Злоупотребления сибирских воевод на материалах РГАДА - Еланцева О.П., Шаходанова О.Ю. - Е - Каталог статей - Города и остроги земли Сибирской
Site Menu

Категории каталога
Евдокимова С.В. [1]
Еланцева О.П., Шаходанова О.Ю. [1]
Ермоленко А.В. [1]
Ефимова И. В. [1]

Роман-хроника
"ИЗГНАНИЕ"

Об авторах
Иллюстрации
По страницам романа
Приобрести
"Сказки бабушки Вали"


Site Poll
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1207

Начало » Статьи » Е » Еланцева О.П., Шаходанова О.Ю.

Злоупотребления сибирских воевод на материалах РГАДА

С момента присоединения Сибири к Русскому государству (конец XVI в.) на ее территории складывается воеводская система управления. Города, слободы и остроги составляли уезды, главами уезда являлись воеводы. Помимо уездов, в Сибири, в отличие от центра Русского государства, были образованы разряды. Разряд являлся административно-территориальной единицей, в составе которой находились несколько уездов. Первоначально в Сибири был образован только один разряд - Тобольский. В состав Тобольского разряда входили следующие уезды: Березовский, Верхотурский, Мангазейский, Пелымский, Сургутский, Тарский, Тобольский, Туринский, Тюменский [1]. Главой Тобольского разряда считался тобольский воевода. В 1629 г. был образован Томский разряд. В 70-х гг. XVII в. в Сибири существовало уже четыре разряда: Тобольский, Томский, Ленский и Енисейский. С 1687 по 1693 гг. существовал Верхотурский разряд [2].
В глазах служилых людей должность воеводы имела значительные материальные выгоды и расценивалась как своего рода отдых и награда за военные заслуги. Как правило, воеводы назначались из числа просителей по подписной челобитной или на основании царского указа. Служилый человек, желавший получить воеводское место, являлся в приказ с подписной челобитной. Просители обычно писали в своих челобитных «прошу отпустить покормиться», а также упоминали о своих военных заслугах.
Быть управленцем на местах в XVII в. означало находиться «у корыстовых дел». В незаконной деятельности, направленной на обогащение воеводской администрации, условно можно выделить два источника доходов: один был связан с традициями «кормления» за счет населения, другой представлял собой взятки, спекуляции и прямое насилие [3].
Основными источниками, свидетельствующими о злоупотреблениях лиц воеводской администрации, являются отдельные челобитные и материалы сысков. Субъективный характер челобитных ярко выражен. Добиваясь решения правительством какого-то дела в свою пользу, составители челобитных завышали степень своих бедствий. В то же время челобитные представляют собой ценнейший источник, отражающий общественное сознание сибирских миров, воззрения ясачного населения, их отношение к воеводской власти. Материалы сысков о деятельности сибирских воевод содержат челобитные сибирского населения, которые зачастую и становились причиной сыска против воевод. Кроме челобитных в сысках находятся материалы допросов практически всех групп населения по вопросу посланных челобитных.
Большинство документов по истории злоупотреблений воевод в Сибири в XVII в. хранятся в фондах Российского государственного архива древних актов (РГАДА). Наиболее интересным является фонд Сибирского приказа (ф. 214).
Многочисленные злоупотребления носили разный характер. Часто воеводы нарушали царские указы, запрещавшие местной администрации вмешиваться в те или иные вопросы государственного управления. Так, например, в 1645 г. верхотурский таможенный голова Кирилл Гагунин подал на верхотурского воеводу Максима Стрешнева челобитную, обвиняя его во вмешательстве в таможенные и заставные дела: «На заставу ездит, хотя ему не велено и осматривает ясашную казну...» [4].
В 1647-1652 гг. проводился сыск (следствие) по извету воеводского товарища подьячего с приписью Федора Постникова против верхотурского воеводы Максима Стрешнева. Постников обвинял Стрешнева в «государевых делах». «Государево дело» имеет широкое толкование [5]. Например, челобитчики доказывали, что воеводы, которые притесняли и грабили местное население, тем самым нарушали царские указы и являются изменниками «государеву делу». Таким образом, под «государевыми делами» понимаются все дела, которые противоречили правительственным указам и, следовательно, причиняли убытки государству.
В своем извете Постников писал о том, что верхотурский воевода злоупотребляет своей властью, чинит жителям «обиды и налоги», торгует своими товарами, а «ему Федору без указу отказал» от «государевых дел». А когда подьячий с приписью попытался Стрешнева урезонить, то тот велел «без государева указа бить кнутом и до смерти убить хотел» [6]. Как известно, сыск производился после смены воеводы. Неизвестно, чем закончился сыск, но только Стрешнев просидел на воеводстве всего два года: с 1644 по 1646 гг. Что касается его товарища, Федора Постникова, то он остался товарищем при новом воеводе - Борисе Семеновиче Дворянинове [7].
В Сибири были широко распространены нарушения воевод при сборе ясака. Особый интерес в этом отношении представляет имеющееся в фонде Сибирского приказа «Дело по челобитной березовских ясашных людей на воеводу Алексея Плещеева в обидах и взятках» [8]. Из текста челобитной на Плещеева: «В 1633 г., как приехал на Березов воевода Алексей Плещеев, и от него государевым ясашным людям иноземцам изгоны и насильства великое быти: брал у кого бобра, лисицу, добрых соболей и на их подводах служилых людей отправлял по своим корыстовым делам, и ково именем посылал, и с теми лисицами и бобрами тех иноземцов в город и на подворье поленьев привозили, и ценил на подворье у иноземцов и ясашных людей лисиц, бобров, и соболи сильно дешевою ценою, емлет ли и у ково именем какую рухлядь имал и здатою рухлядь в треть цен и меньши. ... Посылает по ясак березовских служилых людей, и берут ясак сверх государева ясаку и поминков на себя поминок белок по 10 и больше, а которые ясачные люди поминков дати не захотели и ясачники у ясашных людей в ясак соболи и лисицы, и бобры дешевою ценою вполы и меньше имали, и оттого ясашные люди в волостях обнищали и великими долги задолжали и жены, и дети свои запродали, а иные позакладывали и котлы, и топоры в тех поминках...» [9].
Также в Сибирском приказе хранится сыск тобольского письменного головы Матвея Сабурова и подьячего Ильи Петрова. В сыске содержатся опросные речи и челобитная против пелымского воеводы Евдокима Баскакова. Из челобитной и опросных речей становится ясно, что Баскаков обвиняется «в государственном деле», потому что «посылал с Пелыма воевода Евдоким Баскаков в пелымский уезд в Конду для ясачного сбора пелымского города сына боярского Константина Албычева, а с ним, с Константином, посылал для торговли многие свои товары...» [10]. И в обмен на свои товары брали у «вагуличей» самые лучшие меха. В результате этого сыска Евдоким Баскаков был отстранен от управления в Пелыме и передал воеводство Усову Андрею Васильевичу.
Березовский воевода Олексей Плещеев злоупотреблял не только при сборе ясака, но и занимался прямым насилием: «У новокрещена Гришки были лисицы, и он с женою был на рыбной ловле, и воевода послал казаков за ним и женою, и привезли в город и жену его, там держали, а лисиц силою взяли, и его жена шубы бобровы, лисьи, собольи на него, Олексея, шила. И горностаев у Гришки взяли, и Гришку бил и в тюрьму сажал» [11].
Кроме того, Плещеев заставлял местное население работать на себя, что было категорически запрещено: «В прошлом в 1633 году, как приехал на Березов воевода Олексей Плещеев, и все лето на себя рыбу велел ловить, давал за это мало или даром брал...» [12].
Подобные злоупотребления были характерны практически для всех сибирских воевод. Сибирские воеводы, в деятельности которых злоупотребления отсутствовали, являлись исключением из общего правила. И дело не только в удаленности Сибири от центра Русского государства. Центральные власти прекрасно знали о множественных злоупотреблениях сибирской администрации, но кроме сысков, отстранения воевод от власти и штрафов в пользу пострадавших, никаких конкретных мер не предпринимали. Одной из форм борьбы со злоупотреблениями сибирской администрации являлось поощрение центральной власти местного населения писать челобитные.

Ссылки:

1. Бахрушин С.В. Воеводы Тобольского разряда в XVII в. // Научные труды. М., 1955. Т. 3. Ч. 1. С. 252-253.
2. Вершинин Е.В. Воеводское управление в Сибири (XVII в.). Екатеринбург, 1998. С. 16; 49.
3. Вершинин Е.В. Указ. соч. С. 49.
4. РГАДА. Ф. 214. Сибирский приказ. Оп. 3. Ч. 1. Д. 142. Л. 1 - 22.
5. Покровский Н.Н. Сибирские материалы XVII — XVIII вв. «по слову и делу государеву» как источник по истории общественного сознания // Источники по истории общественной мысли и культуры эпохи позднего феодализма. Новосибирск, 1988. С. 24 - 61.
6. РГАДА. Ф. 214. Сибирский приказ. Оп. 3. Ч. 2. Д. 257. Л. 1 - 2.
7. Газенвинкель К.Б. Книги разрядные в официальных их списках как материал для истории Сибири XVII в. Казань,
1892. С. 5.
8. РГАДА. Ф. 214. Сибирский приказ. Оп. 3. Д. 36.
9. Там же. Л. 4 - 7.
10. РГАДА. Ф. 214. Сибирский приказ. Оп. 3. Д. 42. Л. 2.
11. РГАДА. Ф. 214. Сибирский приказ. Оп. 3. Д. 36. Л. 9.
12. Там же. Л. 10.

Воспроизводится по:

Научный журнал "Теория и практика общественного развития" № 10 2014г.

Категория: Еланцева О.П., Шаходанова О.Ю. | Добавил: ostrog (2014-08-28)
Просмотров: 585 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 

Login Form

Поиск по каталогу

Friends Links

Site Statistics

Рейтинг@Mail.ru


Copyright MyCorp © 2006
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz