ОТПИСКИ СИБИРСКИХ ВОЕВОД КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК ПО РЕКОНСТРУКЦИИ ПРАВОВЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ - Тимохин Е.А. - Т - Каталог статей - Города и остроги земли Сибирской
Site Menu

Категории каталога
Татауров С.Ф. [3]
ТИМОНИН Е.И. [1]
Тимохин Е.А. [5]
Ткалич А.И. [1]
Толкачева Н. В. [1]
Трухин В.И. [3]
Тураев В. [2]
Тычинских 3.А. [1]

Роман-хроника
"ИЗГНАНИЕ"

Об авторах
Иллюстрации
По страницам романа
Приобрести
"Сказки бабушки Вали"


Site Poll
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1203

Начало » Статьи » Т » Тимохин Е.А.

ОТПИСКИ СИБИРСКИХ ВОЕВОД КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК ПО РЕКОНСТРУКЦИИ ПРАВОВЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ

В настоящее время в исторической науке проявился интерес к изучению мировоззрения служилого населения Западной Сибири (9). Вместе с тем, изучение мировоззрения предполагает некоторое пересечение со смежными областями общественного сознания, одним из которых является правовое сознание. Вместе с тем, правосознание содержит в себе такой компонент как представления людей о своих правах и обязанностях (11, 99). И таким образом представляется возможным изучение такого компонента на историческом примере в лице служилого населения Западной Сибири. Принимая во внимание, что Симачковой Н.Н. был изучен период становления воеводской системы управления в Сибири в конце XVI — начале XVII вв., то представляется возможным изучение некоторых аспектов правового сознания служилого населения на данном этапе(10).
Территория Сибири в XVI в. находилась в ведении Посольского приказа, а с 1599 г. перешла под контроль Приказа Казанского дворца, в ведении которого к началу XVII столетия были все восточные окраины страны (4, 124). Верхним этажом управления в Сибири была воеводская власть (3,166). Основной административной единицей в Сибири в XVII веке был уезд (4, 125). В конце XVI века перед Москвой встала задача — создать в Сибири административный центр, способный контролировать и координировать деятельность сибирских уездов, которым становится г. Тобольск (4, 125-126).
Несмотря на стремление уездных воевод сноситься напрямую с Москвой, минуя Тобольск, правительство сумело объединить сибирские города под началом Тобольска (2, 253). В результате уже после смуты складывается Тобольский разряд, который включал в себя все уезды подконтрольной Сибири (4, 126; 2, 254). Руководящее положение Тобольска в Сибири поддерживалось благодаря тому, что первыми воеводами были представители родового боярства, близких к царскому двору (4,126).
Четкого разграничения прав и обязанностей уездных и разрядных воевод не имелось (4,127). Однако ряд полномочий, таких как административно-судебные вопросы был зафиксирован в «государевом жаловальном слове» в лице наказов, указов и грамот (1, 37). В этой связи встает вопрос о значении других документов, которые, так или иначе, затрагивают вопросы, касающиеся правовых представлений различных категорий служилого населения. Одними из таких делопроизводственных источников являются отписки представителей сибирской администрации.
Большая часть исследуемых отписок (общее число проработанных документов — 25) в тематическом плане связана с проблемой межэтнических отношений в Сибири в тот период, часть документов затрагивает некоторые аспекты хозяйственной и административной деятельности и уголовно-правового характера, имеются несколько документов, которые затрагивают вопросы налогообложения местных племен (7,369-404; 8, 177-219).
Исходя из содержания большинства отписок, представляется возможным определить преобладающей группой обязанностей в понимании служилого населения — совокупность представлений о защите интересов царской власти и местного русского населения. Данное обстоятельство вполне объяснимо, учитывая сложный и конфликтный характер межэтнических отношений в указанный период: имели место конфликты с местными племенами, которые, скорее всего, представляли интересы кучумовичей и возглавлялись кем-либо из его родственников. Обязанность выполнять военно-охранительные функции представлялась служилому населению в виде некоторой совокупности строго определенных задач: содержание военных гарнизонов, взаимные предупреждения воевод и голов, организация охраны тех или иных промыслов, получение информации со стороны представителей местного нерусского населения, организация и проведение военных и правоохранительных мер. Кроме того, различные отписки по-разному характеризуют агрессию местных племен: так в одном случае идёт речь о «набеге», «войне», в других документах применительно к правонарушениям местных племен применяется понятие «воровство». Так в отписке тобольского воеводы Семена Сабурова пелымскому воеводе от 10 декабря 1600 г. характеризуется данное понятие: «да тех вагулич за их воровство, что они сына боярского били и стрельцов перестрелять хотели» (8,190). В этой связи можно говорить об отсутствии в представлениях служилого населения образа кочевых племен как представляющих непосредственную угрозу для царской власти. Соответственно подавление того неповиновения воспринималось и как военная, и как правовая мера. Так согласно отписке верхотурского воеводы от 11 октября 1604 года отмечается массовое проявление бандитизма: «многие вагуличи по волостям, и по юртам, и по дорогам русских людей побивают» (8, 216). В то же время в документе присутствует характеристика возможной юридической ответственности за правонарушение: «а сыскав про воровство подлинно, посажати б их в тюрьму да об них отписати нам холопем твоим и сыск прислать тебе государю царю» (8, 216). В рамках общих представлений об обязанностях могли существовать более мелкие нормы, носившие ситуационный характер: так в отписке от 30 июля 1603 года сообщается о взятии в плен служилыми людьми «языка» (вероятно один из кучумовичей) и о применении к нему «расспроса» (допроса) и «пытки» (8,210). В данном случае пытку можно рассматривать с альтернативной позиции — могла быть, а могла и не быть. Вместе с тем, имеются документы, отражающие в силовых действиях служилого населения исключительно правоохранительный аспект. Так ряд отписок делает акцент на необходимость охраны государственной собственности — соляных варниц (7,369-404 ; 8, 177-219).
Охрана соляных варниц представляет собой предмет хозяйственной и административной деятельности. Соляной промысел считался государственным и поэтому, как и в прежнем случае, правовая инициатива была ограничена обязанностями. Отписки тобольских и верхотурских воевод показывают значимость данного промысла для служилого населения, и, прежде всего, для воевод. Отписки тобольского воеводы Семёна Сабурова за период с октября по декабрь 1600 г. свидетельствуют о значимости данной сферы хозяйства в глазах воевод, прежде всего (8, 188-191). Кроме того, на подобные представления могло повлиять развитие солеварной промышленности на Урале (6, 190). Помимо этого значимость данного промысла объясняется тем, что согласно отпис-[59]ке от 10 декабря 1600 года пелымскому воеводе предписывалось применить силовые меры в отношении тех вагуличан, которые отказались помогать служилым, и совершили на них нападение (8, 190). Другими факторами, свидетельствующими о заинтересованности в развитии соляного промысла — организационная работа по транспортировке железа, необходимого для варниц (8, 189-191). В то же время другим видом деятельности, демонстрирующим выполнение служилыми людьми своих хозяйственных функций, стало строительство.
Так в отписке Лозвинского воеводы Пелымскому строительное дело именуется «государевым делом», то же прослеживается в отписке за 11 октября 1604 года: в документе данный термин упоминается в контексте необходимости привлечения к уголовной ответственности лиц за совершение разбоя(7, 369;8, 216). Таким образом, через систему понятий в сознании служилого населения были объединены и права, и обязанности. Другой не менее важной категорией в правовых представлениях был «ясак». В Сибири существовали специальные ясашные волости, которые появились после утверждения русских в регионе (4, 129).
Сбор ясака был обязанностью воеводы, о чём в частности свидетельствует факт ссылки воеводы Шаховского на государев наказ в своей описке в Москву в 15971598 гг.(8,177). В то же время в Сибири существовала практика сбора так называемых «поминок» — добровольных приношений со стороны местных племен (4, 129). Сбор поминок был скорее правом воеводы, но и в то же время не порицался царем. Однако согласно данным отписки тобольского воеводы Шереметева от 9 апреля 1601 г. служилым людям запрещалось торговать мягкой рухлядью, что позволяет говорить о злоупотреблениях при сборе ясака не только воеводами, но и служилыми людьми (8,197). Так в отписке кетского воеводы указано, что на его служилых людей присланы были челобитные от томских воевод (7,404). Возможно, что это как раз та ситуация, когда служилый человек мог незаконно добыть меха и затем очень спокойно их сбыть. Однако в случае с кетским воеводой иллюстрируется другая сторона деятельности воевод — административная. Согласно отписке воеводы налицо имело место противоречие между томскими воеводами и кетским из-за территориальных разногласий. Если учесть и то обстоятельство, что позднее между имевшими определенную самостоятельность уездными воеводами и тобольским воеводой возникали трения, то можно сделать вывод — для многих воевод характерным было свое видение вертикали власти, но общим моментом было осознание т.н. «государева дела» — всей службы, которая должна была быть подчинена интересам государства и самого царя как источника всякого права (3,167).

Примечания

1. Авдеева О.А. Особенности административно-судебной системы Сибири в период воеводско-приказного управ- ления//История государства и права.№2.2003. С.34-40
2. Бахрушин С.В. Научные труды. Т.3.Ч.1.М.,1955.
3. История Курганской области (с древнейших времен до 1861 года). Т.1.Курган.,1995.
4. История Сибири: В 5 т. Т.2.Л.,1968.
5. Менщиков В.В. Русская колонизация Зауралья в XVII-XVШ вв.: общее и особенное в региональном развитии: Монография. Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та.2004.
6. История Урала с древнейших времен до 1861 года.М.,1989.
7. Миллер Г.Ф. История Сибири: В 2 т. Т.1. М.,1999.Прило- жения.
8. Миллер Г.Ф. История Сибири: В 2 т. Т.2. М.,2000.Прило- жения.
9. Путилин С.В. Служилое население Западной Сибири в конце XVI — начале XVIII вв.(Историко-мировоззренческий
аспект).: Автореф. дис. /С.В. Путилин. Челябинск., 2006
10. Симачкова Н.Н. Становление воеводской системы управления в Сибири в конце XVI — начале XVII вв.: Автореф. дисс. / Н.Н. Симачкова. Тюмень., 2002.
11. Уледов А.К. Структура общественного сознания. Теоретико-социологическое исследование. М., 1968.

Воспроизводится по:

II Емельяновские чтения: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (Курган, 11-12 мая 2007 г.). - Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2007. с. 58 — 59

Категория: Тимохин Е.А. | Добавил: ostrog (2013-07-22)
Просмотров: 510 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 

Login Form

Поиск по каталогу

Friends Links

Site Statistics

Рейтинг@Mail.ru


Copyright MyCorp © 2006
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz