако в документах есть сведения о большой надежности этих доспехов [Багрин, 2013, с. 123—125]. По информации из челобитной Дружинки Попова можно судить о том, что полы куяка имели длину до колена, не защищая ногу ниже.
На реконструкции представлен собирательный образ, не относящийся к комплекту одежды и вооружения какого-то одного конкретного участника амурских экспедиций. Казак одет в «шубу нагольную (мехом наружу. - Е.Б.) даурскую с полурукавами», «озям даурский рудожелтой (желтый с красноватым оттенком, рыжий. - Е.Б.) золотной, подложеный камкою лазоревою», «штаны даурские камчатые» красного цвета и собольи рукавицы, даурский пояс с металлическими бляшками и русские черные сафьяновые сапоги.
Казак вооружен русскими пищалью, саблей и ножом. На его поясе висит пороховница с государственным орлом (аналогичная экспонатам, хранящимся в Оружейной палате), чтобы подчеркнуть момент того, что большая часть оружия, которое использовали казаки, была получена из государственной казны. Защитное вооружение соответствует по комплектности вооружению казака Дружинки Васильева Попова: якутский куяк, наручи и «шапка ерихонская».

Реконструкция № 3. Казак Амурского войска Онуфрия Степанова после отражения осады Комарского острога. приамурье. 1655 г.
Пополнявшие Амурское войско люди были одеты и снаряжены также, как и основная масса русских первопроходцев, осваивавших северные и северо-восточные регионы Сибири. После того как большая часть дауров и дючеров подверглась разгрому экспедицией Е.П. Хабарова и была выселена маньчжурами с Амура, одежда из дорогих китайских тканей стала редким трофеем и перестала влиять на формирование внешнего облика первопроходцев. Однако включение элементов одежды местного населения в русский костюм по-прежнему сохранилось, главным образом меховых головных уборов и шуб.
Стандартный набор одежды русского сибиряка отражен в челобитной, написанной в 1629 г. Е.П. Хабаровым, о беззаконии мангазейского воеводы Г.И. Кокорева: «и закладывают у него на дворе в том карчебном питье платье: кафтаны, и шубы, и шапки, и рубахи, и портки, и кресты, и перстни» [Красноштанов, 2008, с. 28]. В бассейне Лены первопроходцы носили одежду из сермяжного сукна и холста, бараньи шубы, рукавицы - вареги [Там же, с. 79—80, 122, 164, 234, 477]. Обувью служили чарки, уледницы и сапоги [Там же, с. 122, 164, 234]. В документах упоминаются чарки красного цвета и сукно белого. Одежда людей зависела от их достатка. Например, наемные работники Е.П. Хабарова имели полученную от него одежду из «сукна англецкого». Сам Хабаров, отправляясь в Ленский острог в 1637 г., среди прочих товаров привозил на продажу и дорогую одежду - «двадцать семь кафтанов бархатных» [Красноштанов, 2008, с. 79, 94, 190]. В 1645 г. зипун одного из промышленных людей на Лене стоил 5 руб., а сапоги - 1 руб. [Там же, с. 177].
Реконструированный образ казака из Амурского войска Онуфрия Степанова не относится к какому-либо конкретному человеку, а имеет собирательный характер. За основу представленного комплекта вещей взяты данные, касающиеся описания остатков снаряжения людей из посольства Е. Чечигина, отправленного в Китай и перебитого дючерами на Амуре: «убитых, по юртам многие признаки находили: зипунные, и штанные, и рубашечные, и чюлошные, и сапожные, и вершечные обрезки. Да их же, убитых, нашли котлы и топоры, и сковородку, и нож, и от лядунок наконечники, и от натрусков набойки, и от поясов пряжи и запряжники, и выбойки от пологу, и заболташи пулешные» [Красноштанов, 2008, с. 493]. Как видим, в этом описании оказались представлены практически все важные элементы снаряжения русского первопроходца этого периода.
[249] На реконструкции казак одет в русский кафтан из сермяги (шерстяная ткань) красно-коричневого цвета с подолом чуть выше колена по сибирской моде; русские штаны белые, суконные, сшитые почти в обтяжку; чулки вязаные, темно-песочного цвета, из шерсти, доходящие до колена; красные чарки с затяжками на щиколотке. Все цвета соотнесены с описаниями аналогичных вещей в документах, касающихся сибиряков из бассейна Лены. Одежду дополняет малахай (малахай хвостовой, соболиный, с вершком из зеленой камки) - распространенный головной убор народов Приамурья. За образец изображения чарок взята реконструкция обуви сибиряков, выполненная В.Б. Богомоловым и Л.В. Татауровой на основе материалов из погребений [Богомолов, Татаурова, 2014, с. 7—18].
Защитное вооружение казака состоит из части трофейного маньчжурского доспеха, захваченного под Комарским острогом. Уходя, китайцы бросили значительное количество вооружения, которое было подобрано русскими и принесено в острог: «куяки, шишаки и наручни... и дорогую... те воинские люди доспешную свою одежу метали, целые куяки и шишаки... и мы... ту доспешную одежу дорогою собрав, пришли в Комарский острожек» [Красноштанов, 2008, с. 522].
Казак вооружен русскими пищалью, ножом и дорожным топориком, а также трофейным копьем с древком, обмотанным берестой, захваченным у народов Приамурья (ср. рис. 3). В снаряжение входят русский пояс с пряжкой, лядунка (сумка для патронов), заболташ (сумочка для пуль) и пороховница. За плечами кожаный короб с прикрепленным котелком. Совокупная стоимость пищали, двух фунтов пороха, двух фунтов свинца и котла в среде русских первопроходцев на Амуре могла достигать 60—70 руб. [Красноштанов, 2008, с. 260]. Вооружение казака соответствует комплексу вооружения, сложившемуся среди русских в Приамурье в этот период, а его поза - позе русского первопроходца, изображенного на одной из миниатюр Ремезовской летописи (рис. 4).



Рис. 3. Фрагмент рисунка из Ремезовской летописи, изображающий небольшой отряд русских первопроходцев. Одной рукой они держат копья, опираясь на них во время ходьбы, другой рукой удерживают ружья, положенные на плечи.


Рис. 4. Фрагмент рисунка из Ремезовской летописи, изображающий трех русских первопроходцев, один из которых с заплечным коробом.

[250] Таким образом, нами сделана попытка максимально точно отобразить костюм и вооружение русских первооткрывателей Дальнего Востока. Однако работа в этом направлении не может считаться законченной. Благодаря деятельности историков и археологов, появляется много новых данных, которые способствуют созданию более детальной и точной реконструкции военного костюма русских служилых людей.

Литература:

Багрин Е.А. Военное дело русских на восточном пограничье России в XVII в.: тактика и вооружение служилых людей в Прибайкалье, Забайкалье и Приамурье. - СПб. : Нестор-История, 2013. - 288 с.
Бобров Л.А., Худяков Ю.С. Вооружение и тактика кочевников Центральной Азии и Южной Сибири в эпоху позднего Средневековья и раннего Нового времени (XV—первая половина XVIII вв.). - СПб. : Филол. фак. СПбГТУ, 2008. - 776 с.
Богомолов В.Б., Татаурова Л.В. Погребальная кожаная обувь русских Омского Прииртышья XVII—XVIII вв. // Культура русских в археологических исследованиях. - Омск ; Тюмень ; Екатеринбург, 2014. - Т. 2. - С. 7—18.
Красноштанов Г.Б. Ерофей Павлович Хабаров. – Хабаровск : Приамур. географ. о-во, РИОТИП, 2008. - 752 с.
Нефедкин А.К. Военное дело чукчей (середина XVII—начало XX вв.). - СПб. : Петербург. востоковедение, 2003. - 352 с.
Ремезовская летопись. - URL: http://antipont.ru/remizov_letopis.php (дата обращения: 03.03.2017).


Примечания:

* Реконструкции и материал статьи представлены в коллективной монографии (Албазинский острог: история, археология, антропология народов Приамурья / под ред. А.П. Забияко, А.Н. Черкасова. - Новосибирск : Изд-во И-та археологии и этнографии СО РАН, 2017, в печати).

Воспроизводится по:

Культура русских в археологических исследованиях : сб. науч. ст. / под ред. Л.В. Татауровой. -Омск : Издательский дом «Наука», 2017. - с. 246—250

Категория: Багрин Е.А. | Добавил: ostrog (2017-12-06)
Просмотров: 137 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 

Login Form

Поиск по каталогу

Friends Links

Site Statistics

Рейтинг@Mail.ru


Copyright MyCorp © 2006
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz