Особенности регулирования таможенно-торговых отношений на территории Забайкалья во второй половине XVII века - Савосина Н.Г. - С - Каталог статей - Города и остроги земли Сибирской
Site Menu

Категории каталога
Савосина Н.Г. [1]
Садовникова А.А. [1]
Санжиева Т.Е. [1]
Санников А.П. [1]
Сафронов Ф.Г. [1]
Седельников В. [1]
Сельский И. [1]
Семенов О.В. [1]
Семенова В.И. [1]
Сергеев О. И., Чернавская В. Н. [1]
Сизикова И.В. [1]
Силаева И.А. [1]
Симачкова Н.Н. [1]
Симбирцева Т.М. [2]
Скобелев С.Г. [4]
Скобелев С.Г., Чуриков Р.С. [2]
Скобелев С.Г., Шаповалов А.В. [1]
Скульмовский Д. О. [3]
Словцов П.А. [1]
Смирнов Д.И. [1]
Смирнов М.В. [1]
Соколовский И.Р. [2]
Солодкин Я. Г. [32]
Соломин А.В. [1]
Сорокин Н. В. [1]
Софронова М.Н. [1]
Спасский Г.И. [1]
Старков В.Ф. [1]
Степанов Д. [1]
Строгова Е.А. [1]
Струков Д. П. [1]
СУВОРОВ Н. [1]

Роман-хроника
"ИЗГНАНИЕ"

Об авторах
Иллюстрации
По страницам романа
Приобрести
"Сказки бабушки Вали"


Site Poll
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1203

Начало » Статьи » С » Савосина Н.Г.

Особенности регулирования таможенно-торговых отношений на территории Забайкалья во второй половине XVII века

Изучение истории таможенного дела в различные периоды как в целом по стране, так и отдельных её регионов является одной из важнейших задач исторической науки. Несомненный научный и практический интерес представляет исследование истории таможенного дела одного из крупнейших регионов Восточной Сибири - Забайкалья. Значение исследований подобного характера определяется потребностью извлечения позитивного и негативного опыта предшествующих лет по использованию различных форм деятельности таможенных органов, в условиях их приграничного статуса.
Торгово-таможенное развитие Забайкалья в отечественной историографии вплоть до настоящего времени не стало предметом комплексного исследования, хотя отдельные [45] его элементы в большей или меньшей степени рассматривались специалистами. Отдельные стороны развития таможенного дела на территории забайкальского региона были освещены в работах таких авторов, как Н.А. Беляева, В.И. Дьяков, Д.С. Луконин и др.1 Но перечисленные исследования охватывают период конца XIX—начала XX в., когда на территории Забайкалья прочно установилась система таможенных учреждений. Вопросы же становления таможенного дела в границах рассматриваемого региона, не получили освещения вовсе. В настоящей работе впервые предпринимается попытка анализа организации таможенного дела на территории Забайкалья во второй половине XVII в.
Таможенные отношения в русском государстве до XVIII в. часто именуются торгово-таможенными, так как таможни в этот период времени учреждались с целью государственного регулирования торговли. На территории Забайкалья возникновение таможенных структур было обусловлено установлением торговых отношений с близлежащими соседями, прежде всего с Китаем. Присоединив Забайкалье к Русскому государству, русские сразу вошли в непосредственное соприкосновение с Китаем. По данным отдельных исследователей Забайкалья китайцы появились в Нерчинске задолго до установления официальных торговых отношений. По их утверждению первый торговый караван четырёх китайских купцов прошёл в Нерчинске ещё в 1670 г., потом было ещё два каравана тринадцати и тридцати пяти купцов [9, с. 9]. В 1675 г. через Нерчинск отправился в Китай первый торговый караван енисейского сына боярского Ивана Поршенникова и «торговых гостей» Евстафия Филатова и Гавриила Романова [9, с.10]. Первый казённый караван прошёл через Нерчинск в 1699 г. Таким образом, занимая выгодное положение на путях сообщения с Китаем Нерчинск мог вполне превратиться в торговый центр Забайкалья, что собственно и произошло несколько позднее.
Развитие торговли привело к активной деятельности в Нерчинске таможенных голов и целовальников, тех лиц, которые осуществляли таможенную деятельность на местах. К этому периоду времени система местного таможенного управления выглядела следующим образом: местное финансовое управление находилось в руках двух органов - воевод и выборных местных властей. Как и по всей Руси, таможенные служители должны были обеспечивать поступления в казну за счёт сбора таможенной пошлины.
Воевода сам сбором таможенных доходов не управлял, но в его обязанности входило помогать тем, кто ведал их сбором. Так, они обязаны были предоставлять таможенным головам помещение для жилья, обеспечивать охрану. В отдельных случаях полномочия воевод расширялись. Они имели «наблюдение за точным исполнением сборщиков таможенных пошлин возложенных на них обязанностей..; заботились о выборах голов и целовальников; считали приход и расход и иногда отвечали за успешность таможенных сборов» [2, с. 49].
Таможенными сборами на местах ведали таможенные головы, которые иногда посылались из Москвы, чаще выбирались местными жителями из своей среды [2, с. 42]. Таможенные головы назначались на один год, и выборы их происходили за несколько месяцев до вступления в должность. «Выборных голов приводили к крестному целованию по определённой крестоприводной записи. Они обещались сбирать всякие таможенные пошлины «съ великимъ раденьемъ, неоплошно безо всякие хитрости и никому Государевыми таможенными пошлинами не поступаться и лишнихъ ни на комъ не имать, и над целовальниками смотреть и беречь накрепко, что бъ они Государевыми таможенными пошлинами не корыстовались и никому по дружбе для корысти своей не отдавали и лишних пошлин не имали и налоги и продажи никому не чинили» [2, с. 43].
Для оказания помощи таможенным головам формировался штат целовальников, которые, как правило, избирались местным населением. К целовальникам также предъявлялись определённые требования: «чтобы они были летучiе люди, добрые и прожиточные, а не воры и бражники и чтобы таможен-[46]ный сборъ им былъ за обычай» [2, с. 45]. Число целовальников при таможнях разнилось, лишних брать целовальников не допускалось.
Кроме голов и целовальников в таможенных избах находились дъяки и подъячие, в их обязанности входила «забота о таможенных книгах и запись в них "приходовъ и расходовъ"».
Особую роль в решении вопросов организации таможенного дела по своей территории государства? в том числе и Забайкалья, играл Сибирский приказ.
Таким образом, система управления таможенным делом на территории Забайкалья складывалась из органов центрального управления в виде Сибирского приказа, органов местного управления в лице воевод и таможенных голов, Приказа Большой казны и др.
Именно эта система управления получила воплощение в Нерчинске. В Нерчинском остроге построили таможенную избу, в которой подъячие в особые книги записывали сборы с товаров, привозимых из Китая [9, с. 10].
Несмотря на сложные отношения с Китаем, нерчинскому воеводе Николаеву и таможенному голове Петру Худякову предписывалось отобрать в казну у торговых людей соболиную и чернолисью рухлядь [10, с. 11]. Воевода и таможенный голова осматривали товар и назначали ему цену. Затем его укладывали в мешки и ящики, клеймили и отправляли в Китай [9, с. 16].
Организация таможенной деятельности в Нерчинске, как и на всей территории государства выстраивалась на основе актов центрального управления, принимаемых для регулирования торгово-таможенных отношений в Сибири.
Проведённый анализ указов позволяет говорить о регулировании вопросов пошлинного обложения, документационных и организационных вопросов. Следует отметить об особом внимании со стороны центральных органов вопросам «недоборов» пошлин и злоупотреблений со стороны воевод. Обусловлено это было небывалым числом жалоб на злоупотребления местных властей. К 1695 г. в Сибири они достигли высокой степени, как следствие - из 33 указов, помещённых в III томе «Полного собрания законов Российской империи» таможенного характера (с 20 января 1695 г. по 29 января 1696), 17 касаются Сибири, из них в 12 речь идёт о злоупотреблениях воевод. С целью уменьшения убытков, которые несла царская казна от недобросовестности сибирских воевод, 24 апреля 1695 г. был принят именной указ «Об оставлении воевод на службе в сибирских городах, кроме Тобольска, от четырёх до шести и более лет, о даче им для письменных дел дьяков и о порядке управления казёнными и земскими делами». В документе говорится следующее: «впредь в сибирских городах опричь Тобольска воеводам быть беспеременно против прежних лет по четыре, по пяти, по шести и больше, смотря по человеку, буде который учнёт их Великих Государей дела делать и доходы собирать раздельно сполна... и указали Великие Государи в сибирских городах быть воеводами не частыми перемены, для того что от таких перемен их Великих Государей казне учали быть великие недоборы и всяким доходам оскудение, потому что воеводы забыв их Великих Государей крестное целование и презря жестокие указы, каковы в наказах написаны, многое вино и всякие товары через указ в Сибирь привозят и сверх того в Сибири вино курят и тем вином многую корысть себе чинят; ... а в сибирские города всякого чина людем чинят многие обиды, налоги и разорения, да они же для сбора ясачной казны отпускают служилых людей и имеют с них себе великие взятки и посулы, и лучшие соболи выбрав. а служилым и ясачным людям великие обиды, налоги и грабежи чинят....» [10, ст. № 1511].
26 июля этого же года состоялся указ, данный Сибирскому приказу «О заведении целовальниками книг по приходу и расходу соболей и другой мягкой рухляди», где устанавливаются обязанности целовальников вести по соответствующим статьям приходные и расходные тетради, в которые должна была заноситься остаточная казна при приёме новым целовальником должности от старого и подробно по статьям от кого, что, когда получено и кому, что, когда и по чьему распоряжению выдано..» и «приняв о выдаче указ, записать в те расходные тетради того ж часа, не отлагая до иного дня. и того остерегать, чтоб в тех тетрадях замаранных чисел и чищенных мест не было...» [10, ст. № 1514].
В это же время с целью установления большего порядка в ведении дел Сибирского приказа 4 сентября был принят именной указ «О неисполнении в сибирских городах предписаний приказов без послушных грамот из Сибирского приказа, под опасением штрафа и наказания» [10, ст. 1516] о том, чтоб во всех сибирских городах под угрозой наказания исполнять только те указы и грамоты, которые [47] будут присланы из Сибирского приказа, или же хотя придут и из других мест, но должны быть подтверждены распоряжением («послушной грамоты») Сибирского приказа.
В отношении нерчинского торга было оформлено несколько управленческих актов; причём следует отметить, что год от года требования к организации таможенной деятельности ужесточались. Такой интерес к территории Забайкалья был обусловлен решением двух государственных задач: освоение отдалённых территорий и развитие торговли с целью пополнения государственной казны.
18 февраля 1696 г. Петром I был объявлен наказ даурским нерчинским воеводам «Об управлении земскими и военными делами» [10, ст. 1516]. Вопросов таможенного дела касалось несколько разделов наказа, содержащих следующие правила:
Во-первых, устанавливались требования для избрания в должности таможенных голов и целовальников нерчинских служилых людей «или кого пристойно», сроком на один год, в порядке очереди.
Во-вторых, в обязанности таможенных служителей входило собирать «таможенные деньги» и деньги сдавать в приказную избу помесячно, причём производить проверку и «за большое воровство и за кражу и за иную хитрость чинить наказанье, смотря по вине: за малые вины бить батоги, а за большие кнутом, и от дел их отставливать...» [10, ст. № 1542].
В третьих, устанавливались ограничения для воевод, последним воспрещалось покупать мягкую рухлядь у торговых людей до оценки в таможне. Свободный торг пушниной и вывоз её за границу был запрещён.
В четвёртых, в части пошлинного обложения служители должны были соблюдать следующие правила: «чинить суд и расправу безволокитно, вправду; взимая пошлины с русских по гривне с рубля, а пересуду с суда по две гривны, правого десятка по четыре деньги, с иноземцев судных пошлин однолично не брать "против оных сибирских городов"».
В пятых, в целях контроля за торговлей разрешалось «...в случае прибытия в Нерчинск торговых и промышленных людей с русскими товарами и хлебными запасами - требовать их в приказную избу и велеть таможенному голове и целовальникам описать и оценить все товары и брать пошлину согласно новоуказным статьям каковы посланы в Нерчинск из Сибирского приказа за дьячею подписью в прошлом в 1694 г.; а сверх того с иноземцев и с русских людей никаких пошлин не имать»... рекомендуется ласково обращаться с торговцами всех народностей; требовать, чтоб торговля производилась только в гостином дворе, «а не на жилецких дворах»... вменяется в обязанность воеводе наблюдать, чтобы торговые и промышленные люди, минуя Нерчинских острогов и даур, в Китай и из Китая в сибирские города» без пошлины не провозили товаров; затем предписывается на мягкую рухлядь накладывать печати и давать до Иркутска каждому из торговых людей и приказчиков на товары по одной проезжей грамоте на одно лицо...» [10, ст. № 1542].
В 1697 г. 5 декабря был учреждён именной указ «О взыскании в Нерчинске с вывезенных товаров из Китайского государства пошлины серебром и золотом, о взятии пени с воевод за удержание в пути торговых людей и за причинённые им убытки» [5, с. 113—114]. В нём шла речь об обязанностях нерчинских торговых людей предъявлять товар и к ним прикладывать «на сургуче или на воску, или краскою, или какими китайскими чернилами, по рассмотрению уездного головы» знаки, а также порядок оформления товаров печатями и ярлыками и заполнения соответствующих «выписей».
Многолетние попытки добиться увеличения дохода от пошлин с китайских товаров путём угроз и кары за злоупотребления, а также усиленным и стеснительным дозором и мелочными подробными указаниями убедили, наконец, правительство в несовершенстве этого способа действий, и в указе от 17 февраля 1698 г. «О пропуске торговых людей с Русскими и Сибирскими незаповедными товарами в Китайское государство без проезжих грамот Сибирского приказа, и о взыскании с них указной таможенной пошлины» [5, с. 115]. В указе, по причине затруднительного проезда в Москву для получения проезжей грамоты из Сибирского приказа, разрешалось пропускать товары и торговцев без проезжих грамот, довольствуясь проверкой товаров по выписям, данным в города, откуда торговцы выехали, и взиманием с них печатных пошлин по рублю с человека.
12 ноября 1698 г. [10, ст. № 1654] вышел именной указ «О сборе в Сибирских и поморских городах с товаров таможенных пошлин». В нём шла речь о том, чтобы с торговцев, уплативших за товар русский или сибирский по гривне с рубля, по провозе товара из Сибири в Россию и из России в Сибирь, новой пошлины уже не взимать. Учитывая тот факт, что статьи о сборе пошлин в сибирских го-[48]родах, объявленные при указе от 12 ноября действовали до 1761 г., даже по устройстве впоследствии Троицкосавской таможни, необходимо изложить их более подробно.
В отношении ввоза и вывоза товаров и действий таможенных служителей в Указе содержались следующие положения:
Торговым людям, едущим из России, предъявлять в Верхотурской таможне опись товарам и оплачивать пошлины в размере 10-й части товарами или деньгами Тем из них которые утаят товары на 200, 300 р. или на большую сумму, или же захотят провести товар беспошлинно мимо Верхотурья, - взыскивать с них пошлину вдвое, чтоб их не разорять; тех же которые утаят товары повторно, «да его же батожьем бить нещадно» и все утаённые товары отбирать на Великого Государя, и в Сибирь больше не отпускать.
Необходимо было соблюдать правило, чтобы никакие товары мимо Верхотурья не проезжали без оплаты пошлины и установлен сбор по 2 деньги с воза с товарами, для раздачи за труд служащим.
По указу разрешалось брать 10-ю часть товарами каждого сорта, с тех товаров, которые пойдут прямо в Китай, и товары эти в тюках, коробках, кипах и т. п. должны доходить до Нерчинска, где не должны быть раскупориваемы; с каждого из людей, которые пойдут в Китай с караванами, брать по полтине и этим деньгам вести особый учёт. С тех же товаров, которые подойдут к Нерчинску из сибирских городов без оплаты пошлиной, брать 10-ю часть товарами, а не с полных десятков брать деньгами по 3 алтына и по 2 деньги с рубля.
Устанавливались льготы для торговцев с целью облегчения их деятельности, которое заключалось в следующем: «по приезде в Нерчинск случайно не будет иметь денег для уплаты пошлины, разрешено верить «до 100 и 200 и больше 300 рублей сроку никому не давать и такие статьи записывать в казну особо».
Установлена была пошлина «с разного рода живности». В указе сказано «А буде такие явятся купцы, рыбники или мясники, а пошлину нынешнюю малую не заплатя, учнут таить», брать со всякого рубля по 2 гривны; если попадётся в другой раз, «взять в трое, по 10 алтын с рубля и бить батоги», а если засим будет замечен, «бить кнутом и все животы взять на Великого государя и сослать в дальние города, в Нерчинской или Иркутской, на пашню, с женами и детьми».
Всё привозимое золото приказано было «отбирать на Государя по цене: за доброе - золотник по рублю по 5 алтын, а за среднее - по рублю по 10 денег; каменья оценивать в Нерчинске и брать товарами, если по высылке камней в Сибирский приказ оценка признается правильною, каменья будут выданы, если мала - добрать в приказе».
Разрешено служилым людям, которые поедут с Государевой казной в Москву, не добирать пошлин по 2 рубля с тех, которые едут из дальних городов, и по полтора рубля с тех, которые едут с ближних городов. То же правило распространяется и на товары, вывозимые из Москвы в Сибирь.
С привозных «русских» товаров брали десятую пошлину по оценке деньгами, но если продавец привозных товаров на вырученные деньги покупал пушнину, то у него десятую обычно брали пушниной. В конце XVII - начале XVIII в. в таможнях Нерчинска брали десятую с пушнины, рыбы, со слюды и железа. Десятую пошлину брали с продажи хлеба «не своей пахоты», с «пригонного скота и лошадей», с «нетоварных денег», явленных на покупку пушнины и других товаров. Натурой десятую пошлину брали с пушнины и китайских тканей (камок, китаек, атласов). К концу XVII в. ликвидируются мелкие пошлины и увеличивается количество товаров, охваченных десятой пошлиной [7, с. 174].
Регулировались сборы в отношении не распроданного товара «у кого останутся в амбарах и лавках товары к концу года, то объявлять таможенному голове для проверки и записи в явочную книгу и вновь пошлиной с нового года не оплачивать».
Достаточно много в рассматриваемом указе уделялось деятельности воевод и таможенных голов, что позволяет чётко определить их основные права и обязанности. Например, было закреплено понятие досмотра, осмотра и др. Так, досмотр производился с целью контроля за товарами, перемещаемыми по территории Руси, в тех случаях, когда количество и род их изменялось от продажи и купли товаров по пути между Тобольском и Нерчинском. Также в указе сказано: «головам приказано посылать нарочных и целовальников в остроги, слободы и многолюдные волости производить досмотры».
Осмотр производился таможенным головой, результаты фиксировались в отдельной книге, а торговцу об этом выдавалась «выпись». Так указывалось головам «в нерчинских записных пошлинных книгах всякому торговому человеку велеть под своею статьёю впредь для спору прикладывать руку».
Для контроля за сбором товаров таможенные служители обязаны были вести тамо-[49]женные книги. По сведениям исследователей [7, с. 169] из 19 дошедших до нас нерчинских таможенных книг от 1690—1714 гг. 4 не имеют начала и конца. Об обширном содержании таможенных книг дают «представления их заглавия». Например, «Книга города Нерчинска таможенная записная десятинному пошлинному сбору с товаров и мягкой рухляди и рыбы и рогатого скота... что по указу Великого государя собрано со всяких чинов людей, товаров и мягкой рухляди и денег при бытности таможенного и заставного и кружечных дворов головы Гаврила Артемьева с товарищи и то писано всей десятинной книге имянно...» [7, с. 170]. Таможенные записи чётко фиксировали ассортимент товаров, географию и социальный состав торговцев, размеры и формы их скупочной деятельности, число явок и товарных партий, позволяя определить их соотношение; основной ассортимент товаров, проходивших через Нерчинск в Китай и обратно. Чёткое фиксирование стоимости пошлинного сбора, взысканного в других сибирских городах, позволяет определить разницу в сибирских ценах.
После весенней отправки торговцев из Верхотурья голова должен высылать почтою в Нерчинск роспись товаров, пришедших в Сибирь с торговцами и оплаченных пошлиной; по этой росписи нерчинский таможенный голова должен сверять товары, прибывшие с торговцами; о том, сколько товару, какого, куда послано и сколько денег выручено в пошлину; верхотурский, тобольский и нерчинский головы обязаны были писать в Москву «неотложно, в году дважды и по трижды, как пойдёт почта».
Караваны в Китай пропускались каждый год, чтобы не удешевить товар и не допускать его излишества. В указе сказано «И отпускать с Москвы и из Нерчинска через год с купчинами и с казною Великого Государя вместе». В год движения казённого каравана мелкое купечество с караванами в Китай не пускали, чтобы «Великого Государя казне и всего Российского народа прибыли и впредь в целости не нарушимо соблюсти».
Таможенный голова имел и контрольные полномочия в отношении иных лиц. В указе говорится: «таможенным головам смотреть, чтоб не только воеводы, дьяки и разного рода служилые люди, но чтоб также и духовного разного чина люди не торговали и никого из своих для торгу никуда не посылали».
Регулированию подверглись и вопросы статуса таможенных голов. Сказано было «головам быть честными и справедливыми; никого не отягощать; срок в уплате пошлин давать людям верным и взыскивать в случае смерти лиц, которым доверено, с их поручителей; выписи делать по уплате пошлин; если воевода желал заставить поступать в чём-либо против статей - головам их не слушать, а писать к великому государю, в Сибирский приказ «самою правдою без всякия затейки»; ни на какие воротные печати, кроме Сибирского приказа, внимания не обращать; ни от кого из служащих подарков не брать. «А нерчинскому и верхотурскому головам велеть опричь… прислать за рукою росписи, сколько весною с Верхотурья на низ, а зимою в Москве, а из Нерчинска в китайское государство и из Китая с караваном в сибирские городы и на Русь и чьих и каких товаров. что в отпуску будет, доносить в Москву, сколько денег и каких собрано; и вообще давать ежегодно полный и обстоятельный отчёт, заканчивая оный к 1 сентября» [10, ст. № 1654].
Вопросы по прибытии иноземных товаров и порядок применения таможенных формальностей так же оговаривался указом. По прибытии все товары складывались в гостином дворе, об их прибытии незамедлительно сообщалось в таможню для взимания пошлины. У тех же купцов, которые пожелают что утаить, в случае розыска такого товара он весь конфискуется в пользу казны «для того, что им в казну Великого Государя уставную пошлину платить с своих товаров не убыток»; да кроме того, «высечь нещадно батогами, да сказанное ему буде впредь он там сворует, и ему в Сибири и в Китае, как явному вору, пропуску не будет».
За оплаченные пошлиной товары указывалось выдавать в Нерчинске «выпись именную, за нерчинскою печатью». В случае выезда из Нерчинска торговых людей через Обскую заставу и Камень к Вычегде при нежелании их оплатить товары пошлиной в Нерчинске - «товар клеймить в Нерчинске сургучом или какою краскою и прикладывать печати, чтоб была возможность отличить этот товар от неоплаченного. За провоз таких товаров брать только на служилых заставных людей по рублю с судна» [10, ст. № 1654].
Участившиеся факты злоупотреблений со стороны воевод и часто поступающие на них жалобы потребовали от властей введения особых мер, в указе было установлено, что при возвращении в Россию воевод необходимо досматривать, при этом не делать им никаких поблажек, отбирая с них пошлину согласно уставу. С тех же воевод, которые предъявят Великого государя грамоту, пошлин не брать потому, что грамота выдаётся [50] лицам, достойным того по своей честности, дельности и по той пользе, которую они принесли Государевой казне радением об её барышах; товары, которые у них могут быть, образовались из государевых пожалований, «и проезжие и тамошние люди в почесть, а не в неволю им давали... чтоб на то смотря, иные злые воеводы и приказные люди не на скорые, кражею и грабежом похищенные слёзные себе нажитки надеялись; но старались и того смотрели, как бы его Великого государя казне учинить во всём пополнение» [10, ст. № 1654].
Особо в указе устанавливался порядок действий в отношении так называемых «заповедных» и запрещённых товаров.
По предъявлении на таможню заповедных товаров сибиряками, русскими и иноземцами выдавать им за оный деньгами или товарами по указанным ценам. За продажу заповедного товара на сторону и при желании проехать в Китай или Россию через Камень объезжими дорогами безъявочно отбирать все товары и бить батогами нещадно. А для того, чтоб объезжими дорогами никто не проезжал, запрещено прокладывать таковые «уездным людям и ямщикам и извощикам и дороги эти засекать и заваливать», а при надобности ставить крепкие заставы; в случае, если в желании провести товар мимо таможни замечен приказчик - отвечает хозяин, «для того что всякий хозяин держи прикащиков  добрых». Рекомендуется досматривать, чтоб торговцы по новокупленным товарам не предъявляли прежде выданных выписей.
Воспрещалось вывозить в Китай соболей и чёрных лисиц, а также золото и ефимки; у тех, кто явится с таковой рухлядью, отбирать «и отдать с роспискою Государеву купчине для продажи» и сообщить в Сибирский приказ. Предлагается воеводам оказывать содействие купцам и не торговых людей с товарами в Китай не пускать. У торговых и служилых людей, которые поедут в Китай с товарами, осматривать оружие и записывать, и если по возвращении такового не окажется - допрашивать, куда дели, а в случае утраты или показания, что пищаль украдена, - «Взяти пени за всякую пищаль по 30 рублей и больше» [10, ст. № 1654].
Воспрещено всем торговым людям и сибирских городов жителям, а также иноземцам, проезжающим куда-либо с товарами, складывать таковые где-либо вне гостиных дворов. За отступление от этого правила брать тройную пошлину «и бить батоги или кнутьём, по вине смотря»; головам приказано посылать нарочных и целовальников в остроги, слободы и многолюдные волости производить досмотры.
Развитие торговых связей с Китаем давало значительный доход казне. Уже в 1702 г. караванная торговля принесла России 56640 р. таможенных пошлин. Именно в этот период центром торговли на территории Забайкалья был Нерчинск, но с 1703 г. основные направления торговых караванов переносятся в Монголию [11, с. 26—27].
Новый этап в развитии русско-китайской торговли и таможенного дела на территории Забайкалья наступил в 1728 г. после заключения Кяхтинского договора, который устанавливал границу между двумя государствами, определял порядок дипломатических отношений и открывал пограничную торговлю в двух пунктах на реке Кяхте и урочище Цурухайтуй. Настоящее событие, безусловно повлияло на развитие Нерчинска и деятельность таможенных учреждений. Нерчинскую таможню перевели - в Цурухайтуй. Только через 17 лет таможню из Цурухайтуя снова перевели в Нерчинск, и хотя к этому времени в городе насчитывалось 380 торговцев, почти все торговые связи России с Китаем преимущественно осуществлялись через Кяхту [9, с. 16]. И это уже был XVIII век.

Примечания:

1 Таможня на Тихом океане: документы и материалы. - Вып 5. Таможня в Забайкалье. 1862—1926 гг.: учеб. пособие / сост. Н. А. Беляева. - Владивосток: ВФ РТА, 2008.; Дьяков В.И. Вопросы таможенного регулирования в Забайкалье в конце XIX - начале XX в. В сб. материалов междунар. науч. конф. «Приграничное сотрудничество и внешнеэкономическая деятельность: история и современность». - Чита, ЗабГГПУ 2011. - С. 66—70; Луконин Д. С. Образование Маньчжурской таможни и краткий обзор организации деятельности в 1901—1904 гг. Государственная власть и местное самоуправление. - М.: Юрист, 2009, № 12. - С. 39—43; Луконин Д. С. Создание и организация деятельности таможенного надзора в Сретенске  // Государственная власть и местное самоуправление. - 2009. - № 10.- С. 46—49.; Луконин Д. С. Создание и краткий обзор деятельности Сретенской таможни 1899—1905 гг. // Таможенное дело. - 2010. - № 02. - С. 36—40.; Таможенное дело в Восточной Сибири и Забайкалье: учеб. пособие / под ред. В. П. Шахерова. - Иркутск: Изд-во Иркут, ун-та, 1999.


Список литературы

1. Андриевич В.К. Краткий очерк истории Забайкалья. От древнейших времен до 1762 года. М.:Вече, 2013. 288 с.
2. Блёх И. Устройство финансового управления и контроля в России в историческом их развитии. СПб., 1895.
3. Живописное путешествие по Азии. Т 2 / пер. с фр. Е. Корша. М., 1839. 271с.
4. История Восточного Забайкалья. Читинская область / отв. ред. И.И. Кириллов. Иркутск: Изд-во ИГЭА, 2001. 283 с.
5. История таможенного дела и таможенной политики России (907—1811гг): хрестоматия. Ч. 1. М.: РИО РТА, 1995. 200 с.
[51] 6. Корсак А. Историко-статистическое обозрение торгового оборота России с Китаем. Казань, 1857. 445 с.
7. Машанова Л.В. Иркутские и нерчинские таможенные книги как источник истории промыслов и торговли Забайкалья конца XVII—начала XVIII в. // В кн.: Источниковедение отечественной истории. М.: Наука, 1989. С. 169—175.
8. Паршин В. Поездка в Забайкальский край. М., 1844. 209 с.
9. Петряев Е. Нерчинск. Очерки культуры прошлого. Чита, 1959.
10. Полное собрание законов Российской империи, с 1649 года. Т 3. 1689—1699. СПб.: Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1830. 694 с.
11. Таможенное дело в Восточной Сибири и в Забайкалье. Иркутск, 1999. 79 с.

References

1. Andrievich V.K. Kratkii ocherk istorii Zabaikal'ya. Ot drevneishikh vremen do 1762 goda. M.:Veche, 2013. 288 s.
2. Blekh I. Ustroistvo finansovogo upravleniya i kontrolya v Rossii v istoricheskom ikh razvitii. SPb., 1895.
3. Zhivopisnoe puteshestvie po Azii. T 2 / per. s fr. E. Korsha. M., 1839. 271 s.
4. Istoriya Vostochnogo Zabaikal'ya. Chitinska- ya oblast' / otv. red. I.I. Kirillov. Irkutsk: Izd-vo IGEA, 2001. 283 s.
5. Istoriya tamozhennogo dela i tamozhennoi politiki Rossii (907—1811gg): khrestomatiya. Ch. 1. M.: RIO RTA, 1995. 200 s.
6. Korsak A. Istoriko-statisticheskoe obozrenie torgovogo oborota Rossii s Kitaem. Kazan', 1857. 445 s.
7. Mashanova L.V. Irkutskie i nerchinskie tamozhennye knigi kak istochnik istorii promyslov i torgovli Zabaikal'ya kontsa XVII—nachala XVIII v. // V kn.: Istochnikovedenie otechestvennoi istorii. M.: Nauka, 1989. S. 169—175.
8. Parshin V. Poezdka v Zabaikal'skii krai. M., 1844. 209 s.
9. Petryaev E. Nerchinsk. Ocherki kul'tury proshlogo. Chita, 1959.
10. Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi imperii, s 1649 goda. T. 3. 1689—1699. SPb.: Tip. II Otdeleniya Sobstvennoi Ego Imperatorskogo Velichestva Kantselyarii, 1830. 694 s.
11. Tamozhennoe delo v Vostochnoi Sibiri i v Zabaikal'e. Irkutsk, 1999. 79 s.
Статья поступила в редакцию 29.04.2015

Воспроизводится по:

Гуманитарный вектор. 2015. № 3 (43). Региональная история России. C. 44—51.

Категория: Савосина Н.Г. | Добавил: ostrog (2015-12-01)
Просмотров: 375 | Рейтинг: 5.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 

Login Form

Поиск по каталогу

Friends Links

Site Statistics

Рейтинг@Mail.ru


Copyright MyCorp © 2006
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz