Секретная Нерчинская экспедиция 1753—1765 гг. и археологическое изучение Нерчинска. - АРТЕМЬЕВ А.Р. - А - Каталог статей - Города и остроги земли Сибирской
Site Menu

Категории каталога
Авдеева О.А. [1]
Акишин М.О. [1]
Александров В.А. [1]
Андрейчук С.В. [1]
Аношко О.М. [1]
Ануфриев А. В. [1]
Аргудяева Ю.В. [1]
АРТЕМЬЕВ А.Р. [17]
Афанасьев Г. [1]

Роман-хроника
"ИЗГНАНИЕ"

Об авторах
Иллюстрации
По страницам романа
Приобрести
"Сказки бабушки Вали"


Site Poll
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1209

Начало » Статьи » А » АРТЕМЬЕВ А.Р.

Секретная Нерчинская экспедиция 1753—1765 гг. и археологическое изучение Нерчинска.
В статье рассказывается об экспедиции, задачей которой было строительство в Нерчинске кораблей и открытие судоходства по Амуру. В устье Амура планировалось создание военно-морской базы для обследования земель к востоку от Камчатки. При археологических исследованиях Нерчинска открыты остатки жилых кварталов города времен секретной экспедиции.

Nerchinsk Secret Expedition (1753-1765) and Archaeological Study of Nerchinsk.
A.R.ARTEMYEV(InstituteofHistory, Archaeology and Ethnography of Far Eastern Peoples, FEBRAS. 89, Pushhinskaya St., Vladivostok, 690600).
The article narrates about the expedition objectives of which were the building of ships in Nerchinsk and starting the navigation on the Amur River. The creation of the naval base in the Amur estuary was planned for purpose of investigating lands towards the east of Kamchatka. When archaeological studying in Nerchinsk remains of residential blocks of the town of Nerchinsk secret expedition times were discovered.


История Нерчинской экспедиции, сведения о которой в XVIII в. считались секретными, до недавнего времени оставалась мало изученной и слабо освещенной в литературе. Первый обширный очерк посвятил ей Л.А. Гольденберг [2, с. Л11—130 ]. Позднее действия экспедиции в Приамурье рассматривались в книге Е.Л.Беспрозванных [1, с.Л 00—106 ]. Новые публикации архивных документов позволяют до конца понять ее истинные цели и оценить грандиозность задуманного предприятия [8, 10].
Секретная экспедиция, названная Нерчинской по местопребыванию ее начальника, явилась непосредственным продолжением деятельности Второй Камчатской экспедиции, закрытой в 1743 г. В июне 1753 г. сибирский губернатор генерал-лейтенант В.А. Мятлев по поручению Сената подготовил представление о возобновлении Камчатской экспедиции и строительстве в устье Амура верфи и военно-морской базы [11, с.93—95 ]. Мятлев справедливо полагал, что доставка хлеба в Охотский и Удский остроги по Амуру обойдется значительно дешевле, особенно если выращивать его в Нерчинском уезде, связанном по рекам Ингоде и Шилке с Амуром. На верфи в устье Амура он планировал построить не менее трех фрегатов для обследования земель, лежащих к востоку от Камчатки [10, с.42—44 ]. 25 июня 1753 г. представление Мятлева было обсуждено на заседании Сената. Сенат передал в его распоряжение всех морских офицеров и служащих Второй Камчатской экспедиции, выделил необходимые для обследования рек Ингоды, Аргуни и Амура приборы и геодезистов, а также приказал открыть навигационные школы в Иркутске и Нерчинске [8, с.494—496; 10, с.44—46 ]. Однако на запрос о возможности согласования с Китаем вопроса о свободном плавании русских судов по Амуру и строительстве верфи и крепости в его устье. Коллегия иностранных дел ответила отрицательно, посоветовав сначала поискать удобное место для строительства морских судов при слиянии рек Шилки и Аргуни. Указом от 9 декабря 1753 г. Сенат утвердил проект Мятлева о возобновлении Камчатской экспедиции и одобрил мнение Коллегии иностранных дел. Общее руководство экспедицией возлагалось на Мятлева, а практическое исполнение поручалось Ф.И. Соймонову, о назначении которого руководителем сибирских гидрографов просил хорошо знавший его Мятлев [11, с.207, 208, 210, 211; 8, с.493, 494].
Известный гидрограф, бывший обер-прокурор Сената, бывший генерал-кригс-комиссар и бывший вице-адмирал Федор Иванович Соймонов потерял все свои чины из-за близости с кабинет-министром А.П.Волынским, вместе с которым был обвинен в государственной измене. Как известно, Волынский и его соратники выступили против антирусской деятельности немцев в годы правления Анны Иоанновны, но, недооценив влияния на императрицу Бирона и Остермана, потерпели поражение. В апреле 1740 г. все они были арестованы, 27 июня А.Волынский, А. Хрущов и П.Еропкин были казнены, И. Эйхлер и Ф. Соймонов наказаны кнутом. 30 июня 1740 г. Соймонов был сослан в далекий Охотск. Однако уже 8 апреля 1741 г, его помиловали и разрешили вернуться и жить в одной из деревень. Более полугода ехал Соймонов до Санкт-Петербурга. За это время на русский престол взошла императрица Елизавета Петровна, которая разрешила ему жить, где он захочет, и вернула конфискованные владения. 17 марта 1742 г. в Московском Кремле перед Успенским собором было официально объявлено о снятии с Соймонова всех обвинений, и ему торжественно вернули отобранную при аресте шпагу. Тем не менее, запрещение занимать военные и штатские должности осталось в силе, и следующие 11 лет Соймонов провел в подмосковной деревне [2, с.10—15, 96, 97 ].
В декабре 1753 г. Соймонов был утвержден Сенатом на должность экипажмейстера экспедиции, а в феврале 1754 г. вслед за В.А. Мятлевым он выехал из Москвы в Иркутск. 1 августа Соймонов открыл в Иркутске навигационную школу. В ней обучалось 32 человека. В программу подготовки учащихся входили арифметика, черчение, геометрия, геодезия, архитектура, судостроение и мореходство. Позже в школе стали преподавать и иностранные языки, среди которых особое внимание уделялось японскому.
В сентябре 1754 г. Соймонов обследовал реки Ингоду и Шилку, собрал сведения об Амуре. Сибирский губернатор Мятлев доложил Сенату о достигнутых Нерчинской экспедицией результатах: 1) проведен осмотр и описание сухопутного и водного пути от Иркутска до Нерчинска; 2) составлено описание и оценка лесов, пригодных для строительства морских и речных судов, в бассейне рек Нерчи, Ингоды, Шилки и Онона с притоками; 3) разработан план осмотра и описания Амура; 4) изготовлены планы и карты описанных мест [2, с.114, 115].
18 августа 1754 г. Сенат дал Сибирскому приказу секретный указ о переселении на плодородные земли Нерчинского уезда нерегулярных казаков с женами и детьми для развития там хлебопашества. Соймонов пытался наладить производство железа для нужд экспедиции и сам участвовал в поисках месторождений. Сохранилось представление Мятлева в Сенат об организации добычи и выплавки найденной в Нерчинском уезде железной руды. В 1755 г. Соймонов открыл «навигацкую» школу в Нерчинске, где сначала преподавал сам. В ней обучалось 35 учеников тем же предметам, что и в Иркутской школе. За время существования Нерчинской школы с 1755 по 1765 г. в ней обучалось 140 человек, из которых 3 поступили в секретную экспедицию, 6 человек были отправлены в Охотск на штурманскую работу, 36 определены в горное ведомство, 23 — в драгуны, 13 — на нерчинские заводы, 7 из-за неспособности к наукам отданы в мастеровые, 8 отчислены по болезни, 5 умерли, а 39 были переведены в Иркутскую школу навигации и геодезии [4, с.72, 73 ].
В середине 1755 г. неожиданное происшествие заставило Мятлева и Соймонова приостановить, а затем и вовсе отменить выполнение главной задачи экспедиции, связанной с плаванием по Амуру. В январе 1755 г. китайцы привезли на Цурухайтуйский форпост и сдали русским властям перебежчика, бывшего каторжника М.И.Шульгина. В ходе следствия выяснилось, что Шульгин жил в Нерчинске, когда туда прибыл и начал свою бурную деятельность Соймонов. Шульгин услышал от кого-то из местных жителей, что летом 1755 г. Соймонов намерен с четырьмя полками солдат и пушками сплавиться по Амуру и захватить стоящий против устья реки Зеи китайский город Айгунь (современный г. Хэйхэ). Вполне возможно, что Шульгин сам придумал все это, потому что бежал из Нерчинска по Амуру в Айгунь, надеясь, что китайцы наградят его за эти сведения и оставят жить у себя. Поскольку о происшествии наверняка доложили в Пекин, любая попытка сплава по Амуру выглядела бы теперь враждебной по отношению к Цинской империи. Были предприняты шаги получить согласие на открытие навигации по Амуру у цинского императора. В январе 1757 г. в Пекин отправился курьером опытный дипломат В.Ф.Братищев. Его миссия окончилась неудачно. Император категорически отказался разрешить плавание русских судов по Амуру, выдвинув в качестве предлога отсутствие соответствующей статьи в Кяхтинском договоре между Россией и Китаем 1727 г. Между тем главе русской духовной миссии в Пекине А.Юматову удалось узнать от миссионера-иезуита Сигизмунда, что на самом деле пропуск судов недозволен китайцами из-за опасений, как бы россияне «... не завладели оной, по примеру города Албазина» [1, с.104—106]. 12 мая 1758 г. в Петербурге был получен официальный отказ правительства Китая в использовании Россией Амура. Тем не менее, заняв выжидательную позицию в вопросе о плавании судов по Амуру, русское правительство не отменило секретную Нерчинскую экспедицию, а сделало ее главными функциями другие.
Начатое в Нерчинске строительство судов было ограничено строительством «ластовых» (весельных) судов. В связи с изменением направления деятельности экспедиции, разведывались и другие места для постройки судов, помимо устья Нерчи, на реках Ингоде, Шилке и Хилок. Высококвалифицированный специалист и знаток морской картографии Соймонов умело руководил работами по гидрографическому описанию рек и картографированию земель. Сохранились сотни его инструкций для различных ведомств и служб, разработанные им в Нерчинске и Тобольске. Продолжалось заселение Нерчинского уезда выходцами из других губерний. Так, его сын, М.Ф. Соймонов, в автобиографии вспоминал о том, как он лично расселял 3700 человек с пермских Соликамских промыслов, отводил им места для постройки домов, земли под пашни и сенокосы. Для обороны Нерчинска М.Ф. Соймонов спроектировал и возглавил строительство пяти земляных бастионов. Две низины, по которым во время разлива Нерчи в город заходила вода, он защитил валами и палисадами [2, с.122, 123, 125, 128].
14 марта 1757 г. вышел указ о производстве Ф.И. Соймонова в тайные советники и назначении его губернатором Сибири. 14 июня того же года Ф.И. Соймонов навсегда покинул Нерчинск. С тех пор экспедицию возглавляли М.Ф. Соймонов, прапорщик Солнцев, капитан П.Бегунов, а позже И. Бритов [2,с.128, 129;3,с.7О].
Тем временем русско-китайские отношения стремительно ухудшались. В апреле 1762 г. торговля в Кяхте была запрещена китайской стороной, хотя неофициально продолжалась, а в 1764 г. цинские власти предложили китайским купцам покинуть Маймайчэн — торговую слободу, расположенную против Кяхты. Во избежание недоразумений, в марте 1764 г. по указу Сената экспедиция была переведена в Иркутск, а 17 июня 1765 г. возобновленная Камчатская, или Нерчинская секретная, экспедиция была упразднена [9, с.52].
В Российском государственном военно-историческом архиве сохранился «План и проспект города Нерчинска с частью рек Шилки и Нерчи с ситуациею и положение того города...», составленный одним из самых активных участников Нерчинской экспедиции, талантливым картографом, штурманом М.Татариновым [11]. На этом плане в центре хорошо видна новая четырехугольная крепость, возведенная в середине XVIII в. и возле ее северо-западного угла — ц. Воскресения с окружающей ее кладбищем. На плане М.Татаринова также нанесены валы-палисады и два бастиона, возведенные под руководством М.Ф. Соймонова и защищающие город с севера и юга. К настоящему времени хорошо сохранились лишь бастионы северо-западный и юго-восточный.

Находки из археологических раскопок Нерчинска: 1, 2, 5 — гребни; 3,4 — нательные крестики; 6 — шахматная ладья; 7-8 — маньчжурские монеты
1—6 — третья четверть XVIII в.; 7 — одинвэнь 1662—1722 гг.; 8 — один вэнь 1796—1820 гг. 1, 2, 5, 6 — кость; 3 — медь посеребренная; 4 — медь; 7,8 — бронза

Наиболее мощные культурные напластования, открытые нами при археологическом изучении жилых кварталов Нерчинска, относятся именно к третьей четверти XVIII в. и несомненно связаны с деятельностью экспедиции. При раскопках в 1991—1992 гг. была собрана большая коллекция бытовых предметов. Это костяные гребни (рис. 1, 2, 5) и шахматная ладья (рис. 6), железный замок, ключ, дверной пробой и кресало, обломки берестяной посуды, многочисленные фрагменты и целые экземпляры кожаной обуви; большое количество обломков глиняных горшков; два медных нательных крестика, один из которых покрыт серебром (рис. 3, 4); медные деньги достоинством в 1/2 копейки 1748, 1749 гг. и многочисленные другие бытовые предметы. Из подъемного материала представляет интерес серебряная копейка царей Ивана и Петра Алексеевича — 1682—1696 гг. и две маньчжурские монеты достоинством в 1 вэнь: Кан Си Тунбао — 1662—1722 гг. (рис. 7) и Цзя Цин Тунбао — 1796— 1820гг. (рис.8).
Следует отметить, что и перестав быть непосредственным участником экспедиции, сибирский губернатор Ф.И. Соймонов, вплоть до своей отставки в 1766 г., делал все возможное для достижения ее конечных целей, используя для этого порты Анадыря и Охотска. Именно он стал организатором выдающихся географических исследований Тихого океана, северо-западного побережья Америки и Аляски, Алеутских и Курильских островов. В 1760—1762 гг. при поддержке Ф.И. Соймонова впервые после закрытия Второй Камчатской экспедиции (1743 г.) совершил плавание к берегам Аляски иркутский купец И. Бечевин. В то же время была сделана попытка устюжских купцов И. Бахова и Н. Шалаурова найти путь из устья Лены к Алеутским островам.
Наиболее крупное географическое открытие в эти годы было сделано в ходе плавания 1758—1762 гг. судна «Иулиан» из экспедиции под руководством опытного моряка С.Г.Глотова и сборщика ясака казака С.Т.Пономарева. Им удалось открыть самые близкие к Аляске острова Алеутской гряды — Лисьи, которые местные жители называли Умнак и Уналаш. В 1760 г. купцом Андреяном Толстых на судне «Андреян и Наталья» были открыты Средние Алеутские острова: Адак, Амля, Атха, Канага, Танага и Четхина, названные в 1764 г. в его честь Андреянскими [5, с.57—59 ].
Одновременно с плаваниями промышленников по Тихому океану развернулась активная деятельность созданной Ф.И. Соймоновым Анадырской экспедиции. Карты и описания Северо-Восточной Азии и Северной Америки, составленные начальником экспедиции подполковником Ф.Х. Плениснером и талантливым самоучкой чукчей Николаем Дауркиным, получившим за свои труды дворянское звание, подвели итог важного и яркого этапа в развитии географических знаний и освоении этих территорий.

ЛИТЕРАТУРА
1. Беспрозванных Е.Л. Приамурье в системе русско-китайских отношений. XVII—середина XIX в. М., 1983.208 с.
2. Гольденберг Л.А. Каторжанин — сибирский губернатор. Жизнь и труды Ф.И. Соймонова. Магадан, 1979. 288 с.
3. Изгачев В.Г. Нерчинская навигацкая школа в XVIII в. // Тр. ДВФ СО АН СССР. 1968. Т.6. С.67—70.
4. Копылов А,Н. Очерки культурной жизни Сибири XVII—начала XIX в. Новосибирск, 1974. 252 с.
5. Макарова Р.В. Русские на Тихом океане во второй половине XVIII в. М., 1968. 200 с.
6.    О побеге из г. Нерчинска в китайский город Ангун каторжника Шульгина и о возвращении его китайцами // Чтения в Обществе истории и древностей российских. 1905. Кн.4. С.49—55.
7. Российский государственный военно-исторический архив. Ф. ВУА, № 22219.
8. Русская Тихоокеанская эпопея. Хабаровск, 1979. 608 с.
9. Русские открытия в Тихом океане и Северной Америке в XVIII веке. М., 1948. 383 с.
10. Русские экспедиции по   изучению северной части Тихого океана во второй половине XVIII в.: Сб. док. М., 1989. 400 с.
11. Сенатский архив. Т.9. СПб., 1901. 810 с.


Источник: Вестник ДВО РАН. 1996. № 2.
Категория: АРТЕМЬЕВ А.Р. | Добавил: ostrog (2010-07-02) | Автор: А.Р.АРТЕМЬЕВ
Просмотров: 2224 | Рейтинг: 5.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 

Login Form

Поиск по каталогу

Friends Links

Site Statistics

Рейтинг@Mail.ru


Copyright MyCorp © 2006
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz