Якутский воевода М.О. Кровков: новые факты о личности и службе - Рогожин А.А. - Р - Каталог статей - Города и остроги земли Сибирской
Site Menu

Категории каталога
Рабинович Я.Н. [1]
Раев Д.В. [2]
Резун Д.Я. [3]
Резун Д.Я., Каменецкий И.П. [1]
Рихтер О. [1]
Рогожин А.А. [1]
Рудакова Л.П. [1]
Руднева С.Ф. [1]
Рябов Н.Г. [1]

Роман-хроника
"ИЗГНАНИЕ"

Об авторах
Иллюстрации
По страницам романа
Приобрести
"Сказки бабушки Вали"


Site Poll
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1203

Начало » Статьи » Р » Рогожин А.А.

Якутский воевода М.О. Кровков: новые факты о личности и службе

На страницах журнала «Якутский архив» уже освещалась личность генерала М.О. Кровкова и некоторые аспекты его деятельности в должности воеводы1. Тем не менее, определенные моменты его биографии, ускользнувшие от внимания исследователя, а также заслуги генерала в качестве якутского воеводы требуют дальнейшего уточнения.
Земли, присоединенные к Московскому государству в XVI — XVII столетиях, стали важным источником пополнения казны, принося немалую прибыль своими природными богатствами. В конце 30-х гг. XVII в. для упорядочения управления землями по р. Лене было создано новое воеводство с центром в «новом» Ленском острожке, ставшем городом Якутском. В августе 1638 г. первые воеводы-стольники П.П. Головин и М.Б. Глебов с дьяком Е. Филатовым получили назначение в «далекий край». С этой поры в Якутском уезде и прилегающих к нему областях был установлен привычный для России XVII в. административный строй, основанный на власти воевод, которые были проводниками царской политики на местах2.
Якутское воеводство охватывало огромную территорию, от р. Лены до Охотского моря, приравниваясь порой в официальных документах к «разряду», т. е. целому военно-территориальному округу, и называлось «Ленским разрядом»3. Воеводством в Якутске и был пожалован в 1680-х гг. «дум-[22]ный генерал» Матвей Осипович Кровков — незаурядная личность, оставившая значительный след в истории России середины — второй половины XVII столетия.
М.О. Кровков прославился в правление Алексея Михайловича и Федора Алексеевича. Он стал одним из первых русских генералов, командуя Вторым выборным полком на протяжении почти четверти века. Родом Матвей Кровков происходил из муромских дворян, а вовсе не был датчанином, «иноземцем» на русской службе. В начале правления Алексея Михайловича М.О. Кровков был пожалован чином стряпчего с повелением «служить рейтарскую службу» в полку И. Фанбуковена, который был «центром» подготовки русских офицеров для полков «нового строя»4. В 1650-х гг. М.О. Кровков успел побывать стрелецким головой, командуя новоприборным стрелецким приказом, а после и городовым воеводой в Кокшайске, приобретая бесценный административный опыт5. После смерти первого командира Второго выборного полка солдатского строя Я.М. Кулюбакина майор М.О. Кровков был пожалован лично царем «из майеоров в полковники к пешему солдатцкому строю к выборному полку на Яковлево место Кулюбакина»6.
В годы войны с Османской империей М.О. Кровков «прошагал» по ступеням карьерной лестницы до командира полка «нового строя». После взятия Чигирина в 1676 г. полковник М.О. Кровков служил некоторое время комендантом крепости, укрепляя ее перед грядущей турецкой осадой. За Чигиринский поход 1677 г.



Дмитриев-Оренбургский Н. Д. Стрелецкий бунт
 

Матвей Кровков был пожалован чином генерал-майора, за поход следующего, 1678 г., получил звание генерал-поручика, а в 1679 г. стал полным генералом с повелением писать его «с вичем»7. Однако блестящая военная карьера оборвалась со смертью царя Федора Алексеевича и последовавшими за этим событиями, получившими название стрелецкий бунт 1682 г.
30 апреля 1682 г. солдаты Второго выборного полка подали челобитную, в которой обвиняли своего командира в злоупотреблениях и притеснениях. По этому обвинению для умиротворения бунтующих солдат и стрельцов М.О. Кровков был заключен в тюрьму с конфискацией всех земельных владений. После подавления бунта М.О. Кровков был немедленно выпущен из тюрьмы, что лишний раз доказывает, что его арест был не более чем временной уступкой бунтовщикам. В компенсацию М.О. Кровкову было пожаловано звание думного генерала, т. е. генерал получил право заседать в Боярской Думе. Тем не менее фигура скомпрометировавшего себя М.О. Кровкова не устраивала власть при поиске кандидатуры на место командира Второго выборного полка. Полк ему так и не вернули, возможно, побоявшись дальнейших обострений отношений с солдатами. Преследуя двойную цель — наградить заслуженного генерала почетным «местом» и одновременно удалить его подальше от столицы и недовольных им солдат, думный генерал и был назначен на воеводство в Якутск.
Для царской власти в подобном назначении также крылась немалая выгода. Обстановка в Якутске и прилегающих к нему землях в первые годы регентства Софьи была крайне нестабильной. [23] Накануне назначения М.О. Кровкова воеводой Якутский острог серьезно пострадал от морового поветрия. Больше ста человек обоего пола, молодых и старых, различных чинов и званий, умерло, что, принимая во внимание слабую заселенность русскими людьми этого края, было серьезной цифрой8. Кроме того, участились бунты среди якутов и прочих местных племен, обязанных платить ясак в царскую казну. Да и сам ясак платился нерегулярно и не в полном объеме9. В такой обстановке требовался решительный руководитель, умеющий противостоять набегам непокорных местных племен и «сильной рукой» устанавливающий правила для всех без исключения. Думный генерал М.О. Кровков, за время русско-турецкой войны 1672 — 1681 гг. не раз доказавший личную храбрость перед неприятелем и имевший опыт руководства небольшим городком, как никто другой подходил на эту роль.
На должность якутского воеводы М.О. Кровков был назначен в 1683 г., однако, учитывая удаленность Якутска, отсутствие какой-либо транспортной системы и небольшую скорость передвижения, думный генерал прибыл в Якутск только 16 мая 1684 г.10
Уместно будет вспомнить, в чем заключались основные функции городового воеводы в Московском государстве второй половины XVII в. «Им поручался набор войска, раздача денежного и хлебного жалованья, разверстание службы между служилыми людьми; они обязаны были ловить воров, разбойников, преследовать беглых, принимать меры против пожаров, заразительных болезней, запрещенных игр, соблазнительных зрелищ, корчемства; они должны были искоренять раскол, заботиться о том, чтобы духовенство исполняло свои обязанности, чтобы прихожане посещали церковь и говели своевременно»11. Для воеводы в Якутске круг его обязанностей расширялся по ряду важных обстоятельств.
Стратегически положение Якутска как укрепленного самого восточного пункта Московского государства было важным. Безусловно, основное внимание внешней политики было направлено на южные рубежи России, на степь, на протяженные оборонительные рубежи, где постоянной угрозой был вассал турецкого султана, крымский хан. Однако про Якутск правительство также не забывало. В 1685 г. М.О. Кровков получил от царей Ивана и Петра грамоту с указанием «от Китайских и от Мунгалских и от Киргисских и от всяких воинских людей жить с великим береженьем и проведывать всяких воинских вестей, домогая как мочно всякими мерами накрепко, а с иноземцы всех земель ссор и задоров никаких чинить не велено»12. В Москве отдавали себе отчет, что нестабильное положение в Якутском уезде было прямой угрозой интересам России на всем огромном пространстве Восточной Сибири, поэтому одной из задач М.О. Кровкова на должности воеводы была борьба с бунтами «изменников».
Положение в Якутске осложнилось еще в бытность воеводой предшественника М.О. Кровкова, стольника Ивана Приклонского. Время от времени нападали на царских «служилых людей» и отказывались подчиняться юкагиры и тунгусы. Сами казаки, которых воевода верстал на службу и посылал против «изменников», не всегда стремились исполнять свой долг, порой грабя царскую казну и обращая свое оружие против представителей царской администрации в этом крае, воевод небольших острожков рядом с Якутском13.
Среди якутов также не было спокойствия. Первоначально якутские «смуты» затрагивали только коренных жителей и носили характер межродовых противостояний. Однако якуты находились в русском подданстве, обязаны были платить ясак в казну, поэтому любые обстоятельства, мешающие этому, становились проблемой местной администрации. С привлечением к спору местных «служилых людей» и отказом якутских бунтовщиков им подчиниться противостояния местного значения приобрели характер антиправительственного выступления.
Прибыв на место, воевода М.О. Кровков сразу оценил всю серьезность положения, серьезность, вызванную, быть может, не столько масштабом выступления, сколько количеством наличных сил в распоряжении воеводы. Еще И. Приклонский отмечал, что для выполнения службы в Якутске нужна тысяча «служилых людей», чтобы была возможность посылать в поход на бунтовщиков, для разведки земель около Якутского острога, для обороны самого острога и т. д. [24] Однако сам же бывший воевода признавал, что такой численности «служилых людей» в Якутске не наблюдается — порой в самом Якутске для охраны «великого государя казны» на караулах оставалось всего 20 человек14. В начале 1680-х гг. гарнизон якутской крепости состоял из 22 детей боярских, 3 сотников, 1 атамана, 12 пятидесятников, 15 десятников, 496 казаков, 2 пушкарей и одного ссыльного «служилого человека»15. Такого количества «служилых людей» было недостаточно для установления контроля над огромной территорией, подвластной якутскому воеводе.
М.О. Кровков осознал в полной мере все сложности исполнения им своих обязанностей из-за такого «малолюдства». «А в Якуцком, великие государи, служилых людей мало, на вашие великих государей далные двоегодные службы для ваших великих государей ясачного сбору и на изменников в поход посылать некого, и на караулех стоят казачьи дети, робята малые, без перемены; и в вашей великих государей казне ружья пищалей нет, и служилых людей на ваши государевы службы в походы на иноземцов послать некого... », — отписывал в июне 1684 г. царям Ивану и Петру прибывший в Якутск М.О. Кровков. Отдельно воевода отмечал, что значительная часть огнестрельного оружия, которое было в остроге, неисправна, а починить его некому, так как в Якутске нет кузнецов и прочих специалистов, которые могли бы взяться за это дело16.
М.О. Кровков сумел найти подкрепление для борьбы с
«изменниками». В отряд сына боярского Сарзина (в крещении Артемия) Крупецкого, посланного еще И. Приклонским для борьбы с бунтом, были приданы дополнительно 15 казаков. Новый воевода повелел также привлечь к подавлению выступления изменников местных, ясачных, иными словами лояльных царскому правительству якутов, выделив из их числа 50 человек, пригодных для боя17.
Решительные меры возымели свое действие. В 1686 г. посланный на бунтовщиков сын боярский А. Крупецкий сумел разбить отряд Эрюкана Секуева, якута из Батуринской волости Якутского уезда. В бою было взято в плен 15 человек, которых воевода М.О. Кровков приказал казнить. Э. Секуев как зачинщик был подвергнут четвертованию, остальные повешены. Остатки отряда были прогнаны за р. Алдан, но это не устроило М.О. Кровкова, стремящегося окончательно искоренить бунт. На укрывшихся в небольших «крепостцах» якутов был послан пятидесятник А. Аммосов со служилыми людьми и местными жителями в качестве подкрепления. Бунт был окончательно подавлен, а плата ясака возобновлена, в чем и состояла главная заслуга воеводы18.
Деятельность М.О. Кровкова на должности якутского воеводы была успешной и в деле пополнения царской казны. Воевода с помощью торговых людей подсчитал, что в 1684 г., с того момента, как он заступил в должность, «великих государей соболиные и лисичные казны и кости моржеваго зуба» в переложении на рубли было собрано 29905 рублей 3 алтына 2 деньги. В следующем, 1685 г., М.О. Кровкову уже удалось существенно улучшить эти показатели, получив в общей сложности «даров природы» на сумму 46018 рублей 13 алтын 2 деньги. В 1686 г. сумма уменьшилась, но все равно составляла значительную — 35701 рубль 14 алтын и одна деньга19. Положительная тенденция к увеличению сборов с местного населения «налицо», что было немаловажным для царской казны, особенно учитывая тот факт, что М.О. Кровков подобные сборы проводил даже во время бунта части местного населения.
Одновременно с подавлением выступлений против местной власти М.О. Кровкову пришлось проявить себя в роли администратора на строительстве новых укреплений. Административным и военным центром края был Якутский острог, поставленный еще в 1642 г., причем в неудачном месте, потому что разливы реки Лены постоянно затапливали часть острога, подмывая ближайшую к реке стену20. Царь Федор Алексеевич повелел воеводе Ф. Бибикову в 1680 г. срубить «новый город» вместо старого Якутска, перевезя в него основные административные здания, построив новую церковь и т. д. Руководство основными работами перешло уже к воеводе И. Приклонскому, но даже к приезду в Якутск М.О. Кровкова строительство было далеко от завершения21.



Остатки Якутской крепости. Фото начала XX в.
 

Осмотрев работы, Матвей Осипович Кровков решительно изменил план строительства. Он обладал опытом со-[25]оружения укреплений, причем в расчете на серьезного и умелого в осаде крепостей противника, ведь М.О. Кровкову в Чигиринских походах пришлось побывать комендантом Чигиринской крепости, в самый ответственный момент после ее взятия, когда было необходимо подготовить укрепления к турецкой осаде следующего года. Оценив искушенным взглядом размеры «нового города», которые были вполне различимы (основные работы были проведены), М.О. Кровков приказал... строить новый острог. Укрепленная часть «нового города» не могла вместить в себя население и служилых людей в случае осады, размеры же самого города были неоправданно большими, и М.О. Кровков, помня о нестабильной ситуации в Якутском уезде, был вынужден думать в первую очередь об оборонительных надобностях. Однако, опасаясь обвинений в нерадивости, — все-таки с момента указа Федора Алексеевича прошло уже несколько лет, а «новый город», и, прежде всего, церковь и острог в нем, не были еще закончены — воевода сообщал царям Ивану и Петру, что проблемы со строительством упирались во все то же «малолюдство», «строить некому»22.
Обвинять воеводу в небрежении, наверное, никто бы не смог. За время своего воеводства он успел в новом городе построить два амбара с сараем для хранения собираемого с местных жителей ясака, четыре амбара для хлебных и соляных запасов, перевез из старого города «зелейный погреб», т. е. место для хранения пороха, воеводский и «аманатский» (для заложников из местных жителей) дворы и тюрьму для раскольников. Для пополнения местной воеводской казны, для изыскания средств на продолжение постройки, М.О. Кровков порой весьма изобретательно находил решение. Воевода приказал искать в окрестностях Якутска железную руду и выплавлять из нее железо, для чего отрядил двух казаков. Вскоре казакам удалось выплавить 47 пудов железа приемлемого качества, причем сам М.О. Кровков отмечал, что такое железо местные торговые люди покупали и продавали по цене около 3,5 — 4 рублей за пуд23.
Довольно жестко повел борьбу воевода М.О. Кровков с расколом. По правилам полагалось держать раскольников в специально оборудованной для того земляной тюрьме, закованными и тщательно охраняемыми. При прежнем воеводе эти правила не соблюдались. Выяснив, что в плане религии никакого переворота в сознании раскольников не произошло, и к «истинной вере» они не обратились, предпочитая не следовать «никоновским» нововведениям, М.О. Кровков повелел следовать «букве закона», отправив всех в земляную тюрьму. При подтверждении подозрения в раскольничестве, воевода подвергал, не сомневаясь, подобному наказанию и других местных жителей24. Впрочем, подобные действия против раскольников были продиктованы скорее не личной неприязнью М.О. Кровкова, а стремлением как можно точнее выполнить все указания начальства, благо борьба с расколом была удобным поводом заслужить похвалу.
В качестве якутского воеводы М.О. Кровков официально должен был пробыть до 1686 г., после чего на его место назначался стольник П.П. Зиновьев25. Тем не менее, по факту М.О. Кровков находился на должности дольше, ожидая приезда своего преемника, что вполне естественно для реалий России XVII в. Последнее упоминание о думном генера-[26]ле в Якутске в опубликованных документах относится к июлю уже следующего, 1687 г.26
Сцепление двух обстоятельств, а именно невозможности оставить М.О. Кровкова в своей прежней должности командира Второго выборного полка и сложная ситуация в Якутске и его окрестностях привели к появлению в должности городового воеводы генерала со славным боевым опытом и глубокими познаниями в военном деле. Это уникальный случай в истории России XVII в., так как для русской армии само звание генерала для русского «служилого человека» было нововведением, генералов, умеющих воевать в рейтарском или солдатском строю, руководить крупными войсковыми соединениями в несколько тысяч воинов, старались оставлять для исполнения своих прямых, военных обязанностей. М.О. Кровков, приведенный волей судьбы в далекий Якутск, с честью выполнил возложенные на него поручения, «железной рукой» наведя порядок и укрепив положение местной администрации в крае.

Литература:

1Ушницкий В.В. Генерал Матвей Кровков на службе в Якутском воеводстве. Якутский архив. — 2008. — № 2. — С. 60 — 63.
2 Якутия в XVII веке. Очерки / Под ред. Бахрушина С.В., Токарева С.А. — Якутск, 1953. — С. 46.
3 Там же. — С. 220.
4 Русская историческая библиотека. Т. X.: Записные книги Московского стола 1636 — 1663 гг. — СПб., 1886, — С. 484.
5 Малов А.В. Московские выборные полки солдатского строя в начальный период своей истории. 1656 — 1671 гг. — М., 2006. — С. 114.
6 Белокуров С.А. Дневальные записи Приказа тайных дел 7165 — 7183 гг. — М., 1908. — С. 120.
7 Малов А.В. Указ. соч. — С. 115 — 118.
8Дополнения к актам историческим, собранные и изданные Археографической комиссией. Т. XI. — СПб. — 1869. — № 42. — С. 131.
9 Там же. — № 49. — С. 155—156.
10 Там же. — С. 155.
11 Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Т. 12 (VI а). — СПб., 1894. — С. 828.
12 Дополнения к актам историческим. Т. X. — СПб. — 1867. — № 78. — С. 356.
13Там же. — С. 346 — 348.
14Там же. — С. 343 — 344.
15 Якутия в XVII веке. — С. 316.
16 Дополнения к актам историческим. Т. XI. — СПб. — 1869. — № 49. — С. 156.
17 Там же.
18Дополнения к актам историческим. — Т. X. — СПб. — 1867. — № 78. — С. 353.
19Там же. — С. 353 — 354.
20 Якутия в XVII веке. — С. 301.
21 Дополнения к актам историческим. — С. 313 — 314.
22 Там же. — С. 315 — 317.
23 Там же. — С. 317.
24 Дополнения к актам историческим. — Т. XI. — СПб. — 1869, № 39. — С. 125 — 126.
25 Древняя Российская Вивлиофика, изд. второе. — Ч. III. — М., 1788. — С. 262.
26Дополнения к актам историческим. Т. X. — СПб. — 1867, № 78. — С. 350.

Воспроизводится по:

Научный и историко-документальный журнал «Якутский архив», № 3 (37). Якутск, 2010г.

Категория: Рогожин А.А. | Добавил: ostrog (2013-10-24)
Просмотров: 737 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 

Login Form

Поиск по каталогу

Friends Links

Site Statistics

Рейтинг@Mail.ru


Copyright MyCorp © 2006
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz