ПРИМЕНЕНИЕ АРТИЛЛЕРИИ РУССКИМИ ВОИНАМИ В ХОДЕ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ В ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В КОНЦЕ XVІ – XVІІ ВЕКОВ - Худяков Ю.С. - Х - Каталог статей - Города и остроги земли Сибирской
Site Menu

Категории каталога
Халимончук В.Е. [1]
Харинский А.В., Лыхин Ю.П., Луньков А.В., Белоненко B.В. [1]
Худяков Ю.С. [4]

Роман-хроника
"ИЗГНАНИЕ"

Об авторах
Иллюстрации
По страницам романа
Приобрести
"Сказки бабушки Вали"


Site Poll
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1207

Начало » Статьи » Х » Худяков Ю.С.

ПРИМЕНЕНИЕ АРТИЛЛЕРИИ РУССКИМИ ВОИНАМИ В ХОДЕ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ В ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В КОНЦЕ XVІ – XVІІ ВЕКОВ

Присоединение Северной Азии к Российскому государству привело к значительному увеличению территории страны, существенно расширило базу природных ресурсов и перспективы для экономического развития, кардинально изменило ее геополитическое положение. Поэтому не случаен интерес историков к изучению различных, в том числе и военных аспектов процесса присоединения этого огромного края к России. В последние годы к изучению военного дела русских казаков и служилых людей, принимавших участие в военных действиях на территории Сибири в XVІ – XVІІ вв., стали обращаться археологи и историки оружия, что позволило включить в состав источниковой базы исследования, помимо сведений русских письменных источников, находки предметов вооружения и объекты фортификации, а также информативные изобразительные материалы.
Весьма важным фактором достижения военных успехов отрядами русских казаков и служилых людей в ходе военных столкновений с войсками сибирских татар и их угорских вассалов, а также телеутов и джунгар в период присоединения лесостепных и степных районов Западной Сибири к Российскому государству в конце XVІ-XVІІ вв. было эффективное использование огнестрельного оружия и артиллерии. Российские исследователи, обращавшиеся к оценке роли военного фактора в деле овладения Северной [351] Азии в XVІІІ – XІX вв., считали, что решающее значение имело превосходство русских воинов в средствах ведения «огненного» боя1. С ними были согласны и европейские ученые, администраторы и дипломаты на российской службе, принимавшие участие в изучении Сибирской истории, которые даже сравнивали уровень военного превосходства русских воинов с положением испанских конкистадоров при покорении американских индейцев2. В дальнейшем, в советский период, военным действиям против тюркских и монгольских номадов в период присоединения южных районов Сибири к Российскому государству не придавалось должного значения. Первостепенное значение стало придаваться мирному, договорному характеру процессов включения сибирских земель в состав России. В последние годы роль военного фактора, включая использование разных видов оружия, привлечения на службу иностранных военных специалистов и сибирских этносов, стали объектом целенаправленного изучения3.
При организации и подготовке первого похода казачьего отряда под предводительством атамана Ермака в Сибирь купцы Строгановы снабдили казаков судами, необходимым оружием, снаряжением и боеприпасами. В источниках говорится, что они выдали казакам три пушки, а тем, кто не имел своего оружия, дали каждому безоружному казаку по ружью и всем 5000 воинам по «три фунта пороха и по три фунта свинца», и снабдили продовольствием4. В ходе военных действий против войск Сибирского Ханства казаки очень умело использовали огнестрельное оружие. Они старались психологически воздействовать на местное татарское население, демонстрируя огневую мощь этого оружия, с действием которого сибирские татары были мало знакомы. В начале похода, когда в плен к казакам попал один из наместников Хана Кучума, тархан Кутугай, по приказу Ермака ему продемонстрировали «огненный бой» – стрельбу из пищалей, что произвело на него большое впечатление и должно было по замыслу казачьего атамана устрашить остальных татар5. По сведениям из источников, приведенным в сочинении Н.К. Витзена, в одном из первых военных столкновений с сибирскими татарами на р. Иртыш атаман Ермак первоначально приказал «зарядить ружья одними пыжами, дабы придать врагам больше смелости»6. По мнению Г.Ф. Миллера, таким образом по приказу Ермака были заряжены не только пищали, но и пушки7. Под атакующим натиском татарских воинов казаки отступили [352]к своим судам и отплыли по Иртышу до р. Тобол. В результате этой военной хитрости им удалось наглядно убедить противника в том, что стрельба из пищалей не причиняет особого вреда. Однако в следующем бою при устье Тобола, когда большое войско татарских воинов атаковало казаков без всякой опаски, бросив против них свои отборные силы, русские воины продемонстрировали всю убойную силу огнестрельного оружия. На этот раз казаки использовали для поражения противника наиболее мощные поражающие средства, зарядив свое оружие «четырехугольными кусками железа и пулями, такими зарядами, какие только сможет выдержать оружие»8. Дабы усилить непрерывность стрельбы, атаман приказал стрелять «только одной половине казаков, а другая должна была только заряжать ружья»9. В результате такой непрерывной стрельбы татарскому войску был нанесен большой урон. Значительно превосходящее по своей численности казачий отряд войско сибирских татар потерпело в этом бою страшное поражение. Хотя сибирские татары были знакомы с действием огнестрельного оружия, к умелым действиям казаков они оказались не готовы. Сибирский Хан Кучум и его полководцы также имели в своем распоряжении две «большие литые железные пушки», которые стреляли сорокафунтовыми ядрами, ранее приобретенные и привезенные из Казани. Однако у них не оказалось настоящих умелых артиллеристов. Хан Кучум приказал во время решающей битвы на Чувашском мысу на берегу Иртыша зарядить их и стрелять в неприятеля, но татарские воины не смогли сделать из этих орудий ни одного выстрела. Поэтому не сумев использовать эти орудия в этом сражении, «с проклятьями он велел сбросить их вниз в Иртыш»10. После поражения на поле боя Хан Кучум и его окружение бросили на произвол судьбы свою столицу Искер и бежали. По некоторым сведениям, одну из этих пушек казаки потом смогли вытащить со дна Иртыша11. Вероятно, в надежде использовать ее для боевых целей, атаман Ермак позволил вытащить из реки одну из этих пушек. По сведениям Н.К. Витзена, эта пушка находилась в Тобольске вплоть «до настоящего времени», т.е. до конца XVІІ в., когда он писал свое сочинение12. В описании сражения на Чувашском мысу не говорится об использовании казаками отряда Ермака тех трех пушек, которые были в их распоряжении. Однако есть все основания полагать, что в решающей бит-[353]ве, от результатов которой зависела судьба всех участников похода, должны были быть использованы все имеющиеся в их распоряжении виды оружия.
В сибирских летописных источниках содержится упоминание о том, что две пушки были в распоряжении не только самого Хана Кучума, но татарского мурзы Бегиша. В источниках говорится об использовании этих двух пушек мурзой Бегишем при обороне своей резиденции от казачьего отряда под командованием самого атамана Ермака – городка, расположенного на берегу Бегишева озера. Однако в достоверности этого сообщения выразил сомнение Г.Ф. Миллер13. Умелое использование артиллерии, наряду с эффективным применением ручного огнестрельного и Холодного оружия и надежных средств защиты, и большой боевой опыт военных действий против кочевников позволили казачьему отряду Ермака превзойти войска сибирских татар в полевых сражениях и при штурме фортификационных сооружений. Однако некоторые Хорошо укрепленные татарские городки оказались неприступны для русских казаков. Когда атаман Ермак попытался взять штурмом Хорошо укрепленную татарскую крепость Куллары, расположенную на западном берегу Иртыша близ озера Аускалу, его постигла неудача. В течение пяти дней «он прилагал все усилия, но взять его не смог»14. Ермак был вынужден отступить, надеясь захватить этот городок в будущем. Вероятно, к началу XVIII в. сведения о знакомстве сибирских татар с действием огнестрельного оружия во время похода Ермака были основательно забыты. Они остались неизвестны некоторым европейцам, путешествовавшим по Сибири. В записках англичанина Д. Белла, совершившего поездку по Сибири в 1719 г. в составе посольства Л.В. Измайлова, направленного в Китай, говорится, что во время похода отряда Ермака «татарский Хан, устрашась его прибытия, собрал многочисленное войско из конных и пеших, вооруженное луками, стрелами и другими подобными оружиями». Казачий отряд «имел с ними многие стычки, в которых побивал многое их число огнестрельным своим оружием, какого татары еще не видели. Как же они испугались, увидев россиян с таковым оружием, как и мексиканские жители при вступлении испанцев в Америку, на которую во многом походит Сибирь»15. Такая оценка военных событий не соответствует реальным историческим событиям. Подобный [354] эффект имели результаты применения артиллерии русскими воинами в Ходе военных столкновений с угорскими племенами, населявшими таежную зону Западной Сибири, которые в отличие от сибирских татар действительно до прихода русских не были знакомы с действием огнестрельного оружия, в том числе артиллерии.
Во время похода в 1585 г. русского военного отряда под командованием воеводы И. Мансурова, посланного царем Федором Ивановичем, использование артиллерии способствовало успешной обороне Русского городка – первого из построенных в Сибири временного российского военного укрепления при устье Иртыша. Отряд насчитывал сто служилых людей и был снабжен «несколькими пушками». Построенное укрепление было окружено «множеством остяков», возглавляемых своими князьями, которые привезли с собой знаменитого белогорского шайтана, особо почитаемого угорскими племенами, хантами, языческого идола, которого водрузили на дерево и приносили ему жертвы, прося помощи для победы над русскими. Русские воины «с великим трудом могли их отразить». Воевода И. Мансуров «велел навести на шайтана пушку, и когда он был разбит на мелкие куски, этого было достаточно, чтобы рассеять толпы остяков, которые теперь ни на кого уже больше не могли надеяться»16. Одного меткого выстрела из пушки оказалось достаточно, чтобы обратить в бегство все Хантыйское воинство.
После утраты сибирскими татарами своих хорошо укрепленных городков преимущество российских войск над военными отрядами сибирских татар, подвластных Хану Кучуму, стало подавляющим. В боях с русскими татарские военные отряды неизменно терпели поражения. Отдельные военные успехи татарских войск носили эпизодический Характер. Они были обусловлены Хорошим знанием местности, дезинформацией врага и внезапностью нападения на не ожидавшего атаки противника. Эффективное применение артиллерии российскими войсками против «кучумлян» наглядно проиллюстрировано в «Истории Сибирской» С.У. Ремизова, где показаны различные эпизоды известного похода в 1591 г. отряда казаков под командованием тарского воеводы И. Кольцова-Масальского на ставку Хана Кучума на р. Ишим у оз. Чиликуль17. Хотя эти рисунки относятся к концу XVІІ в., они достаточно подробно демонстрируют особенности вооружения и экипировки [355] русских воинов эпохи присоединения Сибири к российскому государству. Казачий отряд совершил успешный поход и сумел внезапно напасть на Ханскую ставку в момент, когда «кучумляне» не ожидали нападения. По сведениям сибирских летописей, после завязавшегося «короткого сражения многие бывшие с Ханом были убиты, а оставшиеся в живых бежали»18. На иллюстрации в «Истории Сибирской» показаны различные эпизоды похода русского войска, состоявшего из конных и пеших воинов с двумя пушками на двухколесных лафетах. В первом эпизоде воспроизведен сам поход отряда И. Кольцова-Масальского. В авангарде отряда движутся всадники с копьями и знаменем с крестом в центре. За ними идут пехотинцы с пищалями на плечах. Среди пехотинцев изображен знаменосец, держащий обеими руками древко знамени с широкой полосой по периметру и четырьмя горизонтальными полосами на полотнище. Всадники и пехотинцы изображены в островерхих шлемах и малахаях с оторочкой. Они одеты в распашные зипуны с осевым разрезом спереди и подолом выше колен, подпоясанные широким поясом, штаны и сапоги. На переднем плане показаны две пушки. У них выделены длинные стволы, расширяющиеся к казенной части, небольшие прямоугольные отверстия для запала, широкие лафеты со спирально свернутым двойным окончанием и колеса с восемью спицами. При движении в пути пушки передвигаются вперед с помощью конной тяги. В отверстие, расположенное на передней части лафета, под стволом пушки, закреплена длинная веревка или шнур, который едущий впереди всадник держит правой рукой. Вторая пушка изображена не полностью. У нее показан длинный ствол, передняя часть лафета с отверстием для крепления веревки и колеса со спицами (рис. 1). В следующем эпизоде изображен решающий, кульминационный момент боя, в Ходе которого казаки палят из пищалей и обеих пушек в своих противников, стреляющих в них стелами из луков. Пушки установлены в переднем ряду построения отряда. Между ними изображены всадники, стреляющие из ружей с рук. На заднем плане изображено знамя с крестом. На переднем плане изображен пушкарь, который левой рукой подносит запал к запальному отверстию в орудийном стволе. Второй рукой артиллерист опирается на копье. Пушка изображена с длинным стволом, расширяющимся к казенной части, широким лафетом со спирально согнутым двойным окончанием. В передней и задней частях лафета показаны отверстия. [356]Колесо пушки снабжено восемью спицами. Второй эшелон построения составляют пехотинцы с ружьями и копьями в руках. Над ними возвышается второе знамя с изображением святого с нимбом над головой. Этой огневой мощи противостоят татарские конные и пешие воины, машущие саблями, держащие копья. Над татарским войском изображено знамя с двумя длинными косицами. Редкие стрелы долетают до строя русских воинов. Значительная часть татарских воинов показана поверженной в результате стрельбы из пушек и ружей. Они показаны лежащими на земле с луками и саблями в руках (рис. 2). Какая-то часть татарских воинов, среди которых был Хан Кучум, сумела бежать. В третьем эпизоде показаны результаты одержанной победы. Казаки берут в плен татарских воинов, связывая им руки за спиной. Среди пленных изображен татарский царевич с короной на голове. После победы русское войско направилось в обратный путь, уводя с собой пленных. Впереди движется отряд всадников со знаменем с крестом, вооруженных копьями и пищалями. За отрядом всадников идет группа пленных татар со связанными руками. Среди них несколько человек в коронах. За ними движется отряд пеших русских воинов, с копьями в руках и пищалями на плечах, которые тащат за собой две пушки. Пешие воины тянут пушки на длинных веревках, закрепленных в отверстие на передней части лафета. Противоположный конец веревки воин, изображенный на переднем плане, вероятно, пушкарь, закрепил на своем поясе, за спиной. Правой рукой он опирается на копье. Пушки изображены с длинными стволами, на лафетах со спирально согнутым двойным окончанием и колесами с несколькими спицами. На казенной части ствола передней пушки, помимо запального отверстия, показана полукруглая скоба (рис. 3). Несколько необычно, что во время передвижения отряда к месту сражения и возвращения обратно конные и пешие русские воины тянут пушки дулом вперед, а лафет своим окончанием касается земли19. Вероятно, было бы удобнее передвигать их за окончание лафета на двух колесах. Трудно сказать, чем можно объяснить подобную манеру изображения артиллерии на марше. Судя по изображенной картине боя, применение артиллерии имело важное значение для достижения победы русскими воинами в этом сражении, серьезно подорвавшем возможности Хана Кучума и его сторонников продолжать борьбу за восстановление Сибирского Ханства.
[357]



Изображения транспортировки и боевого применения артиллерии русскими воинами отряда И. Кольцова-Масальского во время похода на кучумлян:
1 – передвижение артиллерии конной тягой; 2 – стрельба из артиллерийских орудий по противнику;
3 – передвижение артиллерии пехотинцами (по: Дергачева-Скоп, Алексеев, 2006. Илл. 216)


[358]
По русским сибирским летописным источникам известно, что при строительстве в 1594 г. города Тары, возведенного в качестве оборонительного форпоста от набегов степных кочевников на сибирские владения Московского царства, его гарнизон был собран из разных местностей и городов Поволжья, Урала и Сибири. В состав тарского гарнизона были включены казаки, служилые татары, стрельцы и пушкари. Гарнизон был снабжен артиллерией, воинской амуницией и другими «необходимыми вещами» для успешного выполнения порученного дела. В наказе назначенному тарскому воеводе, князю А. Елецкому, указано «всякие пушечные запасы устроить». Среди воинов российского гарнизона Тарского острога названы «татар ясашных конных 300 человек» во главе с татарскими военачальниками – «с головами с татарскими», а также «пешие татары» «с пищалми 150 человек»20. Гарнизон Тары был снабжен артиллерией и пищалями. «А наряду в тот новый город послано с Москвы с воеводами: пищаль в 4 гривенки ядро, а к ней 200 ядер железных; пищаль девятипядная 2 гривенки ядро, а к ней 200 ядер железных; 10 пищалей затинных, а к ним 200 ядер к пищали, итого 2000 ядер; 10 пищалей долгих, а к ним 200 ядер свинчатых, итого 2000 ядер. Да с Пелыми взяти у князя Петра Горчакова пищаль девятипядная, а к ней 200 ядер. Да в тот же новый город послано 50 пуд зелья, 50 пуд свинцу»21. Необходимую для эффективной обороны нового острога артиллерию, огнестрельное оружие и боеприпасы не только присылали из Москвы, но и взяли из Пелымского острога, расположенного в таежной зоне Западной Сибири, вдали от районов противостояния кочевникам. Важно отметить, что в это время в составе российских войск были отряды пеших и конных служилых татар, вооруженных пищалями, во главе с татарскими командирами, перешедшими на службу к московскому царю, которым русские воеводы вполне доверяли. Переход части татарской знати на сторону российских властей свидетельствовал об эффективности политики привлечения татарского населения на свою сторону.
В это же время тобольский воевода, князь Ф. Лобанов-Ростовский затребовал, «чтобы ему прислали в Сибирь пять скорострельных пушек» для организации нового похода против Хана Кучума и «таковые были ему отправлены вместе с необходимыми припасами»22. Однако осуществлять этот замысел пришлось уже сменившему его воеводе, Ф. Елецкому, который получил в [359] свое распоряжение «детей боярских, и атаманов, и литвы, и казаков, и стрельцов, и служилых татар, с вогненным боем 239 чело- век»23. Ранней весной, в марте 1595 г., в Барабинскую степь был послан отряд Б. Доможирова и С. Рупосова, который передвигался по заснеженной степи на лыжах. Во время этого похода был взят и сожжен Чангульский городок, а соседние татарские волости «шертовали в верности и обещали платить ясак в город Тару». Однако «таяние снегов и вскрытие рек положили конец их походу»24. В 1598 г. отряд под командованием А. Воейкова, включавший 700 русских воинов и 300 служилых татар из Тары и Тобольска, обрушился на лагерь Кучума на р. Ирмени. В этом бою «Хан был совершенно разбит, потерял большую часть своей семьи и все свое имущество»25. Хану Кучуму удалось бежать, но через несколько лет он был убит ногайцами. Основой для противостояния кочевникам стало сооружение новых острогов – опорных пунктов российской власти в Западной Сибири. В распоряжении о строительстве острога в Епанчине юрте между Верхотурьем и Тюменью было указано тюменскому голове Ф. Янову взять с собой «и зелье, и свинец, и казаков, и стрельцов и пушкаря». В составе даже такого небольшого гарнизона, состоявшего из 30 казаков и стрельцов, был предусмотрен артиллерист26. В сохранившейся росписи по этому поводу перечислено включить в состав отряда из Тюмени «казаков конных 10 человек да пушкаря; да наряду взяти 2 пищали затинных, а к ним 200 ядер, да 10 пуд зелья, да 10 пуд свинцу». Тридцать стрельцов и черкасов необходимо было взять из Тобольска и Пелыма. Из Верхотурья было велено послать 10 стрельцов и взять «2 пищали затинных, а к ним 400 ядер, да 10 пуд зелья, да 10 пуд свинцу»27. При сооружении Томского острога, ставшего важным опорным пунктом для продвижения русских казаков и служилых людей в южные районы Сибири, было предложено отправить отряд из 50 казаков и стрельцов, с которыми отправить «пищаль скорострельную, а к ней 200 ядер железных да 200 ядер свинцовых, да 10 пуд зелья, 10 пуд свинцу»28. Судя по этим сведениям, при сооружении новых острогов российские власти стремились обеспечить их гарнизоны нужным количеством людей, снабдив их огнестрельным оружием, артиллерией и боеприпасами.
После гибели Хана Кучума в начале XVII в. борьбу за восстановление Сибирского Ханства продолжили его наследники. Особую [360]опасность для российских властей в Западной Сибири представляло восстание сибирских татарских племен, вызванное произволом воевод, в конце 1620 – 1630-X гг., которое возглавили потомки и наследники Хана Кучума, царевичи Аблайкерим и Давлет-Гирей29. ИХ активно поддерживали телеуты и джунгары. В Ходе военных действий против военных отрядов сибирских татар русскими казаками активно использовалась полевая артиллерия. Во время похода российского военного отряда под командованием Я. Тухачевского в 1631 г. на Чингисов городок против вышедшего из подчинения российским властям чатского мурза Тарлава, который проходил ранней весной, при передвижении по заснеженной степи, русские воины не только сами передвигались на лыжах, но и тянули на себе и ездовых собаках небольшие пушки, которые были закреплены на нартах. Воины передвигались с большой скоростью, чтобы обеспечить внезапность нападения. Шли без остановок днем и ночью. Пушки, «порох и свинец, и пули железные и пушечные, и запасишко свое волокли на себе да на собаках»30. Несмотря на то, что удалось скрытно подойти к укрепленному городку противника, восставшие чатские татары смогли оказать упорное сопротивление отряду русских воинов и послать за помощью к своим союзникам: татарам, телеутам и джунгарам. Однако в результате развернувшегося сражения опорный пункт восставших Чингисов городок был взят и разбиты подоспевшие на помощь чатским татарам войска других групп сибирских татар, телеутов и ойратов. Важное значение в достижении этого военного успеха имело использование русскими воинами для своей защиты деревянных щитов, сколоченных из досок, а для поражения противника – эффективной стрельбы из огнестрельного оружия и походной артиллерии.
Изучение исторических свидетельств и изобразительных материалов позволило уточнить особенности транспортировки и применения артиллерии в полевых условиях, а также при штурме и обороне фортификационных сооружений русскими воинами в Ходе военных действий против сибирских татар и их союзников в Западной Сибири в XVІ – первой половине XVІІ вв.

Литература:

1
Словцов П.А. Историческое обозрение Сибири. Стихотворения. Проповеди. Новосибирск: Изд-во «Вен-Мер», 1995. С. 88-89.
[361]2Зиннер Э.П. Сибирь в известиях западноевропейских путешественников и ученых XVIII века. Иркутск: Вост. Сиб. кн. изд-во, 1968. С. 47.
3Xудяков Ю.С. Холодное оружие и защитный доспех в комплексе вооружения русских воинов в Сибири в XVI – XVII веках (по изобразительным источникам) // Вестник Новосиб. гос. ун-та. Серия: История, филология. 2011. Т. 10. Вып. 3: Археология и этнография. С. 212-217; Бобров Л.А. Русские бердыши и «топорики» из сибирских музеев и проблема применения длиннодревкового ударно-рубящего оружия в Сибири в XVП веке // Вестник Новосиб. гос. унта. Серия: История, филология. 2011. Т. 10. Вып. 7: Археология и этнография. С. 301-306.
4Миллер Г.Ф. История Сибири. Изд. 2-е, доп. М.: Вост. лит-ра, 1999. Т. I. С. 212.
5Дергачева-Скоп Е.И., Алексеев В.Н. Ремизовская летопись. История Сибирская. Летопись Сибирская краткая кунгурская. Исследование. Текст и перевод. Тобольск: «Возрождение Тобольска», 2006. С. 54.
6Зиннер Э.П. Указ. соч. С. 19.
7Миллер Г.Ф. История Сибири. Т. I. С. 226, Прим. 35.
8Зиннер Э.П. Указ. соч. С. 19.
9 Там же. С. 20.
10 Там же.
11Миллер Г.Ф. История Сибири. Т. I. С. 225.
12Зиннер Э.П. Указ. соч. С. 20.
13Миллер Г.Ф. История Сибири. Т. I. С. 254.
14 Там же. С. 255.
15Зиннер Э.П. Указ. соч. С. 47.
16Миллер Г.Ф. История Сибири. Т. I. С. 261-262.
17Дергачева-Скоп Е.И., Алексеев В.Н. Указ. соч. Илл. 216.
18Миллер Г.Ф. История Сибири. Т. I. С. 273.
19Дергачева-Скоп Е.И., Алексеев В.Н. Указ. соч. Илл. 216.
20Миллер Г.Ф. История Сибири. Т. I. С. 284, 348.
21 Там же. С. 352.
22 Там же. С. 287.
23 Там же. С. 362.
24 Там же. С. 290.
25 Там же. С. 291.
26 Там же. С. 374.
27 Там же. С. 377.
28 Там же. С. 402.
29Миллер Г.Ф. История Сибири. Изд. 2-е, доп. М.: «Вост. лит-ра», 2000. Т. II. С. 114, 116-118.
30Уманский А.П. Телеуты и их соседи в XVП – первой четверти XVШ века. Барнаул: БГПУ, 1995. Т. I. С. 34-35.

Воспроизводится по:

Война и оружие. Новые исследования и материалы. Труды Третьей Международной научно-практической конференции. В трех частях. Часть III. Санкт-Петербург, ВИМАИВиВС, 2012г.

Категория: Худяков Ю.С. | Добавил: ostrog (2013-12-05)
Просмотров: 895 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 

Login Form

Поиск по каталогу

Friends Links

Site Statistics

Рейтинг@Mail.ru


Copyright MyCorp © 2006
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz