Отдельно стоящие постройки хозяйственно-служебного назначения на площади двора Саянского острога - Скобелев С.Г. - С - Каталог статей - Города и остроги земли Сибирской
Site Menu

Категории каталога
Савосина Н.Г. [1]
Садовникова А.А. [1]
Санжиева Т.Е. [1]
Санников А.П. [1]
Сафронов Ф.Г. [1]
Седельников В. [1]
Сельский И. [1]
Семенов О.В. [1]
Семенова В.И. [1]
Сергеев О. И., Чернавская В. Н. [1]
Сизикова И.В. [1]
Силаева И.А. [1]
Симачкова Н.Н. [1]
Симбирцева Т.М. [2]
Скобелев С.Г. [4]
Скобелев С.Г., Чуриков Р.С. [2]
Скобелев С.Г., Шаповалов А.В. [1]
Скульмовский Д. О. [3]
Словцов П.А. [1]
Смирнов Д.И. [1]
Смирнов М.В. [1]
Соколовский И.Р. [2]
Солодкин Я. Г. [33]
Соломин А.В. [1]
Сорокин Н. В. [1]
Софронова М.Н. [1]
Спасский Г.И. [1]
Старков В.Ф. [1]
Степанов Д. [1]
Строгова Е.А. [1]
Струков Д. П. [1]
СУВОРОВ Н. [1]

Роман-хроника
"ИЗГНАНИЕ"

Об авторах
Иллюстрации
По страницам романа
Приобрести
"Сказки бабушки Вали"


Site Poll
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1208

Начало » Статьи » С » Скобелев С.Г.

Отдельно стоящие постройки хозяйственно-служебного назначения на площади двора Саянского острога

Различные строения вспомогательного (служебного или хозяйственного назначения) имелись во всех сибирских острогах. Они создавались для обеспечения жизнедеятельности гарнизонов. В структуре каждого военного объекта они занимали строго определенное место, зависящее от размеров гарнизона и крепости, а также неразрывно связанное с конкретными военно-административными функциями. Изучение служебно-хозяйственных построек позволяет определить приоритетные направления хозяйственной и служебной деятельности населения, уяснить внутреннюю структуру и планировку, выделить отдельные функциональные зоны, связанные с определенными занятиями обитателей крепости.
Саянский острог, поставленный в 1718 г. на правом берегу Енисея силами отряда служилых людей из г. Красноярска, представлял собой, в первую очередь, комплекс деревоземляных укреплений. Это четыре угловые башни, башня проезжая к полю, стены заплотного типа с трех сторон к полю и в северо-восточном углу острога, а также тарасного типа – обращенные к реке, где также были устроены ворота, мощные ров и вал вдоль заплотных стен (рис. 1). По отзывам современников, острог представлялся как «строение изрядное» [Паллас, 1788. С. 542 – 543].
Долгое время Саянский острог являлся единственным русским населенным пунктом в Северном Присаянье. Соответственно, его гарнизон был оторван от основных мест проживания русского населения и во многом находился на самообеспечении. Относится это к ряду сторон культуры жизнеобеспечения, что нашло отражение в планировке острога, выразившись в наличии комплекса отдельно стоящих специализированных построек хозяйственно-служебного назначения.
На территории двора острога обнаружены хозяйственно-служебные комплексы двух типов, встроенные в стены крепости и в виде отдельных построек.
Встроенные, то есть приспособленные помещения, относятся, в первую очередь, к элементам сооружений оборонительного характера. Так, в Саянском остроге угловые башни использовались под жилье. В тарасных конструкциях, видимо, функционировали поварня, мыльня и помещение, где хранились рыболовные сети. В двух клетях, примыкавших к воротам (надвратной башне), скорее всего, содержали скот, о чем свидетельствует мощный (до 0,15 м) слой навоза в культурном слое (возможно, здесь располагалась конюшня конных казаков). К стенам у угловых башен пристраивались сени и т. д. Их расположение и характер напрямую зависели от конфигурации и нахождения стен и башен.
Отдельно же стоящие постройки на площади двора являлись самостоятельными элементами планировки. По местам их расположения в комплексе, а также на основании результатов анализа состава культурного слоя, можно сделать выводы как относительно основных видов хозяйственных занятий гарнизона, так и функциональных зон в пределах двора крепости. К числу таких объектов можно уверенно отнести семь, и, предположительно, еще одно сооружение.
Отдельно стоящие постройки и их характеристика. У юго-восточного угла северо-западной башни в культурном слое обнаружены остатки очага, сложенного из речной гальки. Здесь же фиксировалось большое количество костей и чешуи рыб, каменных рыболовных грузил. Судя по непосредственной близости помещения в тарасной конструкции, где хранились рыболовные сети (рис. 1-1), на этом участке двора городища под отрытым небом могла производиться тепловая обработка добытой рыбы для пищевых нужд гарнизона. Внешний вид основания «очага», а также находки здесь мелких фрагментов «кыргызской вазы» с характерным «елочным» орнаментом позволяют утверждать, что очаг был создан поверх средневекового каменного кургана. С учетом господствующих ветров западного направления, его расположение на данном участке площади двора городища вполне логично (рис. 1-2).
Несколько южнее очага были обнаружены остатки нижних венцов небольшого деревянного строения, деревянный пол в котором отсутствовал. Состав находок - керамика, фрагменты железных изделий, фрагменты костей жи-[279]вотных и рыб, а также место их расположения (рис. 1-3), позволяют говорить об использовании постройки в качестве хозяйственной, видимо, также в связи с задачей продовольственного обеспечения гарнизона.
Далее в южном направлении вдоль западной стены острога были изучены два заглубленных в землю сооружения, где в ямах подпрямоугольных очертаний обнаружены остатки деревянных срубов.
Одно из этих сооружений оказалось продовольственным амбаром с погребом, а другое - пороховым (амуниционным) погребом [Скобелев, 2012].
Продовольственный погреб перед раскопками определялся визуально как подквадратная яма размерами, близкими к 5×5 м, у краев которой в ходе раскопочных работ были обнаружены сильно разложившиеся остатки верхних венцов сруба, рубленного «в лапу». Нижние венцы также плохо сохранились. Они находились на гл. 1, 6 м от условного нуля. Полом помещения служила речная галька. Реконструктивный размер клети - также 5×5 м. Вход, видимо, был расположен в верхней (наземной) части строения, непосредственно под перекрытием. Можно предположить, что вниз вела приставная лестница. Поверх же этой конструкции должно было существовать какое-то сооружение (рис. 1-4), выполнявшее функции «магазейна» (амбара) [Паллас, 1788]. К сожалению, иных информативных артефактов здесь не было найдено, потому в данном качестве мы определяем данное сооружение, учитывая имеющиеся археологические материалы и сообщения письменных источников о наличии в остроге двух «анбаров» [Быконя, 1981. С. 56].
Пороховой (амуниционный) погреб находился в юго-западном углу острога. При этом входом не со стороны западной стены или юго-западной башни, а со двора крепости, что также вполне логично с учетом господствующих ветров (рис. 1-5).
В центре двора городища изучены остатки наземного деревянного сооружения подквадратной формы с глинобитным полом. На его площади и снаружи зафиксировано большое количество находок хозяйственно-бытового назначения, на основании которых можно сделать вывод о том, что данное помещение, скорее всего нежилое, использовалось для хозяйственных нужд гарнизона - ремонта снаряжения, оружия, изготовления утвари, литья пуль и т. п. (рис. 1-6). Оно сопутствовало находящейся рядом кузнице – здесь у середины восточной стены острога зачищены остатки неплохо сохранившихся нижних венцов и пола деревянной постройки прямоугольной формы размерами 6×4 м (рис. 1-7). Внутри обнаружены остатки сооружения из речных галек, на котором долгое время горел сильный огонь (вероятно, это кузнечный горн), прямоугольник песка в деревянной раме (возможно, место для наковальни) и много несгоревшего угля поверх досок пола. Таким образом, это явно остатки кузницы острога [Скобелев, 2013].
В юго-восточной части двора городища обнаружены остатки еще одного наземного деревянного сооружения размерами, приблизительно, 6×6 м. Оно явно было разделено на две части и имело деревянные полы в каждом помещении. На его площади и вокруг него остатков бытового мусора, обычного для остальных участков острога (обломки керамической посуды, кости животных и т. п.), найдено крайне мало. На основании данного факта, а также наличия деревянного пола, можно предположить какое-то особое назначение постройки (рис. 1-8). Возможно, что это и есть дом приказчика острога, а позднее – «пограничного дозорщика, состоящий из служебного и жилого помещений, о котором упоминалось в документах. Из всех исследованных наземных деревянных сооружений на площади двора острога лишь здесь имелся деревянный пол.
В культурном слое к югу от северо-восточной башни острога фиксировалось большое количество перегноя, Повидимому, животного происхождения. Вместе с тем, следов каких-либо капитальных деревянных построек в этом месте не прослеживалось. Правда, здесь имеются незначительные остатки дерева и вертикально вкопанных столбов, которые лишь условно можно считать частями сооружений. Вероятно, здесь под легким навесом или даже под открытым небом содержался домашний скот: скорее всего, лошади. Отсутствие остатков капитальных деревянных сооружений объясняется, видимо, тем, что территории острога могли использоваться коновязи или изгороди козловой конструкции (рис. 1-9). Выделение именно здесь, рядом с конюшней (рис. 1-10), места для открытого содержания скота вполне логично. В частности, это объясняется близостью данного места к выходу к реке, располагавшемуся в северной стене, что было удобно для быстрого вывода животных на водопой.
Итог. Таким образом, результаты раскопочных работ позволили выявить комплекс хозяйственно-служебных помещений в остроге. Согласно их расположению, служебно-хозяйственная деятельность в крепости соотносилась с ее определенными частями. Хозяйственная жизнь, связанная с продовольственным обеспечением, проходила, видимо, в прибрежной северной части двора. Об этом свидетельствуют наличие здесь основных хозяйственных помещений, а также большое количество соответствующих находок в культурном слое. Пространство у западной стены являлось служебной территорией, где располагались склады, и посещалась она довольно редко. Центр и восточная часть острога были ремонтно-производственной зоной. В то время как северо-восточная служила для содержания скота. Юго-восточная часть, где находилась приказная изба, была административной территорией.
Как можно видеть, постройки хозяйственно-служебного назначения занимали в планировке двора острога и жизни его гарнизона значительное место, что характеризует также отношение правительства к содержанию крепостей и условиям службы пограничников.

Источники и литература

Быконя Г.Ф.
Заселение русскими Приенисейского края в XVIII в. – Новосибирск: Наука, СО, 1981. – 248 с.
Паллас П.С. Путешествие по разным провинциям Российского государства: В трех частях, пяти книгах с атласом. – СПб.: Изд-во «Товарищество Р. Голике и А. Вильборг», 1788. – Ч. 3. – Полут. 1. – 655 с.
Скобелев С.Г. Пороховой погреб Саянского острога XVIII века // Вест. НГУ: Сер.: «История, филология». – Новосибирск: Изд-во НГУ, 2012. – Т. 11. – Вып. 3: Археология и этнография. – С. 273 – 279.
Скобелев С.Г. Кузница Саянского острога // Вест. НГУ: Сер.: «История, филология». – Новосибирск: Извод НГУ 2013. – Т. 12. – Вып. 7: Археология и этнография. – С. 171 – 176.
[280]



Рис. 1. Саянский острог Реконструкция:
1 - помещение для хранения рыболовных сетей; 2 - очаг под открытым небом; 3 - легкая постройка для продовольственных целей (обработки и хранения рыбы? ); 4 - продовольственный амбар с погребом; 5 - пороховой (амуниционный) погреб; б - легкая постройка для хозяйственно-бытовых целей; 7 - кузница; 8 - дом приказчика острога (пограничного дозорщика); 9 - коновязи; 10 – конюшня


Воспроизводится по:

Культура русских в археологических исследованиях: сб. науч. ст: В 2-х томах / Под ред. Л.В. Татауровой, В.А. Борзунова. – Омск; Тюмень; Екатеринбург: Изд-во Магеллан, 2014. – Том I. С. 278 – 280.

Категория: Скобелев С.Г. | Добавил: ostrog (2015-03-04)
Просмотров: 551 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 

Login Form

Поиск по каталогу

Friends Links

Site Statistics

Рейтинг@Mail.ru


Copyright MyCorp © 2006
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz