ОЗЕРО ЯМЫШ КАК ЗОНА ПОЛИТИЧЕСКОГО И ХОЗЯЙСТВЕННОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ НАРОДОВ В XVII в. - Каменецкий И.П., Резун Д.Я. - К - Каталог статей - Города и остроги земли Сибирской
Site Menu

Категории каталога
Каберник Л.И. [1]
Казарян П.Л. [2]
КАМЕНЕЦКИЙ И.П. [1]
Каменецкий И.П., Резун Д.Я. [1]
Каменцева Е.И. [1]
Кардаш О.В. [1]
Карелин В.Г. [1]
Карпава А., Багрин Е.А. [1]
Катионов О.Н. [2]
Кауфман А.О. [1]
Кауфман Ю.Б. [1]
Каширин А.А. [1]
Клюева В.П. [1]
Кобозев В.Н. [1]
Коваленко С.Н. [1]
Козлов И.И. [1]
Конев А. Ю. [3]
КОНСТАНТИНОВА Н. [1]
Константинов М.В., Константинова Т.А. [2]
КРАДИН Н. П. [1]
Красноштанов Г.Б. [1]
Кружинов В. М., Сокова З. Н. [1]
Крюков В. В. [2]
Кудрин А. Ю. [0]
Кузнецов Г.С. [1]
Курдюмов М.Г. [1]
Куренная И.Г. [4]

Роман-хроника
"ИЗГНАНИЕ"

Об авторах
Иллюстрации
По страницам романа
Приобрести
"Сказки бабушки Вали"


Site Poll
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1203

Начало » Статьи » К » Каменецкий И.П., Резун Д.Я.

ОЗЕРО ЯМЫШ КАК ЗОНА ПОЛИТИЧЕСКОГО И ХОЗЯЙСТВЕННОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ НАРОДОВ В XVII в.
В исторической литературе и источниках, начиная с XVI в., накопилось немало сведений об озере Ямыш (Ямышево, Ямышевское), расположенном в 45 км юго-восточнее современного Павлодара: эта территория играла немалую роль в становлении политических и хозяйственных отношений между Россией и народами Средней и Центральной Азии в Новое время. В настоящей статье сделана попытка систематизировать эти данные, проследить истоки становления и формы взаимодействия западных (русскоязычных) и восточных (тюрко- и монголоязычных) народов в Верхнем Прииртышье в XVII в., определить значение ямышевского соляного промысла и торга для всех его участников.
По данным исследователей русско-казахских отношений, русские знали дорогу на Ямыш-озеро и имели представление о соляном месторождении задолго до основания первых сибирских городов. По мнению А.В. Панкова, уже в середине XVI в. русские торговые суда ходили вверх по Иртышу, а бухарские верблюжьи караваны направлялись через киргизские степи к Астрахани, Самаре и другим волжским городам [1, с. 95].
Первое и наиболее полное описание озера Ямыш дал Г. Миллер. В «Известии о песошном золоте Бухарии» он писал:
Сие озеро продолговато-круглое, имеет в окружности с небольшим девять верст и отстоит от реки Иртыша на шесть верст с половиною. Оно не глубоко, можно везде видеть дно, на котором множество ключей, ис которых истекает вода, толь много соли, в себе содержащая, что соль и при умеренном исхождении паров без огня сама собой садится и дно якобы толстым черепом покрывает. Количество соли там столь велико, что можно было достать оттуда больше, нежели бы во всей Сибири исходило. Другое преимущество состоит в белости, чистоте и в общей доброте соли, которую она самой лучшей шпанской и французской соли не уступает.
Миллер также указал на время возникновения соледобычи русскими из озера и существование там торгового обмена с народами Южной Сибири и Средней Азии:
Еще в то время, когда около лежащих местах калмыки кочевали, посланы туда были суда из Тобольска для привозу соли, и временем случались за то с калмыками немалые сшибки. Но по большей части позволяли калмыки бесспорно брать соль, потому что им от того не было убытка, а напротив того, они с россиянами, которые всякими товарами запасались, торговали [2, с. 482].
Первое известие о появлении русских у озера Ямыш относится к 1594 г. В наказе основателю Тарского острога князю А. Елецкому было предписано направить стрельцов и местных татар на Ямыш за солью. По-видимому, русские уже хорошо знали об Ямышевском месторождении и посетили его, поскольку воеводе было указано «послать из нового города та-[33]тар и стрельцов на озеро Ямыш и велети соли привести в стругех.» [3, с. 352].
В период Смуты поездки к озеру, очевидно, носили нерегулярный характер. В 1611 г. тобольские воеводы сообщали: «В Тобольске соли нет, а с Тары соль по два года не присылывана для того, что калмыки озера отняли» [4, с. 259]. Лишь в 1613 г. был отправлен из Тобольска «проведать» соляное озеро отряд служилых людей во главе с литовским ротмистром Бартошом Станиславовым и его помощником Яном Кучей, которые «соляное де озеро, проведав и соли в Тобольск привезли» [4, с. 295].
Вероятно, с этого времени поездки за солью в верховье Иртыша становятся постоянными, что находит косвенное подтверждение в материалах Миллера. Вместе с тем сложная обстановка в этом регионе, частые военные столкновения калмыков с Казахской Ордой делали эти поездки небезопасными. Миллер фиксирует войны кочевых правителей в 1620, 1621, 1623, 1626, 1628, 1631, 1634-1635 и другие годы [4, с. 109, 111, 118-120, 123-124, 358]. Учитывая это обстоятельство, сибирская администрация вынуждена была направлять на соляной промысел тяжелые дощаники с большим количеством служилых людей и наемных работников. Вместе с ними на государственных и частных судах плыли и торговые люди. Так, в 1626 г. из Тобольска «по соль» было отправлено 16 дощаников и 7 ладей с 604 служилыми людьми [5, с. 194]. В том же году тарский воевода Ислентьев направил экспедицию за солью под началом головы конных казаков Назария Жадовского в составе 103 стрельцов, пеших казаков и юртовских татар, которые привезли в Тару 604 пуда с полпудом [6, с. 102-103].
В результате походов за солью у озера возник стихийный торг. На нем осуществлялся обмен русских товаров на бухарские, китайские, калмыцкие, казахские и др. Особенно большим спросом среди русских пользовались «калмыцкие» лошади и скот, недостаток которых остро ощущался в ранний период освоения Сибири. Русское правительство не препятствовало возникновению взаимовыгодной торговли, а лишь требовало, чтобы служилые и работные люди, в первую очередь, добывали и грузили соль на суда, а затем уже осуществляли «повольный торг» с калмыками и другими народами.
По свидетельству Ю. Крижанича, отбывавшего ссылку в Тобольске в 1661-1676 гг., тобольские воеводы ежегодно отправляли на ямышевский промысел 40 судов и более. Он писал:
Как московитяне достигают этого места, они производят залп из пушек и снова их заряжают, затем производят огонь из пищалей; отсалютовав таким образом Тайше, московитяне дают заложников и, получив таковых же от калмыков, в тот же день воздвигают на берегу укрепление и ставят на нем пушки, чтобы иметь защиту в случае вероломства. Добыв из озера соль, они нагружают ею суда, а затем вступают в торг меновой, так как на этих ярмарках деньги не в употреблении. Московитяне привозят с собой товары всякого рода. Калмыки же в обмен предлагают рогатый и вьючный скот, свои сласти и китайский табак; продают так же рабов и рабынь-своих свойственников, собственных детей. Наконец, по погрузке судов с солью и завершению торга, производится обмен заложников с обоих сторон [7, с. 69].
Ю. Крижанич придавал особое значение торговле с калмыками. Он предлагал правительству увеличить объемы торговли у Ямышева и наладить там первичную обработку кож, купленных у калмыков, «самородной солью» и продавать их купцам западноевропейских стран до 30-40 тыс. шт. в год [8, с. 153].
В середине 1620-х гг. в правительственных кругах созрела идея централизованного снабжения ямышевской солью всех сибирских городов и острогов и установления регулярной торговли с калмыцкими людьми. 31 марта 1626 г. Москва предписала тобольским властям осуществить осмотр местности у Ямышева для строительства острога. Эта задача была возложена на тобольского казачьего голову Грозу Иванова, Дмитрия Черкасова, а также на Третьяка Юрлова и скандально известного Савву Француженина. По возращению в Тобольск служилые люди сообщили, что «острог поставить мочно», но выразили сомнение в получении государевой прибыли от калмыцкой торговли, потому что «с калмаки не по все годы оне ходяче к Ямышу-озеру, выдаются и торгуют. Калмацкие люди приносят к ним продавать лисиченка красные польские, и бобришка, и корсаки, и овчины, и тулупы овчинные; а больше того рухляди иные никакие не видали, а больших товаров никаких нету, только-де продают много лошадей и рогатого скота; а купя, государь, лошади и рогатый скот в города привозить страшно от них же калмыцких людей». Служилые люди доложили также, что у озера нет пашни и строительного леса, а в остроге необходимо содержать большое количество людей - «500 человек с огненным боем» [9, с. 335-343, 376-378].
Исходя из этих сведений, правительство сочло нецелесообразным строительство постоянного острога у Ямышева, но повелело и впредь присылать служилых людей за солью и разрешило вести торговлю с кочевыми народами. В начале 1630-х гг. на берегу озера и Иртыша были воздвигнуты укрепления: острог и надолбы для защиты от «воинских людей». В становлении торговых и посольских связей с русской Сибирью в значительной степени были заинтересованы ойратские, казахские, телеутские и другие правители, осуществлявшие свои кочевки в верховьях Иртыша и Оби. Налаживанию отношений между сторонами на первых порах во многом способствовал обмен посольствами и подарками. Последние, по словам Ш.Б. Чимитдорджиева, представляли собой «своеобразную архаическую форму торговли» между кочевыми правителями и российскими властями. [10, с. 156]
Особенно интенсивными были отношения русских с джунгарами в период формирования их государственности. По мнению И.Я. Златкина, период [34] правления первого правителя Джунгарского ханства Батура-хунтайджи (1634-1654) был отмечен «мирным соседством и взаимной торговлей» [11, с. 99]. В 1630-е гг. между сибирской администрацией и джунгарскими правителями были достигнуты важные договоренности, приняты взаимные обязательства по политическим, торговым и другим вопросам. Так, осенью 1634 г. в Тобольск вернулось с озера русское посольство вместе с калмыцкими посланниками. Последние заявили, что их правитель-контайша просил прислать к нему «пансырь добрый, да пищаль ручную, да свинцу, да для плоду на завод 10 свиней, да 2 вепря, да петуха, да курицу индейских, да 10 собачек постельных малых». Он также просил об отправлении ему государева жалования и русских торговых людей к Ямышу с товарами. Взамен обещал передать русским властям перебежчиков «барабинских и чойских татар» и обеспечить перевозку соли «колмацкими людьми» от озера к русским дощаникам [4, с. 531-532]. В 1638 г. руководитель соляной экспедиции казачий голова Б. Аршинский сообщил тобольским властям о перевозке соли ойратами к русским судам и присяге отдельных калмыцких тайшей на верность русскому царю [3, с. 527-528].
Очевидно, с этого периода торговля у Ямышева приобретает характер выгодного межэтнического обмена, в который включаются народы Южной Сибири, Джунгарии, Средней Азии и Казачьей орды. Постоянными участниками ямышевского торга являлись русские служилые, торговые люди, приезжие бухарцы, калмыки (ойраты), сибирские татары и другие народы. Особенно интенсивной была торговля в пост Успения Богородицы, продолжавшаяся две — три недели. Русские торговцы привозили на ярмарку промышленные изделия, западноевропейские ткани, кожи и другие товары, а взамен получали от приезжих купцов из Джунгарии, Бухары и Китая «китайские» и «эркетские» ткани, бадьян, корицу, чай, хлопчатобумажные изделия, калмыцкий скот и пушнину, мерлушки, ясырей [12, с. 88-89].
На Ямыш-озеро нередко привозили приезжие купцы бухарские и китайские товары из Средней Азии, их приобретали юртовские бухарцы, русские и другие торговцы. Так, в 1657 г. у купца С. Бакеева было «бухарских товаров в привоз 15 пудов меду цена 30 рублев». В 1666 г. тобольский конный казак В. Кетменев «привез из калмыков китайского и бухарского товару» 50 аршин бязей, 50 китаек, 29 пестрядей, 3 пуда бумаги хлопчатой, всего на 93 руб. В 1668 г. тобольский конный казак П. Малинин привез в Тобольск 50 зенденей семенди, 70 бязей узких и 30 выбоек узких; посадский человек К. Шапошников - 75 бязей и выбоек узких, стрелец В. Притупов - 50 бязей, 50 китаек и другие товары [13, с. 45, 47]. В 1674 г. юртовские татары привезли из Тобольска ткани (среднеазиатские и бухарские) различных сортов. В 1686 г. в Тобольск «из калмыцкой земли» через Ямыш-озеро с китайскими и бухарскими товарами приехали «человек» купца Филатьева Дмитрий Константинов (Гречанин) и важенин торговый человек Андриян Крюков.
На Ямышевской ярмарке бывали и сибирские татары. В 1666 г. служилый татарин А. Мамадалеев привез с Ямышевской ярмарки 70 аршин бязи узкой, 10 выбоек узких, 10 зенденей, 5 китаек, 36 мерлушек и 7 тулупов. В 1694 г. татарин Таушко из Тобольска «ходил в Бухарию с товары своими торговать дважды» [13, с. 48].
Немаловажное значение в товарообороте занимала и торговля ясырями. В 1672 г. на озере приобрели 6 чел. (колмацких людей) тюменский посадский Леонтий Данилов и служилый Семен Бабиков, которые были проданы в Тюмени. В 1678 г. тюменский бухарец продал в городе 5 ясырей, привезенных с Ямыша, на 40 руб.
Ямышевское озеро использовалось не только для добычи соли и торговли с кочевыми народами, но и для обмена и выкупа русских и других людей, оказавшихся в плену у монгольских и других правителей. В наказе тобольскому воеводе князю Черкасскому от 1 сентября 1697 г. правительство предписывало «полоняников у колмыцких людей у Ямышева-озера покупать на государевы таможенные сборные деньги и на товары менять мужеский пол и сибирцем всяких чинов людям колмацких пленников велеть покупати по-прежнему и заводу им не чинить, а воеводам и всяким приказным людям таких колмацких полонеников не покупать и к Москве не высылать» [14, с. 354].
Среди сибирских городов наиболее интенсивный обмен товарами осуществлялся в Тобольске. В течение полугода с 30 сентября в 1672 г. по 7 марта 1673 г с ямышевского торга вернулось в Тобольск 14 торговых людей, среди них 6 служилых, 3 юртовских бухарца и татарин, 3 торговцев из Устюга и Вологды, посадский. Они вывезли 17 наименований товаров на сумму 736,5 руб. Оценка китайских товаров составила 427,3 руб. (58 %), среднеазиатских - 98,8 руб. (13,4 %), калмыцких мехов - 94,5 руб. (12,8 %), ясыря - 93 руб. (12,6 %).
Озеро Ямыш нередко посещали промышленники и торговцы из других городов. Привоз соли и товаров оттуда и торговля ими отмечены в таможенных книгах Тары 15 сентября 1658 г., 26 августа 1655 г., 14 сентября 1675 г. и других. В июле 1678 г. из Тары было отпущено на Ямышевский торг 15 служилых и торговых людей. Нередки были поездки на озеро торговых людей из Томска, Тюмени, Кузнецка.
Нередко озеро Ямыш использовалось русскими и другими торговцами как важный транзитный пункт на пути следования в другие государства с торговыми и посольскими целями. Например, 17 июля 1666 г служилый бухарец С. Аблин сообщил в Тобольской приказной избе о своей готовности плыть с государевой казной до Ямыш-озера, а затем на верблюдах идти в Китайское государство для продажи там казенных товаров [16, с. 137-138]. В 1668 г. через Ямыш последовали в Цинскую империю «для торгового промысла» 6 торговых людей с охраной из 26 чел. Обратный путь каравана также лежал через Ямыш [15, с. 233]. С 22 сентября 1684 г. по март 1685 г. провел в Китае «с торжишком» тобольский посадский Филип Иванов с 7 спутниками, кото-[35]рые прибыли туда после торговли у Ямышева [15, с. 71-72].
С соленого озера часто направлялись посольства в Тобольск, Тару, Томск и другие сибирские города. Так, 26 сентября 1674 г. в Тобольск прибыли с Ямыша с казачьим головой Иваном Ушаковым посланцы калмыцких тайшей Летиф Чичек-бек «с товарищи». Они просили отпустить их к Москве с «листами» и подарками к царю и товарами на сумму 2449 руб. 7 алтын 2 деньги [15, с. 268-271].
Торговый обмен у Ямышева не всегда проходил бесконфликтно. Летом 1634 г. сыны боярские Михаил Ушаков и Иван Астраханцев с отрядом служилых людей встретили со стороны калмыков упорное противодействие. По их словам, они вынуждены были жить в осаде в острожке с 1 по 12 августа и лишь 13 августа начали грузить соль на суда [3, с. 123-124, 479480]. В 1673 г. у озера произошло вооруженное столкновение между русскими, руководимыми письменным головой Федором Поленовым, и калмыцкими людьми Гагана-тайши. Последние, по свидетельству Ф. Поленова, «с озера соли не давали, просили от того на Гага-тайшу подарков больших и у служилых де русских людей и татар с теми калмыки ученилась драка», в ходе которой было убито 7 русских. Несмотря на это столкновение, служилые люди сумели не только загрузиться солью, но и купить у калмыков 700 лошадей [15, с. 318].
Зимой 1689/90 г. на русский купеческий караван, находившийся у Ямышева, было совершено нападение казахскими кочевниками. В ответ на враждебную акцию в Тобольске были задержаны послы Казачей Орды Сара и Кильдей. Их обвинили в том, что они якобы заманили русских промысловиков и торговцев в засаду на Иртыше. По этому поводу казахский хан Тауке в послании к русскому царю сообщал: «ведома от Адама и по се время такого дела не слыхивали, чтоб за воровских людей держать посланца». Как бы оправдывая нападавших, он писал, что «город без воров, а лес без волков не бывает» [1, с. 107-109].
В мае-июне 1696 г. было совершено новое нападение на соляную экспедицию людьми Казачьей Орды, возникла новая угроза и в 1697 г. В связи с этим тобольскому дворянину Федору Феофилову в июне 1699 г. был дан подробный наказ о соблюдении мер предосторожностей как в пути, так и при сношении с кочевыми народами. Наказ предусматривал усилить имеющиеся на Ямышеве укрепления надолбами, вести постоянную разведку, «не чинить задоров» с колмыцкими людьми, осуществлять торговлю только после погрузки соли на суда. В наказе запрещалось вести торговлю заповедными товарами, особенно оружием, черными и черно-бурыми лисицами, «собольми добрыми» с калмыками и бухарцами. Предписывалось также у приезжих торговых людей, которые «ходили в китайское государство без ведома государя ловить», товары их брать в казну и привозить в Тобольск. При этом по пути к Ямышу и от него служилым людям было указано «не воровать», татар и ясачных людей не грабить, а также, чтобы они «зернью и карты не играли и табаку и шару не пили» [16, с. 520, 524-525, 530].
Расцвет Ямышевской ярмарки приходится на начало XVIII в. По данным О.Н. Вилкова, в 1703 г. на Ямышевской ярмарке было продано различных товаров на 58-62 тыс. руб. Русские купцы выменяли там 37 746 концов китайки тюневой и селинской, 170 китайки «однопартишной», 15 648 выбоек бухарских, 24 780 зенденей и чавдаров, 1000 бязей, 150 кушаков бумажных, 20 азямов, 20 тулупов, 240 лисиц и «недолисей плохих», 470 овчинок астраханских, 4 пуда бадьяну. Ими также было куплено прочих мелких товаров на 1060 руб. В начале XVIII в. таможенные пошлины Ямышевской ярмарки составили около 3 тыс. руб. и лишь немногим уступали Ирбитской (3317 руб. 8 алтын) [17, с. 102].
Таким образом, невзирая на сложную обстановку в окрестностях Ямыш-озера, оно быстро превратилось из пункта местной соледобычи в центр оживленной международной торговли, посольских связей и транзита товаров в другие страны. По объему осуществляемых торговых операций и ассортименту товаров Ямышевский торг в начале XVIII в. почти сравнялся с Ирбитской ярмаркой.
Расположенное на стыке фронтирного пространства Южной Сибири, Средней и Центральной Азии, на пересечении древних торговых путей озеро Ямыш являлось не только крупным соляным месторождением, но и важной зоной хозяйственного, политического и культурного взаимодействия различных народов - представителей разных цивилизаций.

Литература

1.    Басин В.Я. Россия и казахские ханства в XVI — XVIII вв. Алма-Ата, 1971.
2.    Миллер Г.Ф. История Сибири. М., 2005. Т. 3.
3.    Миллер Г.Ф. История Сибири. М., 1999. Т. 1.
4.    Миллер Г.Ф. История Сибири. М., 2000. Т. 2.
5.    Вилков О.Н. Ремесло и торговля Западной Сибири. М., 1967.
6.    Евсеев Е.Н. Тара в свои первые два столетия // Сибирские города XVII - начала XX века. Новосибирск, 1981.
7.    Кабо Р.Г. Города Западной Сибири (Очерки по истории экономической географии XVII — XX вв.). М., 1949.
8.    Курц Б.Г. Сочинения Кильбургера о русской торговле в царствование Алексея Михайловича. Киев, 1915.
9.    Русская историческая библиотека. СПб., 1884. Т. 8.
10.    Чимитдоржиев Х.Б. Из истории русско-монгольских экономических связей XVII в. // История СССР. 1964. № 2.
11.    Златкин И.Я. История Джунгарского ханства. М., 1964.
12.   Вилков О.Н. Ямышевская ярмарка // Краткая энциклопедия по истории коммерции и купечества Сибири. Новосибирск, 1999. Т. 4, кн. 3.
13.    Зияев Х.З. Экономические связи Средней Азии с Сибирью в XVII в. Ташкент, 1982.
14.    Полное собрание законов Российской империи. СПб., 1830. Т.3: 1689-1699.
15.    Русско-монгольские отношения. 1654-1685: Сб. документов. М., 1996.
16.    Акты исторические, собранные и изданные Археографической комиссиею. СПб., 1842. Т. 5.
17.    Вилков О.Н. Очерки социально-экономического развития Сибири конца XVI - начала XVIII в. Новосибирск, 1999.


Воспроизводится по:

Гуманитарные науки в Сибири, № 2, 2010 г
Категория: Каменецкий И.П., Резун Д.Я. | Добавил: ostrog (2013-01-27)
Просмотров: 1387 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 

Login Form

Поиск по каталогу

Friends Links

Site Statistics

Рейтинг@Mail.ru


Copyright MyCorp © 2006
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz