В поисках родины Ерофея Хабарова - Красноштанов Г.Б. - К - Каталог статей - Города и остроги земли Сибирской
Site Menu

Категории каталога
Каберник Л.И. [1]
Казарян П.Л. [2]
КАМЕНЕЦКИЙ И.П. [1]
Каменецкий И.П., Резун Д.Я. [1]
Каменцева Е.И. [1]
Кардаш О.В. [1]
Карелин В.Г. [1]
Карпава А., Багрин Е.А. [1]
Катионов О.Н. [2]
Кауфман А.О. [1]
Кауфман Ю.Б. [1]
Каширин А.А. [1]
Клюева В.П. [1]
Кобозев В.Н. [1]
Коваленко С.Н. [1]
Козлов И.И. [1]
Конев А. Ю. [3]
КОНСТАНТИНОВА Н. [1]
Константинов М.В., Константинова Т.А. [2]
КРАДИН Н. П. [1]
Красноштанов Г.Б. [1]
Кружинов В. М., Сокова З. Н. [1]
Крюков В. В. [2]
Кудрин А. Ю. [0]
Кузнецов Г.С. [1]
Курдюмов М.Г. [1]
Куренная И.Г. [4]

Роман-хроника
"ИЗГНАНИЕ"

Об авторах
Иллюстрации
По страницам романа
Приобрести
"Сказки бабушки Вали"


Site Poll
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1203

Начало » Статьи » К » Красноштанов Г.Б.

В поисках родины Ерофея Хабарова

В 2008 году в городе Хабаровске автором данной статьи была издана книга «Ерофей Павлович Хабаров»[1], в первой главе которой большое место отведено установлению места рождения знаменитого землепроходца. Поиск исторических документов занял не один год. Ко времени издания книги казалось, что содержание всех сохранившихся документов, имеющих отношение к жизнеописанию Е.П. Хабарова, мне уже известно, за исключением тех, которые не выдали в архиве, сославшись на их ветхость (таких немало).
Но уже после издания книги мною было найдено еще несколько документов, в том числе один, который послужил причиной написания этой статьи. Документ дает новое прочтение ранее опубликованных сведений. Он позволил установить места проживания отца Ерофея Хабарова, который, хотя ранее и упоминался в документах, но был неуловим, так как именовался не Павел, а Меньшичко Хабаров. Теперь стало известно и его отчество - Иванов сын. Выяснилось также, что кроме ранее известного Никифора, у Ерофея Хабарова был еще один брат, который в документе назван Микиткой Меньшиковым Хабаровым. Поэтому назрела необходимость ввести этот документ в научный оборот.
В книге Г.А. Леонтьевой «Ерофей Павлович Хабаров» написано: «По вопросу о месте его рождения в исторической литературе долго не было единого мнения. Дореволюционный исследователь Н.П. Чулков писал, что Хабаров родился в Соли Вычегодской. Советский историк С.В. Бахрушин считал, что родиной Хабарова был Устюг Великий или область, лежащая вокруг него. <…> Не так давно вывод Бахрушина был подтвержден М.И. Беловым, которому по архивным документам удалось выяснить, что до своей первой поездки в Сибирь Ерофей Павлович какое-то время проживал в деревне Дмитриево Вотложенского стана Устюжского уезда. Эта деревня находилась в 80 км от Устюга Великого на берегу Сухоны. Она-то, очевидно, и была местом рождения знаменитого землепроходца. Деревня эта существует и поныне в составе Нюксенского района Вологодской области»[2].
Любознательного читателя, а тем более историка, знакомого с историческими исследованиями по Русскому Северу, не всегда удовлетворяют ссылки на авторитеты, ибо сразу же возникает вопрос: почему Вотложемская волость (стан), западная граница которой проходила по Северной Двине, оказалась вдруг на территории Нюксенского района по берегам Сухоны, откуда взяты такие сведения, где и при каких обстоятельствах это написано, достоверны ли эти источники, а если существует несколько мнений, то какое из них правильное.
М.И. Белов в статье «Ерофей Хабаров в Мангазее и на Таймыре»[3] сделал важный, но не окончательный шаг по выяснению места рождения Ерофея Хабарова. Он привел выдержки из найденных им документов, в которых сообщаются такие сведения. Однако обстоятельства, при которых давались эти сведения, он привел только в изложении. А эти обстоятельства как раз имеют важное значение, так как они влияют на достоверность сведений.
В этой статье мы частично приведем документы, которыми пользовался М.И. Белов, а также документы, найденные нами, с дополнительными сведениями. Эти материалы свидетельствуют, что заключения М.И. Белова о месте рождения Ерофея Хабарова являются приблизительными, неточными и во многом ошибочными.
О Е.П. Хабарове написано больше, чем о любом другом деятеле сибирской истории. Обычно принято начинать жизнеописание с сообщения о годе и месте рождения, о родителях, семье, детских годах и т.п. К сожалению, эти сведения, относящиеся к Ерофею Хабарову, были неизвестны и мало интересовали историков. Довольствовались тем, что по месту рождения он именовался то устюжанином, то уроженцем Сольвычегодского уезда. Основное внимание было сосредоточено на главном деле жизни Хабарова – амурском походе. Однако и он описывался в общих чертах.
Большую часть своей жизни Хабаров провел в Сибири. Некоторые сведения о заведении им пашни на реке Лене, об амурском походе, были опубликованы еще в середине XIX века. Но, видимо, единственным историком, который держал в руках документы о жизни Хабарова, предшествующей тому времени, когда он перебрался на реку Лену, был С.В. Бахрушин. Именно С.В. Бахрушин в статьях «Мангазейская мирская община в XVII веке» и «Андрей Федорович Палицын»[4], описывая ссору мангазейских воевод, вскользь упомянул о пребывании Хабарова в Мангазее в то время. Упомянул потому, что от имени Хабарова была составлена челобитная о злоупотреблениях воеводы Г.И. Кокорева, и привел некоторые выдержки из этой челобитной. Однако большинство документов о Ерофее Хабарове, известных С.В.Бахрушину, не были введены в научный оборот.
М.И. Белов, занимавшийся историей Мангазеи, предпринял попытку на основе изучения документов Мангазейской приказной избы получить сведения о месте рождения Хабарова. В результате, как пишет он, «посчастливилось найти более надежные документы, из которых видно, кем был и где родился, и вырос Ерофей Хабаров»[5]. Однако М.И. Белов, хотя и добавил некоторые сведения, о которых не сообщалось у С.В. Бахрушина, дал их в кратком изложении. К тому же эти сведения оказались не столь надежными, как полагал М.И.Белов.
Воеводы Григорий Иванович Кокорев и Андрей Федорович Палицын прибыли в Мангазею 28 августа 1629 года. А через несколько дней состоялась их встреча с Хабаровым.
«Лета 7138 [1629] году, сентября в 1 день, извещал государю, а в Мангазейском городе воеводам Григорью Ивановичю Кокореву да Ондрею Федоровичю Палицыну сказывал промышленой человек Микулка Петров сын Собинин лалетин: был де он, Микулка, в Пясиде в прошлом во 137 [1628-1629] году для соболиного промыслу. И из Мангазейского де города воеводы Тимофей Бобарыкин да Поликарп Полтев посылали в Пясиду для государева ясачного збору мангазейского стрельца Ивашка Горохова да целовальника Ярофейка Павлова устюженина.
И как де он, служивой человек Ивашко Горохов, да целовальник Ярофейко поехали ис Пясиды в Мангазею и он де, Микулка, с ними ж ехал. И видял де он у служивого Ивашка Горохова ево, Ивашковых, четыре сороку десять соболей, а у целовальника у Ярафейка з братом с Микифорком восмь сороков соболей. А того де он, Микулка, не ведает: у служивого Ивашка купленые или промышленые соболи.
А целовальник де Ярофейко сказывал ему, Микулке, что были у него з братом с Микифорком покрученики пять человек, и те де соболи с покрученики промыслом добыли. А по государеву указу государевым ясачным зборщиком служивым людем и целовальником, будучи у государева ясачного збору, торговати и с покрученики своими промышлять соболей не велено.
И воеводы Григорей Иванович Кокорев да Ондрей Федорович Палицын велели того ж часу служивого человека Ивашка Горохова и целовальника Ярофейка з братом с Микифорком в Съезжую избу привесть и порознь их роспрашивали»[6].
Как было заведено в то время, по Ерофею и Никифору Хабаровым взяли поручную запись в том, что пока будет вестись сыск, они никуда из Мангазеи не уедут[7]. Далее в документе описываются расспросные речи. Из речей Ивашки Горохова мы приводим только ту часть, где сказано о Хабарове:
«А про целовальника п[р]о Ярка в роспросе Ивашко сказал, что был с ним промышленой завод, топоры и сети, и он де на то купил сорок пять соболей. А иные де отпущал з братом ужины. И тех де соболей пришло с промыслу у брата его осмь сороков. А ужин было пять тотаринов на покруте. Да брат его ходил ж на промысел. А жил де брат его, Ярков, в ыном зимовье. А иные де и с ним в зимовье.
Ярко целовальник в роспросе сказал, что он наемной целовальник. А соболей привез с собою сорок пять соболей. А взял де их за долг у Богдашки Белоряса да у Ефимка Федотова за долг по кабале. В опросу в другой ряд сказал, что по двум кабалам. А про брата своего про Никифорка сказал, что он с ним живет за делом, и промышляли де соболи с покрученики своими в Пясиде на Хете реке.
<…> Целовальников брат Микифорко в роспросе сказал, что де был он в Пясиде и ходил на промысел сам с покрученики своими. А покручеников было шесть человек. А промыслу было на ужину по тритцати соболей. А з братом в зимовье не живал. Да и соболи де мои, а не братни. И ныне де от десятые осталось шесть сороков семнатцать соболей.
Ивашко Горохов на очной ставке с Микифорком говорил, что у них де з братом ужины ввопче или не ввопче, того не ведает. А промышлял он, Микифорко, и жил во всю зиму с одным покручеником выше ясачного зимовья. А пять покручеников промышляли и жили во всю зиму ниже ясачного зимовья. А про то у Ярафейка и у Микифорка слыхал, что они живут не вместе в дому. И соболях Микифорко Ярофейку повытья не сказывал. А Микифорко говорил: брат де живет с ним за делом, а не вместе.
А целовальник Ярофейко на очной ставке с Ывашком говорил, что семь сороков соболей брата его Микифорка, а не ево, Ярофейковы»[8].
Здесь важно отметить, что слова «за делом», а далее «в деле» имеют смысл «отдельно, не вместе, в разделе», и образованы от слова «делить», а не «делать».
«И октября в 9 день [1628 г.] бил челом государю, а в Мангазейском городе в Съезжей избе воеводе Григорью Ивановичю Кокореву да Ондрею Федоровичю Палицыну подал челобитную Микифорко Павлов. А в челобитной ево пишет:
Царю бьет челом сирота твой государев, Никифорко Павлов. В прошлом, государь, во 137 [1628] году был я, Никифорко, в Пясиде на соболином промыслу на Хете на реке. И с тем своим промыслишком, с собольми, пришел в Мангазейской город и десятую платил. И в прошлом же, государь, во 137 [1628] году бил челом и извещал на меня, Микифорка, пяcидской же промышленой человек Микулка Петров, что будто ся брат мой Ярафейко те соболи промышлял со мной вместе. И тех соболей брат мой Ярофейко со мной, Никифорком, не промышлял, а живет со мною за делом. <…> Вели, государь, про тот промысел сыскать. <…>
И вычетчи челобитную, воеводы Григорей Иванович Кокорев да Ондрей Федорович Палицын велели про Микифорка Павлова да про пясидцкого целовальника Ярафейка Святицкого сыскать березовскому казаку Офоньке Зезину, и память ему, Офонасью, дали за своими печатьми. А в ней пишет:
Лета 7138 [1629], октября в 9 день, по государеву указу память березовскому казаку Офоньке Зезину. Обыскать ему в Мангазейском городе и за городом на посаде по пясидцкого целовальника про Ярафейка Павлова да про брата ево родново про Микифорка Павлова ж, про устюжан, устюжаны торговыми людьми, которые на Русе живут, а от них, Ярафейка да Микифорка, недалеко, и их знают.
И про пясидцкой соболиной промысел знаемыми людьми, которые были в Пясиде в прошлом во 137 [1628] году, по государеву крестному целованью вправду: в прошлом во 137 [1628] году, как он, Микифорко, был в Пясиде на соболином промыслу, и себе ли промышлял, один ли или з братом своим Ярафейком вместе, и в одном ли зимовье они зимовали, и на Руси Микифорко з братом своим Ярафейком живет за делом ли, иль не в розделе, и вместе хлеб ядят один или порознь»[9].
Здесь Ерофей Павлов сын упомянут со второй его фамилией – Святицкий. Только в документах, относящихся к его пребыванию в Мангазее и на Таймыре, он много раз упоминается с этой фамилией. Впоследствии эта фамилия поможет нам определить место рождения Хабарова. Некоторые авторы считали, что такая фамилия свидетельствует о набожности Хабарова. Но такое предположение далеко от истины.
«И октября в 13 день березовской казак Офонька Зезин принес в Съезжую избу сыску своему список. А в нем пишет:
Лета 7138 [1629], октября в 12 день, по государеву указу и по приказу воевод Григорья Ивановича Кокорева да Ондрея Федоровича Палицына березовской казак Офонька Зезин спрашивал в Мангазейском городе на посаде промышленых людей про Ярафейка Светитцково да про брата ево про родново про Микифорка Павлова устюжан торговых и промышленых людей, которые живут на Руси от них, Ярофейка и Микифорка, недалеко, по государеву крестному целованью вправду: промышленой человек устюжанин Ярофейко Светитцкой з братом своим с родным с Микифорком Павловым в делу ли или не в розделе, и на Руси оне живут вместе ли, и хлеб ядят один ли, или порознь живут, и в прошлом во 137 [1628-1629] году он, Ярафейко Светитцкой, з братом своим с родным с Микифорком Павловым в Пясиде на соболином промыслу был ли, и соболи промышляли вместе ли, и в одном ли зимовье в Пясиде жили или порознь по своим зимовьям жили»[10].
Далее следуют расспросные речи торговых и промышленных людей.
«Торговой человек Демид Григорьев Фешевкин устюжанин, посадцкой человек, сказал по государеву крестному целованью:
В прошлом де в 137 [1628-1629] году на Енисейском волоку слышил де я от них самих от Ярафейка и от Микифорка, что оне меж себя в делу. И с Енисейсково волоку в прошлом же в 137 [1628-1629] году пошли оне, Ярафейко и Микифорко, в Пясиду по своим, не в одном судне. А живет он, Ярафейко, на Русе в Устюжском уезде в Вотложском стану. А Микифорко живет в Усольском уезде в деревне. А как тое деревню зовут, того не ведаю. А в Пясиде оне промышляли соболи вместе или порознь, и жили в одном ли зимовье или порознь, того не ведаю ж. <…>
Торговой человек Офонасей Аврамов устюжанин, посадцкой человек, сказал по государеву крестному целованью:
Слышил де я на Устюге от людей что он, Ярафейко, з братом своим с родным с Микифорком Павловым в делу. И живет он, Ярафейко, в Устюжском уезде в Вотложском стану в деревне Дмитрееве. А брат ево Микифор живет Усолья Вычегодцкого в уезде, в деревне на Ленивице. А от пясидчиков у Тишки Иванова Усолья Вычегодцкого олексинца слышил, что он, Ярофейко, в Пясиде в прошлом в 137 [1628-1629] году з братом своим с Микифорком соболей вместе не промышлял»[11].
Обратим здесь внимание, что первые два человека, которых расспрашивал Афанасий Зезин, были «порутчиками» по Ерофею Хабарову. Они были на стороне Хабарова и поэтому стремились выгородить его, показать, что братья Хабаровы жили отдельно и раздельно вели свои хозяйства.
«Промышленой человек Яков Иванов Костромитин сказал по государеву крестному целованью:
Жил де я на Устюге на посаде лет з десять. И то де я на Устюге слышил, что он, Ярафейко, з братом своим с Микифорком в делу. А живут порознь. Он, Ярофейко, живет в Устюжском уезде в Вотложенском стану в деревне Дмитрееве, а брат де ево Микифорко живет в Усольском уезде, Соли Вычегодцкие в деревне на Ленивице. А в Пясиде он, Микифорко, в прошлом в 137 [1628-1629] году соболи с ним, Ярафейком, промышлял вместе или один, тово не ведаю. В Пясиде я не был.
Промышленой человек Данилко Микифоров, портной швец, устюжанин, посадцкой человек, сказал по государеву крестному целованью:
Слышил де я на Устюге, что он, Ярафейко, з братом своим с Микифорком в делу, и живут порознь. Он, Ярафейко, живет в Устюжском уезде в Вотложенском стану в деревне в Дмитрееве. А брат де ево Микифорко живет в Усольском уезде, Соли Вычегодцкие в деревне на Ленивице. А в Пясиде он, Микифорко, в прошлом в 137 [1628] году соболи с ним, Ярафейком, промышлял вместе или один, тово не ведаю. В Пясиде я не был.
Торговой человек Козьма [?] Ондреев Печенкин устюжанин, посадцкой человек, сказал по государеву крестному целованью:
В прошлом де в 135 [1626-1627] году бил челом на Еренском городке по кабале в пятинатцати рублех воеводе на него, Микифора, а займовал он, Ярафей, деньги у Матвея Свиязева. И тот Микифор положил в суд деловую, что он с ним, Ярофейком, в делу. И ему де, Матвею Свиязеву, отказали и на нем, Микифоре, за него, Ярафейка, по кабале пятинатцати рублев править не велели. А где оне, Ярофейко и Микифорко, живут, и вместе ли оне в Пясиде в прошлом в 137 [1628-1629] году соболи промышляли, тово не ведаю. <…>
Промышленой человек Власко Яковлев Мутовкин, Соли Вычегодцкой посадцкой человек, сказал по государеву крестному целованью:
Били де челом у Соли Вычегодцкие воеводе Ивану Семеновичю Лодыженскому на него, Микифорка, в долгу в ево, Ярафейкове. И тот де Микифорко положил в суде перед Ивана Семеновича Лодыженсково деловую. И должником де в его, Ярафейкове, долгу отказал: правити на нем, на Микифорке, за него, Ярафейка, долгу не велел. А живет де он, Ярофейко, в Устюжском уезде в Вотложском стану в деревне Дмитрееве. А Микифорко де живет в Усольском уезде Соли Вычегодцкие в деревне на Ленивице. А в Пясиду де оне, Ярафейко и Микифорко, пошли с Енисейсково волоку в прошлом во 136 [1628] году по своим, и в судне не в одном. А соболи оне в Пясиде промышляли в прошлом в 137 [1628-1629] году вместе ли, или он, Микифор, один промышлял, тово не ведаю. <…>
Промышленой человек Пятунька Иванов устюжанин, посадцкой человек, сказал по государеву крестному целованью:
Слышил де я на Устюге, что он, Ярафейко, з братом своим с Микифорком в делу, и дело де у них на Русе есть. А живет де он, Ярафейко, в Устюжском уезде в Вотложском стану в деревне Дмитрееве. А брат де ево Микифорко живет в Усольском уезде, Соли Вычегодцкой в деревне на Ленивице. А в Пясиду де оне, Ярафейко и Микифорко, с Енисейсково волоку пошли в прошлом в 136 [1627-1628] году по своим, и в судне не в одном. А соболи оне в Пясиде промышляли в прошлом во 137 [1628-1629] году вместе, или он, Микифорко, соболи промышлял один, тово не ведаю. В Пясиде я не был.
Торговой человек Шестой Савельев Белобород, Соли Вычегодцкие посадцкой человек, сказал по государеву крестному целованью:
Слышил де я на Устюге от отца их, Ярафеева и Микифорова, от Павла, что оне, Микифорко и Ярофейко и Микифорко (так в тексте – Г.К.) в делу. А живет де он, Ярафейко, в Устюжском уезде на Вотложенском стану в деревне в Дмитрееве, а Микифорко де с отцом своим с Павлом в Усольском уезде в деревне на Ленивице. И в прошлом де 136 [1627-1628] году ево, Микифора, на Енисейском волоку видял. И пошел он, Микифор, с Енисейсково волоку в Пясиду з братом своим с Ярафейком не вместе, по своим, и в судне не в одном. И пошло де с ним, Микифорком, в Пясиду покручеников ево, Микифорковых, казанских тотар шесть человек. И в Пясиде он, Микифорко, соболи промышлял з братом своим с Ярафейком вместе ли, и он, Микифор, соболи промышлял один, тово де не ведаю. <…>
Промышленой человек Мишка Семенов вологжанин, прозвище Конча, сказал по государеву крестному целованью:
Был де я в Пясиде в прошлом в 137 [1628-1629] году с ним, Ярафейком, и з братом ево с Микифорком вместе. И тот де Микифорко покрутил в Мангазейском городе и на Енисейском волоку на себя в прошлом в 137 году казанских тотар шесть человек. И с Енисейсково волоку он, Микифорко, в Пясиду пошел з братом своим с Ярафеем не вместе, по своим, и в судне не в одном. А промышлял он, Микифорко, соболи в Пясиде з братом своим с Ярафеем не вместе, один с покрученики своими. <…> И то де я от них, от нево, Ярафийка, и Микифорка, в Пясиде слышил же, что он, Ярафейко, с ним, Микифорком, в розделе, и живут не вместе»[12].
На основании приведенных выше документов первую попытку определить точное место рождения Е.П. Хабарова предпринял М.И. Белов. В статье «Ерофей Хабаров в Мангазее и на Таймыре» он писал: «С.В. Бахрушин в работах о Мангазее мимоходом отметил, что Хабаров побывал в Тазовском городе, где вел торги и промыслы, участвовал в знаменитой ссоре мангазейских воевод Григория Кокорева и Андрея Палицына, заняв сторону последнего. <…> В некоторых документах он называется устюжанином, в других – усольцем. <…> Во время просмотра фондов Центрального государственного архива древних актов посчастливилось найти более надежные документы, из которых видно, кем был и где родился, и вырос Ерофей Хабаров. Удалось обнаружить дело Мангазейской приказной избы за 1630-1631 г., где фамилия Хабарова встречается довольно часто»[13].
Справедливости ради, надо отметить, что номера всех документов давно были указаны еще С.В. Бахрушиным. Но М.И. Белову посчастливилось прочесть то, о чем не писал С.В. Бахрушин. Это – «сказки» торговых и промышленных людей. К слову «посчастливилось» не стоит относиться иронически. Сыск по делу Кокорева и Палицына состоит из нескольких десятков тысяч листов. Поиск там документов о Хабарове – это поиск иголки в стоге сена. Поэтому, видимо, никто не отважился до М.И. Белова браться за такое трудное дело. Документы эти надежные в смысле подлинности, но сведения в них, полученные из «сказок» торговых и промышленных людей, видимо, не все достоверные. Они могут лишь служить наводкой, где искать место рождения Хабарова. Видимо, понимая это, М.И. Белов пошел по правильному пути, пытаясь подтвердить эти сведения при помощи писцовых книг. Однако же, это ему не удалось.
Как следует из «сказок» торговых и промышленных людей, Ерофей Хабаров должен быть записан в Устюжском уезде, в деревне Дмитриево Вотложемского стана, а Никифор Хабаров и его отец Павел в Усольском уезде, в деревне Ленивица Алексинского стана. Хотя Устюг Великий и Соль Вычегодская находятся сравнительно близко друг от друга, во времена Хабарова они были главными городами двух отдельных уездов.
Писцовые книги Устюжского и Сольвычегодского уездов находятся в Российском государственном архиве древних актов, в фонде Поместного приказа. В книге 446 Сольвычегодского уезда за 1625 год М.И. Белов нашел Омельку Савельева сына Хабарова и сделал о нем выписку. Но это не тот Хабаров, который нужен. Приведем фрагмент этой записи:
«Деревня Ленивица, а в ней: <…> двор – Омелька Савельев сын Хабаров; владеет по духовной 115 [1606-1607] году»[14]. А далее записана деревенька с похожим названием. Приводим эту запись: «Деревня Выставок Ленивцов, а в ней крестьяне: двор – Родька да Логинко Петровы дети Судницына, двор – Пронька Игнатьев сын Дерягин з братьею с Лучкою да с Сенкою»[15].
Не найдя здесь ни Павла, ни Ерофея, ни Никифора Хабаровых, М.И. Белов делает следующий вывод: «Из материалов переписи явствует, что Хабаровы в 1623-1625 гг. находились в деревне Ленивице Сольвычегодского уезда, но проживал ли во дворе Емельяна Хабарова Павел Хабаров и его сын Никифор, не ясно. Скорее всего, эти двое прибыли в Ленивицу позже. На данном этапе изучения вопроса предпочтительнее считать деревню Дмитриево или селения Дмитриева стана родиной Ерофея Хабарова»[16].
Но это ли те «надежные документы, из которых видно, кем был и где родился, и вырос Ерофей Хабаров», как утверждает М.И. Белов? На самом деле, как мы покажем далее, ни Павел Хабаров, ни его сыновья в Ленивице не жили никогда, а деревню Выставок Ленивцев Павел Хабаров купил в 1626 году.
М.И. Белов исследовал не все возможные документы. По Сольвычегодскому уезду есть еще более ранняя книга за 1620 год. Запись в ней более краткая, чем в книге за 1625 год, и есть отличия в именах. В ней также упоминается «Омелька Савельев сын Хабаров»[17], но искомых Хабаровых опять нет. Более позднюю книгу 451 по Сольвычегодскому уезду за 1645 год М.И. Белов смотреть не стал, видимо, полагая, что записей о братьях Хабаровых там не должно быть, так как они уже более десяти лет находились на реке Лене. Но как раз в этой книге есть информация о Хабаровых. Вначале идет запись о деревне Ленивице, где «нужных» Хабаровых опять не оказалось[18]. А далее в той же книге идет важная запись:
«Деревня Выставок Ленивцов, а в ней крестьяне: двор – Микифорко Павлов Хабаров з братом с Ерофейком, да с ними половники Куземка Терентьев да Васка Иванов, владеют по купчей Натальицы Аникиевы дочери Гусева 134 [1626] году. Пашни паханые, середние. Земли две чети с осминою и с четвериком, да перелогом шесть чети с четвериком в поле, а в дву по тому ж. Сена тритцать копен, в живущем полчети и полполчети выти, а впусте полвыти без полполчети выти, и полосмины пашни, да старые примерные пашни десять чети. Оброку – пятнатцать алтын. Поскотины пять десятин, лесу тож»[19].
Из предыдущих и из этой записи следует, что ни Ерофей, ни Никифор в деревне Ленивице в 1620 и в 1625 годах не числились, а появились в деревне Выставок Ленивцев лишь в 1626 году. Их отец Павел Хабаров в деревне Выставок Ленивцев не упоминается – видимо, умер. В 1645 году за братьями Хабаровыми числилась земля в деревне Выставок Ленивцев, а обрабатывали ее их половники. Сами братья давно уже были на Лене.
А как же быть со «сказками» торговых и промышленных людей, которые по государеву крестному целованью единодушно утверждали, что братья Хабаровы живут не вместе? Они, вероятно, дали ложные показания, чтобы выгородить братьев Хабаровых. В своей отписке Григорий Кокорев сообщал, что этих людей указал сам Никифор Хабаров: «слался из виноватых (свидетелей, которых указал сам обвиняемый – Г.К.) на ближних сосед своих, которые неподалеку их живут, что он, Микифорко, з братом своим Ярафейком живет за делом, не вместе и не в одном уезде, Ярафейко де живет в Устюжском уезде, а он де, Микифорко, в Усольском уезде»[20].
Возможно также, что сначала в деревне Выставок Ленивцев действительно поселился Никифор Хабаров, а через некоторое время и Ерофей. Но в любом случае уверенность М.И. Белова в том, что он нашел надежные документы, была необоснованной. Не всякому документу можно верить, тем более, если эти документы относятся к сыскному делу. Здесь каждый дает такие показания, которые ему выгодны, искажая правду.
Запись в писцовой книге 451 Сольвычегодского уезда за 1645 год, хотя и прояснила кое-что, но не дала ответа на вопрос, кто такая Натальица Аникиева дочь Гусева. А ответ содержится в купчей на деревню Выставок Ленивцев. Приведем этот документ полностью:
«Список с купчие слово в слово.
Се аз, Наталья Аникиева дочь Гусева, да со своими детьми, яз, Родион да Логин, да Иван, да Улита, Антонида да Устинья Петровы дети, Ваганского Алексинского стану продали есми Павлу, а по прозвищу Меньшику, Иванову сыну Хабарову Устюжского уезда Вотложемские волости в Усольском уезде в Олексинском стану в Удимской волости Ленивской жар, чистую землю орамую и под лесом, и з двором, и з дворищем.
А во дворе хором - две избы, да три сенника с подклеты и з заплоты, и сараи кругом, и со всеми хоромы, что в том дворе хором стоит, и з житницею, что вне двора стоит, и з банею, и з гумнами, и с овинами, и с мякинницы, и з гуменники, и с путики, и с притеребы, и с ловищи. и с ездовищи, куда топор и коса, и соха ходила по старым межам, и со всеми угодьи, и что к тому Ленивицкому жару изстари по тягло, чем есми сами владели по купчей отца своего, а яз Наталья мужа своего Петра благословенье, что отец наш Петр тое землю купил у Андрея з братьею Яковлевых детей Варьнавина.
А межи той земле по старым межам, по речке по Ленивице, а сверх речки Ленивицы от Исаихи по старому окладу, по огороду, до Мороженово болота, а с Мороженово болота по Петриловской ручей, по старому окладу, по огороду.
А продала есми яз, Наталья, з детьми своими, а яз, Родион, з братьею и с сестрами, тому Павлу, а по прозвищу Меньшику, тот Ленивицкой жар с посеяною рожью, что сияна ко 135 году (к 1 сентября 1625 года – Г.К.), и с парами, и с пожнями тое земли, и с поскотиною.
А взяли есми мы, яз, Наталья, и яз, Родион, з братьями своими и з сестрами, у Павла на той деревне Ленивицком жару на землю и на пожнях, и на поскотине, и на хоромех, и на всем без вывода, что в сей купчей писано, сорок рублев денег московских ходячих. А пополнок в той же цене. А деньги есми взяли мы все у сея купчие сполна.
А где будет та деревня, Ленивицкой жар, до сее купчие земля или пожни, или которые угодья в закупе, или в закладе, или в каких крепостях ни буди, и мне, Наталье, и мне, Родиону, з братьею и с сестрами, выкупати и очитщати своими деньгами. А выкупя и очистя, отдати Павлу с чистого пути.
А дань и оброк, и всякие государевы подати платить с тое земли в Олексинской стан нынешнаго 134 [1626] году мне, Наталье, да Родиону з братьею и с сестрами до Ильина дни. А после Ильина дни вново, что ни розрубят, всякие государевы подати платить мне, Павлу, своими деньгами. А старые невыплаты, что розрублено, а не плачено, и то платить нам же, Наталье и Родиону з братьею и з сестрами старины все. А к Павлу убытки в старине не привести на котораго.
Да и старую купчюю мы, яз, Наталья, и з детми своими отдали Павлу, что купил мой. Натальин, муж, а наш, Родионов и моих братей и сестр, отец Петр. Да мирскую данную на тоеж землю что отдали Алексинскаго стану крестьяне Якову Варнавину.
А судной список по купчей отца нашего у Андрея з братьею Яковлевых. И буде тот список понадобитца Павлу к делу, и ему по той отца нашего купчей тот список у Ондрея з братьею к делу взять. А буде понадобитца купчая старая и мирская даная к делу Наталье и Родиону з братьею и з сестрами, и Павлу тое купчие и даные не таить, к делу выкладывати.
А что на ту землю поряжены половники, Аникей Игнатьев з дядею и з братом Семеном, и тех половников мне, Павлу, их в той деревне до осени 135 [1626] году до Егорьева дни (Юрьев день 26 ноября – Г.К.) у собе в половье держати по нашей порядной. А по ряде им никоторого на тот год не делати.
А хлеб делити всякой за симены половником с ватаманом пополам. А солома яровая и сена на пожнях по тому ж, пополам. А мякины половником все на собя. А ватаманские соломы яровые не кормити.
А Родиону подможные деньги и хлеб по порядной на половниках взяти ему.
Послуси на то Коземка сын Шарапов да Мартын Мартемьянов сын Ваганской.
Купчюю писал Ларька Герасимов.
Лета 7134 [1626], марта 22 день.
А по другой стороне купчие пишет:
Послух Коземка Шарапов руку приложил.
Список с купчие списан слово в слово»[21].
Эта купчая ценна тем, что в ней упомянуто отчество отца Ерофея Хабарова - Павел Иванов сын Хабаров. В книге «Ерофей Павлович Хабаров» было высказано предположение, что Меньшичко Хабаров - это Павел Хабаров[22]. Теперь это предположение подтвердилось документально.
В приведенной ранее записи о крестьянах, живших в деревне Выставок Ленивцев в 1625 году, числятся «Родька да Логинко Петровы дети Судницына». Наталья Аникеева дочь Гусева называет их своими сыновьями, но фамилии почему-то разные.
Следующая книга по Сольвычегодскому уезду от 25 марта 1646 года за номером 15058. И хотя прошел всего лишь один год, запись в ней в корне отличается от предыдущей: «Деревня Выставок Ленивцов. Двор – крестьянин Никифорко Хабаров с племянником с Васкою Яковлевым шти лет. На том же дворе в другой избе его ж половник Коземка Терентьев з детьми с Ывашком да з Давыдком, да с Якушкою шти лет. В той же избе другой половник Васька Малышев сыном с Пашкою пяти лет»[23]. Здесь Ерофей Хабаров уже не записан.
Далее следует книга 15052 от 12 сентября 1647 года: «Деревня Выставок Ленивцов, а в нем: двор – крестьянин Ярофейко Павлов сын, прозвище Хабаров, с племянником с Васкою Яковлевым. Да у него ж половник Спиридонко Емельянов сын прозвище Заплатин з братом сродным с Васкою. Да на том же дворе в другой избе половник Коземка Терентьев сын Зескин. У него детей Ивашко да Якушко, да Давыдко, да Ивашко дву лет»[24]. Здесь уже не записан Никифор Хабаров.
Еще раз обратим внимание на важное обстоятельство: хотя братья Хабаровы давно уже жили на реке Лене, они продолжали числиться в Усольском уезде. Но записывали только одного из них, именно потому, что они здесь долго не появлялись. В последних двух записях не упоминаются лица женского пола. Поэтому обратимся к челобитной Ерофея Хабарова, которую он писал в 1650 году: «А женишко, государь, моя Василиска з дочеришкою моею с Наташкою и со внуком, и с племянницею живут на Устюге бес приюту. <…> Вели, государь, ту мое женишку Василиску и з дочеришкою моею с Наташкою, и со внуком, и с племянником, и с племянницею отпустить с Устюга ко мне, холопу твоему, в Якутцкой острог»[25].
Здесь Хабаров местом жительства жены написал Устюг вместо Соли Вычегодской, видимо, потому, что жена не проживала в деревне Выставок Ленивцев. А в заключительной части челобитной Хабарова добавлен племянник. Имя племянника в писцовых книгах указано: Васька Яковлев, но неясно, сын ли он сестры Ерофея, о которой Хабаров в челобитной не упоминает. Слово «племянник» в те времена часто употреблялось в смысле «родственник». А о внуке Хабарова в писцовых книгах упоминаний нет. Может быть, он родился после 1647 года.
Интересно было бы знать, когда исчезают записи о Хабаровых в деревне Выcтавок Ленивцев. Но, к сожалению, следующая сохранившаяся писцовая книга относится к 1678 году. В ней написано: «Деревня Выставок Ленивцов. Двор – половник Усольского уезду Заборской волости крестьянина Бориска Павлова сына Новосельцова Игнашка Иванов сын Низовцов. У него сын Елфимко. У него ж племянник Гаврилко Михайлов»[26].
О деревне Дмитрово Вотложемской волости нужно искать сведения в писцовых книгах Устюга Великого. В самой ранней сохранившейся книге Устюга Великого за 1626 год записано: «Деревня Дмитрова на реке на Двине. А в ней крестьян: двор – Микитка Меньшиков Хабаров да троецкого церковного дьячка Ортюшки Микитина. Двор – половник Сенка Елисеев. Да в том же дворе тое же волости крестьянина Оничкиново сельцова половник Васка Другов»[27].
Согласно сказкам промышленных людей, здесь должен быть записан Ерофей Хабаров. Но, как видим, он здесь не упоминается. Однако не стоит разочаровываться, так как здесь записан Микитка Меньшиков Хабаров - неизвестный ранее родной, видимо, старший брат Ерофея Павлова Хабарова. А далее опять следует важная запись: «Пустошь, что была деревня Святица на реке на Двине. А дворы и треть ее поль сметало рекою Двиною. Пашут наездом тое же волости крестьяне из деревни Часовницкое Васка Хабаров да из деревни Наумовской Федосейко Васильев, да из деревни Дмитрова Меньшичко Хабаров»[28].
На подробной карте 1910 года, которую мне любезно предоставила заведующая отделом истории Великоустюгского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника Галина Николаевна Чебыкина, деревня Часовино обозначена на правом берегу Двины, на северо-восток от Приводино. Таким образом, деревня Святица была на правом берегу Двины, недалеко от деревни Часовино (Часовницкой). В деревне Святица Ерофей Хабаров и его брат Никифор не упомянуты потому, что деревни уже не было, ее смыло рекой, а братья в это время уже жили в Усольском уезде.
Несмотря на то, что в записи о Святице ни Ерофей, ни Никифор Хабаров не упомянуты, тем не менее ясно, что это их родная деревня. Теперь понятно, почему на Таймыре и в Мангазее Ерофея Павлова писали по фамилии Святицкий. Этот случай не единственный. К примеру, настоящая фамилия известного племянника Ерофея Хабарова Артемия Филипова Петриловского была Кривошапкин, а его родиной деревня Петрилово Сольвычегодского уезда.
К сожалению, писцовая книга Устюга Великого недостаточно подробная. Хотя и указано, что в деревне Святица пашет наездом из деревни Дмитровой Меньшичко (Павел) Хабаров, почему-то записи о его дворе в этой деревне нет, не записан он и на подворье у сына. Хотелось бы выяснить, кто из Хабаровых жил в деревне Часовницкой, но она почему-то не упомянута. Деревня Наумовская упомянута, но Хабаровых там нет.
Эту книгу М.И. Белов не просматривал, а пытался найти деревню Дмитриево на старинных картах. Об итогах этого поиска он написал следующее: «…на карте Поморского края XVII века это селение показано в 80 км к юго-западу от Устюга Великого на левом берегу Сухоны (примечание: изучались карты, собранные в отделе картографии Государственной публичной библиотеки имени М.Е. Салтыкова-Щедрина).
В писцовой книге № 484 от 1623 г. Дмитриево, или Дмитриев стан, отмечено в соседстве с деревней Нюксеницей (впоследствии ставшей главной) в качестве волости, состоящей из девяти деревень (по 25 дворов), очевидно, слившихся в одно село под названием Дмитриево.
Дмитриево отмечено на генеральной карте Архангельской губернии, выполненной академиком Я.В. Шмидтом в 1773 году, а также на картах Российского атласа 1792 г., на карте Вологодской губернии Географического атласа Российской империи 1823 г. В наше время эта деревня входит в состав Нюксенского района.
В то же время может возникнуть сомнение, какая из деревень родина Ерофея Хабарова. Ведь в Дмитриево он мог проживать, а его родной деревней могла быть Ленивица, где проживали его родные»[29].
Но здесь М.И. Белов отклонился куда-то в сторону. Под № 484 в описи значится писцовая книга Тотемского уезда за 1676-1679 годы. Естественно, что в этой книге упоминаний о Хабарове он не нашел. А по Устюжскому уезду никакой книги за 1623 год нет. Родная же деревня Хабарова Святица и соседняя с ней деревня Дмитрово, как следует из писцовой книги 506, находились не на Сухоне, а на Двине. В книге написано: «Волость Вотложемская на реке на Двине, а в ней…» И далее перечисляются деревни, располагавшиеся на реке Двине, на речках и ручьях, впадающих в Двину[30].
В писцовой книге по Устюжскому уезду за 1646 год в Вотложемской волости по-прежнему записан брат Ерофея Хабарова Микитка, как и в книге за 1626 год: «Деревня Дмитрово на реке на Двине. А в ней крестьян: Двор - Микитка Меньшиков Хабаров. Двор - половник Сенка Елисеев да Васка Другов»[31].
Теперь на основании приведенных выше документов можно определенно сказать, что родился Ерофей Хабаров в деревне Святица, в Вотложемской волости Устюжского уезда. Деревня эта в настоящее время не существует, ее смыло наводнением до 1626 года. После этого Ерофей и Никифор Хабаровы переселились в деревню Выставок Ленивцев Алексинского стана Сольвычегодского уезда. Видимо, в этой деревне, а не в Дмитриево, проживал Ерофей Хабаров до своей первой поездки в Сибирь. В настоящее время места, в которых когда-то были деревни Святица и Выставок Ленивцев, находятся в Котласском районе Архангельской области.
Что же касается деревни Ленивицы, то она обозначена на карте 1910 года по левую сторону Двины, южнее реки Удимы. Чуть севернее Ленивицы обозначена Выставка. Это и есть, видимо, Выставок Ленивцев. Еще чуть севернее обозначена деревня Дмитриево, а севернее реки Удимы еще одна деревня Дмитриево. Но эти две деревни к Хабаровым отношения не имеют, так как не расположены на берегу Двины.
Чтобы привязать карту 1910 года к современным картам, необходимо найти населенный пункт с одинаковым названием. Таким пунктом является деревня Курцево, обозначенная на карте 1910 года чуть севернее Выставки. Там, где сейчас стоит Курцево, и жили братья Хабаровы после того, как их родную деревню Святицу смыло наводнением.
В 2007 году кандидат исторических наук Сергей Александрович Гладких, проживающий в городе Котласе, еще до издания книги «Ерофей Павлович Хабаров» ознакомленный мною с архивными документами, приведенными в настоящей статье (за исключением обнаруженной позже купчей на деревню Выставок Ленивцев), организовал экспедицию по поиску местонахождения бывшей деревни Святица. Результаты поиска полностью подтвердили высказанные мною предположения[32]. Родиной Ерофея Павловича Хабарова является территория современного Котласского района Архангельской области.

Словарь старинных слов и выражений

Без вывода – без исключения.
Братья (братия) – люди, равные между собой по правам и обязанностям.
В живущем – о пашне, находящейся в обработке и обложенной налогом.
Ватаман – старшина.
Воевода – начальник уезда, города.
Выть – часть, доля.
Грамотка – письмо.
Гуменник – место вокруг гумна.
Даная (данная) – документ на отведение пашни.
Двор – место под избой и хозяйственными постройками, обнесенное оградой.
Дворище – место вокруг двора.
Деловая – документ о разделе имущества.
Десятая (десятинная) пошлина – десятипроцентная пошлина, взимаемая с денежной оценки мягкой рухляди (пушнины).
Духовная – письменное завещание.
Ездовищи (езовищи) – места, где устанавливают езы (язы), частоколы поперек речки или ручья, для ловли рыбы.
Жар – участок леса, выжженный под пашню.
За делом – отдельно, не вместе, в разделе.
Закладная – документ о закладе.
Заплот – изгородь из досок, положенных горизонтально.
Извет – донос.
Кабала – письменное долговое обязательство, вексель.
Копна – мера сенных покосов площадью в десятую часть десятины.
Купчая – документ, удостоверяющий покупку.
Ловищи – места ловли рыбы, зверя или птицы.
Очищать – оправдаться перед законом или расплатиться с долгами.
Память – документ с приказом начальника подчиненным людям или документ, которым сносились между собой равностоящие учреждения.
Парка – верхняя меховая одежда северных народов в виде куртки с капюшоном.
Перелог – участок земли, оставленный без обработки на несколько лет.
Повытье – часть, доля.
Подать – налог, пошлина.
Подклет – нижний ярус избы, иногда жилой, иногда нежилой.
Пожня – сенной покос.
Покрута – наем покручеников.
Покрученик – работник, нанятый на соболиный промысел с хозяйским содержанием и промышленным снаряжением.
Половник – арендатор за половину урожая, живущий постоянно и имеющий свой двор.
Половье – мякина.
Пополнок – придача к плате за покупку.
Посад – торгово-промышленная часть поселения, обычно неукрепленная.
Послуси (послухи) – свидетели.
Править – взыскивать долг.
Примерная пашня – вновь прибавленная.
Притеребы – места, расчищенные под пашню или покос.
Промышленный завод – снаряжение для соболиного промысла.
Пустошь – место, где была исчезнувшая деревня.
Путики – звериные тропы.
Пясида – полуостров Таймыр.
Разрубить – разделить.
Рост – проценты, выплачиваемые заемщиком.
Сенник – сарай для хранения сена.
Сорок – связка из сорока шкурок соболей.
Список – копия документа.
Статки – нажитое имущество.
Съезжая изба – канцелярия воеводы или приказчика.
Ударить челом – преподнести в дар.
Ужина – установленное договоренностью количество охотничьего инвентаря и продовольствия в промысловой ватаге, в соответствии с которым делится добыча.
Хоромы – жилые постройки.
Целовальник – выборный сборщик податей или хранитель казенной собственности, дающий клятву (крестное целование) не заниматься хищениями.
Ясак – подать пушниной, взимаемая с местного населения.


Источники и литература:

[1] Красноштанов Г.Б. Ерофей Павлович Хабаров. Хабаровск, 2008.
[2] Леонтьева Г.А. Землепроходец Ерофей Павлович Хабаров. М., 1991. С.17.
[3] Белов М.И. Ерофей Хабаров в Мангазее и на Таймыре // Летопись Севера. Вып. VII. М., 1975.
[4] Бахрушин С.В. Научные труды. Т.3. Ч.I. М., 1955.
[5] Белов М.И. Указ. соч. С.107.
[6] Российский государственный архив древних актов (далее – РГАДА). Ф.141. Приказные дела старых лет. Оп.1. 1628 г. Д.28. Л.68-69.
[7] Там же. Л.98.
[8] Там же. Л.71-74.
[9] Там же. Л.75-79.
[10] Там же. Л.80-81.
[11] Там же. Л.81, 81а.
[12] Там же. Л.81а, 82-86.
[13] Белов М.И. Указ. соч. С.107.
[14] РГАДА. Ф.1209. Поместный приказ. Оп.1. Соль Вычегодская. Кн.446. Л.213об-214.
[15] Там же. Л.214.
[16] Белов М.И. Указ. соч. С.109.
[17] РГАДА. Ф.1209. Поместный приказ. Оп.1. Соль Вычегодская. Кн.15039. Л.163-163об.
[18] Там же. Кн.541. Л.250-250об.
[19] Там же. Л.250об.
[20] РГАДА. Ф.141. Оп.1. 1630 г. Д.55. Л.164.
[21] РГАДА. Ф.141. Оп.2. №99. 1645 г.
[22] Красноштанов Г.Б. Указ. соч. С.61.
[23] РГАДА. Ф.1209. Поместный приказ. Оп.1. Соль Вычегодская. Кн.15058. Л.49.
[24] Там же. Кн.15052. Л.248об-249.
[25] РГАДА. Ф.214. Сибирский приказ. Ст.381. Л.92.
[26] РГАДА. Ф.1209. Поместный приказ. Оп.1. Соль Вычегодская. Кн.15053. Л.93.
[27] РГАДА. Ф.1209. Поместный приказ. Оп.1. Устюг Великий. Кн.506. Л.388-388об.
[28] Там же. Л.388об.
[29] Белов М.И. Указ. соч. С.108.
[30] РГАДА. Ф.1209. Поместный приказ. Оп.1. Устюг Великий. Кн.506. Л.381-392.
[31] РГАДА. Ф.137. Боярские и городовые книги. Оп.1. Устюг Великий. Д.214. Л.116об.
[32] Гладких С.А. Малая родина Ерофея Хабарова // Великий Устюг: Краеведческий альманах. Вып.5. Вологда, 2009. С.84-96; Научная работа Котласского филиала ФГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет водных коммуникаций» за первые десять лет существования (1999-2009 годы). Котлас, 2009. С.31-32.

Воспроизводится по:

 Сайт КИПОДК «Северное трёхречье»

http://severnoe-trehrechie.ru

 



Источник: http://severnoe-trehrechie.ru/%d0%b2-%d0%bf%d0%be%d0%b8%d1%81%d0%ba%d0%b0%d1%85-%d1%80%d0%be%d0%b4%d0%b8%d0%bd%d1%8b-%d0
Категория: Красноштанов Г.Б. | Добавил: ostrog (2012-09-14)
Просмотров: 1201 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 

Login Form

Поиск по каталогу

Friends Links

Site Statistics

Рейтинг@Mail.ru


Copyright MyCorp © 2006
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz