РУССКАЯ АРТИЛЛЕРИЯ В ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ В 1640 — 1715 ГОДАХ - Багрин Е.А. - Б - Каталог статей - Города и остроги земли Сибирской
Site Menu

Категории каталога
Багрин Е.А. [17]
Багрин Е.А., Бобров Л.А. [1]
Базаров Б. [1]
Баландин С.Н. [1]
Барахович П.Н. [3]
Безобразова О.С. [1]
БЕЛОБОРОДОВА Н.М. [1]
Белов М. И. [1]
БЕЛОГЛАЗОВ Г.П. [1]
Березиков Н.А. [4]
Березиков Н.А., Люцидарская А.А. [2]
Бобров Л.А. [1]
Бобров Л.А., Багрин Е.А. [1]
Бобров Л.А., Борисенко А.Ю., Худяков Ю.С. [1]
Болонев Ф.Ф. [3]
Бородовский А.П. [1]
Бородовский А.П., Горохов С.В. [1]
Борисенко А.Ю. [2]
Борисов В.Е. [2]
Бродников А. А. [9]
БУРАЕВА О.В. [3]
Бычков О.В. [1]

Роман-хроника
"ИЗГНАНИЕ"

Об авторах
Иллюстрации
По страницам романа
Приобрести
"Сказки бабушки Вали"


Site Poll
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1209

Начало » Статьи » Б » Багрин Е.А.

РУССКАЯ АРТИЛЛЕРИЯ В ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ В 1640 — 1715 ГОДАХ

В КОНЦЕ XVI — начале XVII вв. Российское государство присоединило территорию Сибири и Дальнего Востока, став крупнейшим государством на Евро-азиатском континенте. Истории этого события и процессам, происходившим в ходе него, посвящено большое количество исследований. Автором статьи была написана кандидатская диссертация, посвященная вооружению и тактике первопроходцев, однако вопросы, связанные с артиллерией, остались в работе не затронутыми1. Данная статья призвана восполнить этот пробел. В ней рассмотрены: артиллерия Якутска, первых амурских экспедиций В. Пояркова, Е.П. Хабарова, Албазинского острога, забайкальских острогов: Нерчинска, Селенгинска, Аргунска и Телембинска, а также Иркутска и Енисейска в период с 1640 по 1715 гг.


Артиллерия в Якутске (1640-1690) и Приамурье (1649-1658)

 

Якутский острог послужил важным опорным пунктом в присоединении как северо-востока Сибири, так и Дальнего Востока. В середине XVII в. его артиллерия была единственной на юго-восточных границах Сибири (в этот период вся территория за Уралом называлась Сибирью, в т. ч. и современные Дальний Восток и Прибайкалье).
В 1639 г. воевода П.П. Головин отправился на «великую реку Лену» во главе отряда из 406 человек (2 письменных голов из Москвы, 5 детей боярских из Казани, 245 тобольчан, 100 енисейцев, 50 березовцев, 2 кузнецов оружейников и 2 толмачей, кроме того было 4 попа и дьякон — «чтобы на Лене реке ...служилые люди без [185]

Рис. 1. Пушка 3/4-грив. Мастер Яков Дубина. 1666 г. Состояла на вооружении Селенгинского острога. Коллекция ВИМАИВиВС. Фото Багрина Е.А.


покаянья и причастья не помирали»). С ними было наряду из Тобольска: 2 пушки «ядром по три гривенки», 10 пищалей полковых «ядром по гривенке», 26 пуд «зелья пушечного» и по 100 зарядов к пищали «ядер и свинца»2. Это была первая русская артиллерия на всем просторе от Байкала до Тихого океана.
Служилые, двигаясь от Енисейска по рекам на судах, доходя до порогов, пушки и припасы «выгружали и обносили на себе», а «суды взводили канатами»3. На преодоление больших порогов и утесов уходило от трех дней до двух недель4. Дойдя до Лены, отряд зазимовал, «устроя» пушки в амбары. П.П. Головин отписал, что с пушками «за волок на Лену реку ... перейти не можно ... горы и грязи большие и речка ... Мука каменистая и мелкая, таскают по ней на плотах великою нужею и болшое по двадцати пуд, и то в омутах многажды топят»5. Перезимовав, орудия перевезли через волок «на лошадях промышленных и торговых людей»6.
В наказе воинам, отправлявшимся из Ленского острога на ясачный сбор, предписывалось обязательно говорить «иноземцам» о наличии у русских служилых «огненного боя и пушек», что должно было придать весомости их требованиям об уплате дани7. В 1643 г. П. Головин обвинил своих товарищей воеводу М. Глебова, дьяка У. Филатова и сына боярского П. Ходырева в подстрекательстве якутов напасть на Якутский острог и, стащив пушки в воду, утопить, таким образом видно, какое значение придавалось артиллерии — фактически она олицетворяла собой контроль над окружающими народами8.
Пушки Якутского острога активно использовались в покорении новых земель. В 1641 г. из Ленского острога на р. Витим для «прииску новых землиц» отправился отряд Еналея Бахтиярова — 51 служилый человек и 4 якутских и тунгуских толмача, с ним была пушка медная «ядром гривенка с четью», полтора пуда пушечного пороха и столько же свинца на ядра9. В 1643 г. В. Поярков получил [186] от П. Головина «для угрозы немирных землиц пушку железную ядром полфунта» и к ней свинцу и пороха на 100 выстрелов (по 8 пуд. 16 грив.). Запас свинца при переходе одного из порогов на р. Гоном «с ... казенного дощеника с кормы сорвало», и «свинец в том пороге в глубоком месте потонул и сыскать его не могли». Фактически, выданная В. Пояркову пушка оказалась бесполезной10.
Самое яркое использование якутских пушек пришлось на время экспедиции по Амуру Е. Хабарова, который применял их при обороне и осаде укреплений и в открытом полевом бою.
С начала похода в отряде было 3 пушки — 1 «большая медная» (калибр 3 грив.) и 2 железные полковые (калибр 1 грив.). Первое их использование относится к 1649 г., когда Е. Хабаров ходил из Албазинского острога «на Даурских людей» на нартах с 2-мя пушками и «Даурские люди против того их бою и пушек стоять не могли»11. Во время взятия городка князя Гуйгудара казаки «креп учинили болшему оружию пушкам и стали бить по башням с нижнюю сторону у того города», «и у башни стену пробили, и мы кучные люди, а иные за щитами стену отняли ... и тот нижний город взяли; и они дауры собрались в два города и мы ... били по них безпрестани из большого оружия и из малого», «и на той драке ... из большого оружия ростреляли с трех пушек ночью и днем пороху пуда с три, а свинцу против пороху ростреляли»12.
Во время отражения двух осад Ачанского городка, который на некоторое время стал опорной базой казаков, пушки, установленные на башнях, наносили противнику значительный урон: «И с башен по них ачан и дючер из пушек били и из мелкого ружья»13, а большая пушка помогла русским избежать поражения в схватке с маньчжурами, когда тем удалось проломить стену острога: «И в те стены проломные стали скакать те люди Богдоевы, и мы казаки прикатили тут на городовое проломное место пушку большую медную и почали из пушки по войску Богдойскому бити и из мелкого оружия учали стрелять из города, и из иных пушек железных бити ж стали». «И как они Богдои от нашего пушечного бою и от пролому отшатились прочь, ... выходили служилые и вольные охочие казаки ... на выласку»14.
Взбунтовавшиеся против Е. Хабарова казаки во главе с С. Поляковым утопили одно орудие: «И тот Степан Поляков ... те пушки одну прямо с судна на берег бросили, а другую в воду бросили»15. Однако скоро еще одну пушку из Якутска привез Т. Ермолин16. Все [187] эти орудия достались О. Степанову, сменившему Е. Хабарова на Амуре. По его отчету у казаков было «в войске государеву снаряду одна пушка и та полковая да 2 железных малых». Их успешное использование неоднократно отмечается в столкновениях казаков с маньчжурами в 1654 - 1655 гг., стрельба из пушек велась в т. ч. с судов, по кораблям и береговым укреплениям противника17.
В ходе столкновений с маньчжурами русским доставались трофейные китайские орудия: две пушки железные (под Ачанским городком), две пищали железные с жаграми (под Комарским острогом) и позже в 1685 г. под Албазином «медная зарядная пушечка весом 18 фунтов». Орудия отправлялись в Москву18.
До 1671 г. в Якутск новых пушек не поступало, по описи там было 2 полковых пищали и 2 «попорченных», оставшихся от «посылок» на Амур и Вилюй. С 1667 г. в Якутске находился только один кузнец Тимошка Гаврилов, который в 1676 г. подал челобитную об отставке от кузнечного дела, т. к. «стар и увечен»19.
Позже, не позднее 1679 г., в острог прибывает новая партия «большого наряда», составившего вместе со старым семь пищалей в станках на колесах. Почти все они находились в Якутске до конца столетия, в т. ч. 4 пушки медных калибром 3 — 4 фунта (весом 19, 17 ½, 10 ¾ пудов и 1 полковая) и 1 пушка калибром 1 ¾ фунта — к 1697-му «покорчена и разбита, и ныне стрелять из нее невозможно»20. Уже в 1683 г. Якутские служилые жаловались, что «пушек полковых малых нет и в походы на неясачных людей послать не с чем»21. По описи 1684 г. Все 7 полковых пищалей были негодны к стрельбе, скорее всего из-за состояния станков и колес. Кузнецов и бронных мастеров не было22. С. Бахрушин отмечает, что «в виду ненужности

Рис. 2. Пищаль 2-грив. Мастер Осип Иванов. 1679 г. Состояла на вооружении Селенгинского острога. Коллекция ВИМАИВиВС

[188] артиллерии для военных целей» в 1680 — 1690-е гг. из пушек 1 — 2 раза в год производили салют для устрашения ясачных людей23.
Интересно, что на протяжении нескольких десятков лет ни одного орудия не было отправлено в Охотский острог, несмотря на крайне напряженное положение охотских служилых, постоянно отбивавших нападения тунгусов. В 1666 г. его гарнизон из «старых и малых и дряхлых и цынжалых, всех числом тридцать человек», взамен старого ветхого острога построил новый, где сделаны были «многие деревянные пушки»24. В 1677 г. из Якутского острога в Охотский вместе со служилыми, шедшими на перемену, была послана пушка, но люди были перебиты по дороге охотскими оленными тунгусами и пушка стала их трофеем25.


Артиллерия юго-восточных острогов в Сибири в 1660-1685 гг.


В этот период не происходило значительных военных конфликтов, которые могли бы угрожать положению России в регионе, поэтому поставки сюда артиллерии были минимальны. Служилые, противостоявшие значительно превосходившим их по силам «иноземцам», конечно, испытывали недостаток в орудиях и писали об этом вышестоящему начальству, но просьбы их удовлетворяли редко. Причиной этому была, скорее, крайне затруднительная транспортировка орудий в отдаленные регионы Сибири, требовавшая от государственной казны больших затрат*.

В Нерчинском остроге в 1670 г. было всего 2 пушки26, а в приписанных ему слободах и острожках их не было совсем. В 1672 г. из Енисейска в Нерчинск с сыном боярским Ф. Мешининым были доставлены «пищаль медная, мерою 2 аршина, весом 6 пуд 20 гривенок» и 20 ядер и пищаль затинная железная, длиной 3 аршина и 30 ядер27. Через 13 лет оснащение острога практически не изменилось, в 1685 г. в нем находилось 5 пушек и 2 затинные пищали28.

Селенгинский острог. В 1665 г. казачий голова Баргузинского острога Первый Самойлов дал отряду Осипа Васильева, отправившемуся для постройки Селенгинского острога, «пищаль медную полковую», «чем было бы Мугальская земля взять и беречь и очистить»,
[189]

Рис. 3. Пищаль 2-грив. Мастер Евсевий Данилов. 1681 г. Состояла на вооружении Нерчинского острога. Коллекция ВИМАИВиВС. Фото Багрина Е.А.


и 40 железных ядер. Служилые, давшие за пищаль поручные записи, просили не отсылать после постройки острога ее назад, т. к. без нее «в новом Селенгинском остроге быть не можно, потому что земля многолюдная и орды прилегли многие»29. Эта пищаль оставалась единственным орудием на протяжении 17 лет. В 1681 г. из Селенгинского острога писали о необходимости в остроге 20 затинных пищалей30. По всей видимости, просьба была рассмотрена положительно, и в 1680 — 1682 гг. в Селенгинск было послано из Енисейского острога 2 пушки медные31. А в 1685 г. в остроге было уже 4 пушки и 1 затинная пищаль32.
Албазинский острог. В начале 1685 г. там было 3 пушки и 4 затинных пищали33. В 1684 г. в самом остроге и ближайших к нему ощущалась острая необходимость в орудиях: «Близко прилегли орды Богдойские люди, и Гиляки, и Натки и Тонгусы неясачных людей родов безчисленно», «и на той Уде реке и в Тугурском зимовье без пушек быть нельзя»34. После падения Албазина в 1685 г., все его орудия были взяты китайцами в качестве трофея. Позже в период русско-китайской войны 1900 — 1901 гг. русскими войсками в Айгуне была найдена одна из этих пушек и отправлена в Музей артиллерии. Это была пушка калибром ¾ грив., длиной 5 ф. 10 ¼ д., весом 6 пуд. 15 фунт., отлитая мастером Якимом Никифоровым35.
Иркутск. По данным росписи воевод К.О. Щербатова и П.С. Прозоровского, в Иркутске на 1685 г. было 2 пушки36 — скорее всего, были учтены орудия, высланные туда в период 1680 — 1682 гг. из Енисейска. Однако уже в 1684 г. «наряду» в городе было значительно больше. При встрече монгольского посольства в Иркутске стояли пушка медная на станке и 2 пушки на «роскате» длиной по «полупята
[190] — [193]


 

[194]аршина», 3 пушки «на двуколесных станках на вертлюгах» длиной по 2 ¼ аршина. На двух дощениках по пушке длиной по 4 аршина. Всего 8 орудий. У всех пушек стояли пушкари — один в латах, а другие в «цветном платье», с зажженными фитилями37.
В прибайкальских Баргузинском и Ангарском острогах также было какое-то количество пушек38.
Енисейск. В 1667 г. в остроге не было пушек, «по воинским вестям» сделано 10 железных затинных пищалей «нового Енисейского дела» — 9 длиной «по полутретью аршину» и 1 трехаршинная, все калибром 1 грив. Из них 3 были отправлены на вооружение острога, который предполагалось поставить на Казачьем лугу, и одна в Нижний Братский острог. В Красноярск отправлен кузнец Кондрашка Моисеев для «дела затинных пищалей». Городу угрожала большая опасность от набегов кочевников, и служилые просили пушки для обороны рубежей: «А если бы ... в Енисейском и в Красноярском острогах были пушки большие ... неприятельских людей было боронитца мочно»39.
С 1684 г. во время угрозы войны с маньчжурами было налажено литье пушек в Тобольске и Енисейске40. Уже в 1685 г. в казне Енисейска было помимо основного «наряда» 4 пушки медные.
В 1673 г. из Тобольска в Дауры с тобольским поручиком «драгунского строю» Яковом Тырсковым были посланы 2 пушки «медные, по 19 пуд», отлитые, по всей видимости, на Урале, и по 20 пуд. свинца и пороха к ним41, а в 1683 г. еще 2 пушки с ядрами42. Установить, в какие остроги попали эти пушки, пока не представляется возможным.
Из приведенных данных видно, что пополнение юго-восточных острогов пушками не имело значительных масштабов. Общее количество пушек в регионе было не менее 28 пушек и 17 затинных пищалей.

 

Артиллерия юго-восточных острогов в Сибири в 1685-1715 гг.


Начало периода характеризуется конфликтом и военными действиями против Цинской империи. Правительство впервые осознало угрозу потери дальневосточных территорий. Для отражения маньчжурских войск в Даурию были отправлены значительные силы из городов Западной и Восточной Сибири и Москвы. В это время в регион поступает значительное количество артиллерийских орудий.
[195]В 1684 г. из Енисейска для пополнения даурских гарнизонов пошел отряд с 3 пушками и 3 затинными пищалями, который задержался в Удинске до весны 1685 г.
Отряд А. Бейтона, вышедший из Тобольска также в 1684 г., вез одну большую московскую пушку, стрелявшую пудовыми ядрами — мортиру, которая позднее пережила осаду Албазина, и 10 полковых пушек, взятых в Тобольске (две из них позже отправили в Селенгинский острог). В 1685 г. артиллерия до лета оставалась в Илимске. Сам Бейтон с тремя легкими орудиями прибыл в июле в Нерчинск, позже подоспели и остальные запасы (6 пушек). В марте 1685 г. из Москвы в Енисейск отправляется 20 опытных пушкарей, а в Тобольск — полковник А. Смаленберг и 9 офицеров «иноземного строя» и партия оружия и боеприпасов, из них в Дауры отправлено 10 пушек и 500 ядер43.
Всего на восточную границу в этот период отправлено не меньше 27 орудий, количество, почти равное числу пушек, присланных туда за предыдущие 20 лет.
В 1686 г., после потери Албазинского острога в 1685 г., в Даурию под руководством воеводы Ф. Головина были отправлены значительные военные силы, в т. ч. 500 московских стрельцов, полковник Ф. Скрипицын, подполковник С. Богатырев, 5 капитанов и 6 пушкарей44.

Отряд вез из Москвы вооружение на 1000 человек, в т. ч. 20 полковых пушек, 1 тяжелую мортиру, 1000 ядер и гранат45.

Из этих пушек 5 было отдано в полк Ф. Скрипицына и 2 в полк Павла Грабова, 3 поступили в Селенгинск и 4 в 1687 г. в Ильинскую слободу46.

Рис. 4. Пищаль 3-грив. Мастер Иван Новгородец. Первая половина XVII в. Состояла на вооружении Нерчинского острога. Коллекция ВИМАИВиВС. Фото Багрина Е.А.

 

[196]Таким образом, общее количество пушек в Восточной Сибири в конце 1685-1687 гг. было не менее 90 единиц.
Албазинский острог, отстроенный А. Бейтоном во второй раз, на момент осады располагал разнообразным «нарядом» из орудий енисейской и тобольской присылки, о которых речь шла выше. В Албазине находилось 8 пушек «медных»: 2 «больших» и 6 полковых (в т. ч. одна — калибром 1 фунт, две — весом 5 ¼ пуд., две — весом 6 ½ пуд., одна — весом 8 ½ пуд. и одна — весом 19 ¼ пуд.), одна «пушка верховая» (мортира) с 30 пуд. гранатами и 3 затинных железных пищали. К концу осады у защитников было 1050 ядер ко всем орудиям, и «роздуло» только одну затинную пищаль47.
После окончания конфликта в острогах юго-восточных окраин осталось значительное количество артиллерийских орудий. В Забайкалье в Нерчинске и приписанных к нему острожках в начале XVIII в. были 41 пушка и затинная пищаль.
В 1699 г. в Нерчинске находились 31 пушка «медная полковая» «на станках» (в т. ч. одна испорченная), 2 пушки верховые, стрелявшие 1-пуд. (17 штук) и 2-пуд. (29 штук) гранатами, 2 затинные пищали и «3481 ядро железных гранатных чиненых и духовых и пушечных и затинных пищальных и ручных чиненых и нечиненых». Эти орудия находились в Нерчинске в неизменном состоянии до сер. XVIII в. и упоминаются в описаниях города Миллером.
По материалам документов, известных автору, калибр этих орудий установить пока не представляется возможным, однако в Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи хранится коллекция орудий, привезенная из Нерчинска и Селенгинска в середине XIX в. — это пушки калибром ¾, 2 и 3 грив. (см. табл. 2). Большинство пушек, а именно: 2-грив. полковые,

 

Рис. 5. Мортира 2 1/2-пуд. Мастер Харитон Иванов. 1681 г. Состояла на вооружении Нерчинского острога. Коллекция ВИМАИВиВС. Фото Багрина Е.А.


[197]

[198] вероятно, привезены Ф. Головиным. 2-пуд. мортира, хранящаяся в фондах музея, совершенно точно принадлежит его отряду, т. к. в регион за весь описываемый период поступило только 2 мортиры: первая 1-пуд. с А. Бейтоном выдержала осаду Албазина, вторая 2-пуд. с Ф. Головиным отражала набеги монголов на Нерчинск.
В Аргунском остроге «пушка медная мерою 2 арш. 4 верш., весом 8 пуд., 26 гривенок, к ней 120 ядер по 1 ½ гривенки ядро, пушка же медная мерою аршин 15 верш., вес 7 пуд, к ней 77 ядер, вес. по гривенке с четью ядро, пушка затинная медная ж, — в ложе мерою 15 верш., вес 16 гривенок». В Теленбинском остроге «пищаль затинная железная вес 3 пуд., к ней 27 ядер железных по кружалу и вес. по полугривенке ядро»48.

Таким образом, история развития артиллерии в Восточной Сибири в XVII в. тесно связана с внутриполитическими и международными процессами, происходившими в России. Данная статья дает только основную информацию об артиллерии рассматриваемого региона, остается еще много нераскрытых вопросов по этой проблеме, которые требуют дальнейшего изучения.

Источники и литература:

1
Багрин Е.А. Присоединение Прибайкалья, Забайкалья и Приамурья в 40-90-е гг. XVII в. (по материалам вооружения и тактики русских служилых людей). Дисс. ... канд. ист. наук. Ученый совет Института истории археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН. (20 апреля 2012). 285 с.
2 Дополнения к актам историческим (ДАИ). Т. 2. СПб., 1846. С.164, 265.
3 Там же. С. 238.
4 Там же. С. 244.
5 Там же. С. 239.
6 Там же.
7 Там же. С. 256.
8 Там же. С. 275.
9 Там же. С. 260.
10 ДАИ. Т. 3. СПб., 1848. С. 51.
11 Акты исторические (АИ). Т. 4. СПб., 1842. С. 74-75.
12 ДАИ. Т. 3. С. 360-361.
13 Там же. С. 364.
14 Там же. С. 366.
15 Там же. С. 370.
16 Там же. С. 368.
17 Там же. С. 525; Там же. Т. 4. СПб., 1851. С. 29-30.
18 Там же. Т. 3. С. 366; Т. 4. С. 29-30; Т. 12. СПб., 1872. С. 112, 114.
199
19 Там    же. Т.   6.   СПб., 1857.   С. 154; Там  же. Т. 7. СПб., 1859.      С.   134.
20Бахрушин С. Якутия в XVII веке. Якутск: Якутское книжное издательство,
1953. С. 306-307.
21 ДАИ. Т. 10. СПб., 1867. С. 358.
22 Там же. Т. 11. СПб., 1869. С. 156.
23Бахрушин С. Указ. соч. С. 306-307.
24 ДАИ. Т. 5. СПб., 1853. С. 70.
25 Там    же. Т.   8.   СПб., 1862.   С.   158.
26 Там    же. Т.   6.   С. 8.
27 АИ. Т. 4. С. 482.
28Александров В.А. Россия на дальневосточных рубежах: (вторая половина XVII века). М.: Наука, 1969. С. 118.
29 ДАИ. Т. 5. С. 49-50, 52.
30 Там же. Т. 8 С. 334.
31Александров В.А. Указ. соч. С. 112.
32 Там же. С. 118.
33 Там же; ДАИ. Т. 12. С. 110.
34 ДАИ. Т. 11. С. 203.
35Рудакова Л.П. Албазинская пищаль — забытый памятник воинской славы // Война и оружие. Новые исследования и материалы. Четвертая Международная научно-практическая конференция. 15-17 мая 2013 г. (в печати)
36Александров В.А. Указ. соч. С. 118.
37 ДАИ. Т. 10. С. 246.
38 Там же. Т. 3. С. 220-221.
39 Там же. Т. 5. С. 166, 168, 170.
40Александров В.А. Указ соч. С. 116.
41 ДАИ. Т. 8. С. 95.
42Александров В.А. Указ соч. С. 117.
43 Там же. С. 118, 149.
44 АИ. Т. 5. СПб., 1842. С. 235.
45Александров В.А. Указ. соч. С. 146.
46 Русско-китайские отношения в XVII веке: Материалы и документы. 1686 — 1691. (РКО) / сост. Н.Ф. Демидова, В.С. Мясников М.: Наука, 1972. Т. 2. С. 190, 277, 291.
47 ДАИ. Т. 12. С. 108, 113, 254; РКО. С. 84, 123, 127; Паршин В.П. Поездка в Забайкальский край. Приложения. СПб.: тип. Н. Степанова, 1844. Ч. 2. С. 199 — 200.
48Найденов Н.А. Сибирские города: Материалы для их истории XVII — XVIII столетий. Нерчинск. Селенгинск. Якутск. М.: тип. Волчанинова, 1886. С. 12 — 18.

Примечания:

* В то же время в Западную Сибирь поступало значительно больше артиллерийских орудий, это было связано с близостью этого региона к центру и ведением крупномасштабных военных действий с кочевниками в 1670-е гг. В табл. 1 можно увидеть, насколько количество орудий в главных городах Западной Сибири к 1685 г. превышало запасы пушек в острогах Восточной Сибири.

Воспроизводится по:

Война и оружие. Новые исследования и материалы. Труды Четвертой Международной научно-практической конференции. В четырех частях. Часть 1. Санкт-Петербург, ВИМАИВиВС, 2013г.

Категория: Багрин Е.А. | Добавил: ostrog (2013-11-28)
Просмотров: 1057 | Рейтинг: 5.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 

Login Form

Поиск по каталогу

Friends Links

Site Statistics

Рейтинг@Mail.ru


Copyright MyCorp © 2006
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz