Вещный мир сибирского горожанина XVII века. - Люцидарская А.А. - Л - Каталог статей - Города и остроги земли Сибирской
Site Menu

Категории каталога
Лапин П.А. [1]
Ласков А.И. [1]
Летин С. О [1]
Линейцева Ю.В. [1]
Лобанов В.Г. [1]
Лукиных А.А. [1]
Лыхин Ю.П. [2]
Любич А.А. [1]
Люстрицкий Д. [2]
Люцидарская А.А. [12]
Люцидарская А.А., Майничева А.Ю. [1]

Роман-хроника
"ИЗГНАНИЕ"

Об авторах
Иллюстрации
По страницам романа
Приобрести
"Сказки бабушки Вали"


Site Poll
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1203

Начало » Статьи » Л » Люцидарская А.А.

Вещный мир сибирского горожанина XVII века.

Предварительные замечания.

Более трех веков отделяет настоящее время от периода интенсивного заселения Сибири колонистами со всех регионов русского государства. Освоение зауральской территории начиналось с постройки деревянных городов и остров, от которых остались лишь редкие, чудом дошедшие до XX столетия, единичные объекты крепостной архитектуры. Между тем, архивные источники оставили многочисленные сведения для реконструкции жилых строений первопоселенцев Сибири. Подобных материалов достаточно даже для выявления региональных особенностей в организации жилых комплексов сибирских старожилов. Однако беда в том, что можно по документальным свидетельствам купчих, материалов налогообложения и пр. составить близкое к истине представление о типах и размерах жилищ, но наполнение жилого пространства предметами каждодневного, необходимого обихода, остается далеко не изученным. Без разрешения вопросов, связанных с домашним, материальным бытом первопоселенцев, их избы представляются пустыми, лишенными жизни в глазах исследователя. Предметы бытового обихода всегда обладали знаковым содержанием и поэтому характеризовали социокультурную принадлежность человека, ими пользовавшегося. Связь между предметами повседневной жизни и культурной принадлежность зависела от уровня жизнеобеспечения. Чем выше был этот уровень, тем более эта связь становилась избирательной и индивидуальной (Кнабе, 1989).

В 1988 г. вышла в свет монография М.Г.Рабиновича, посвященная материальной культуре русского феодального города. Значительное место в этой работе отведено периоду XVII века. Не случайно, однако, в монографии отражены материалы, касающиеся жилых и хозяйственных построек, одежды, пищи, характерной для этого периода истории и очень скупо представлены предметы домашней утвари XVII столетия. Это вполне понятно, документы, как правило, игнорируют описания домашних интерьеров, предметов, которыми люди пользовались каждый день и которым не придавали особого значения. Такие сведения приходится выискивать по крупицам из самых разных по содержанию источников. Цельной картины наполнения домашней утварью хотя бы одного дома, пока не выявлено.

 В настоящей работе предпринята попытка собрать отдельные факты, связанные с наполнением жилищ сибирских первопоселенцев.

Источники и литература.

Наиболее многочисленные свидетельства о предметах домашнего обихода и утвари различного назначения, содержат таможенные книги сибирских городов XVII в. В этих документах приводится перечень ввозимых в Сибирь так называемых «русских товаров», среди которых представлены вещи, обеспечивающие домашний быт. В данном случае это преимущественно томские и тобольские таможенные книги. Именно они наиболее полно отражают ввоз в Сибирь русскими купцами широкий ассортимент товаров, предназначенный для жизнеобеспечения горожан. Автором использованы томские таможенные документы, выявленные в архиве (РГАДА, СП, Кн. 359, 438, 566, 755, 979 и др.), а также «Таможенные книги сибирских городов XVII века», издаваемые в последние годы Институтом истории СО РАН. В статье привлечены документальные свидетельства, разбросанные по многим столбцам Сибирского приказа и многочисленные публикации источников, в частности, осуществленные под редакцией академика Н.Н.Покровского.

Историческая литература, посвященная периоду освоения Сибири Российским государством и базирующаяся на архивных свидетельствах, так же содержит данных о быте первопоселенцев. Это, прежде всего работы С.В.Бахрушина, монография Н.Н.Покровского о томских событиях 1648-1649 гг., монография О.Н Вилкова, анализирующая тобольские таможенные документы и ряд других исследований (Бахрушин, 1955; Покровский, 1989; Вилков, 1967 и др.).

Поскольку представления о предметах, которые использовали колонисты Сибири в домашнем быту, как уже отмечалось выше, складываются из единичных, подчас случайных упоминаний источников, то подробный перечень использованных документов может занять не одну страну.

Предметное наполнение домов горожан XVII столетия.

Уместно представить дома самых первых жителей сибирских городов с минимумом домашнего обихода. Все самое необходимое для жизни: печь для тепла и приготовления пищи, стол и лавки, элементарный набор посуды, места для отдыха с брошенными на них шубейками, может быть детская люлька и несомненно икона или иконка для освещения этого скудно организованного пространства.

Шло время, предприимчивые купцы из разных областей России, а затем и Средней Азии очень быстро оценили ситуацию: новоявленные сибиряки остро нуждались в привычных им с детства, традиционных предметах быта и покупали или выменивали эти вещи на сибирское «мягкое золото», пушнину. Такой торговый обмен был взаимовыгоден обеим сторонам. В чрезвычайно в короткие сроки дома сибирских горожан, особенно тех, которые были близки к торговым путям, стали обрастать необходимой домашней утварью. Более того, колонистам требовались уже не только необходимые вещи, но вещи красивые и качественно выполненные, которыми еще не могли обеспечить население местные зарождавшиеся промыслы. На смену периода выживания и сложной адаптации к условиям жизни в суровом климате и враждебной окружающей среде, пришла пора обустройства нового пространства и в том числе и пространства жилища.

Населению вновь отстроенных городов становилось не безразлично какой именно ложкой хлебать щи. Служилый человек чувствовал себя достойным делать это расписной изящной ложкой работы ярославских мастеров. Медленно, но верно увеличивалось число женщин в Сибири и сокращалось количество холостяцких дворов. Жилище перестало быть местом, предназначенным лишь для укрытия от воздействий внешней среды, местом принятия пищи и кратковременного отдыха. Сравнительно большие сибирские города, такие как Тобольск, Томск, Тюмень были местами сосредоточения наиболее обеспеченного служилого населения, тесно связанного с перекупкой пушнины. Материальный уровень достатка части горожан позволял приобретать не только вещи, традиционные для русского домашнего обихода, но и товары, предлагаемые бухарскими купцами.

В данном случае, речь идет о населении, преимущественно служилом, городов с развитыми рыночными отношениями. Не последнюю роль в обзаведении домашним обиходом играли те ссыльные иноземцы, которым позволительно были брать с собой в Сибирь часть домашнего скарба. Проживая бок о бок с горожанами всех сословных категорий сибирского общества, выходцы из территорий восточной Европы, поляки, литовцы и др. вносили свой колорит в организацию домашнего быта. Этому способствовала и быстрая ассимиляция «иноземцев» в сообществе колонистов.

Как уже говорилось выше, нет ни одного описания внутреннего убранства дома сибирского горожанина XVII в. Попробуем, однако, реконструировать по имеющимся документальным фактам внутреннее наполнение жилья колонистов.

Необходимым условием для заполнения жилого пространства предметами интерьера и быта является наличие самого пространства. В Томске, например, к концу XVII столетия значительное число горожан имело в своих усадьбах несколько ( два и более) оттапливаемых помещений (Люцидарская, 1992). Как правило, дворохозяевами были служилые люди разных рангов, преимущественно подьячие, дети боярские и конные казаки. Справедливо предположить, что именно эти слои горожан являлись наиболее активными покупателями различной утвари для своих изб, тогда как недостаточно обеспеченные горожане, в основном новопоселенцы, довольствовались скудным домашним обиходом. Семьи горожан, ставшие старожильческими уже к концу века, мало отличались по обустройству своих домов от жителей городов европейской части страны.

В избе переднее место всегда занимали иконы. Наиболее ценные, в богатых окладах, были привозными, изготовленными в центрах русских иконописных школ. При описании имущества иркутянина, посадского человека А.Юдина отмечено 20 великолепных икон. Многие из них были в дорогих серебряных с жемчугом окладах (РГАДА. Ф.СП. №2700). Это, конечно, следует считать исключением. Обычно икон в избе было несколько в зависимости от достатка и набожности хозяев.

В Сибирь ввозилось множество тканей европейского, российского и восточного производства. Ткани были самого разного качества, назначения и расцветок. Многие из этих тканей использовались для создания интерьеров в избах горожан. Это, прежде всего популярные в XVII в. восточные «завесы выбойчатые», иначе «завесы бухарские». В Таре в 1674 г. такие завесы купили для своих домов трое подьячих и пятидесятник. Неудивительно, что подобные покупки делали высшие служилые чины, ведь завеса стоила полтину, цена немалая. Для сравнения, 2 конца бязи обходились в 21 алтын. ( Таможенные книги…, 1997). По данным источников известны завесы «пестряди кызылбацкой», а так же «китайские атласные и камчатые». Яркие, цветные завесы могли использоваться для зонирования помещенья избы, а возможно, в зажиточных домах, и для декоративных целей.

Сибирские горожане покрывали столы цветными или вышитыми скатертями. Особенно охотно пользовались в этом случае клетчатой материей. В доме у томского сына боярского П.Собанского среди вещей были шитые и клетчатые скатерти ( Люцидарская, 1992, с.153). В переписных книгах тобольского архиерейского дома в 20-х годах XVII в. среди различной утвари упомянуты « скатерть столовая браная, в мелкие клетки», «скатерть столовая, ткана в шахмат», «скатерть столовая клетчатая» (История Сибири. Первоисточники, 1994, с.56.).

Восточной работы были ковры и коврики, используемые горожанами в своих домах. В редких описаниях домашней утвари встречаются: « ковер ветхой мунгальский, с бахромой», «коврик китайчатый цветной». Сам факт, что подобные вещи попали в опись, свидетельствует об их высоком статусе среди предметов домашнего быта. Под порог избы клали половички - «натрушенки пороговые», которые должны были способствовать чистоте в доме.

Далеко не последними по значимости вещами являлись постельные принадлежности и сами постели. К сожалению, источники умалчивают о наличии организованных мест для сна, не ясно делалось ли нечто напоминающее кровать, или это были полати, широкие лавки и т.п. Однако одеяла, подушки, наволоки широко представлены в ассортименте товаров. Часто одеялами служили теплые низкосортные меха, которые, как правило сверху покрывали тканью. Известны «одеяло волчье», «одеяло волчье под китайкой лазоревой», маленькие, возможно детские, бараньи одеяла. Дорогие и дешевые, зимние и легкие одеяла документально представлены достаточно широко. Среди них были: «калмацкие с войлоками», «холодные камчатые», «одеяло кунье под камкою с огоньки», «одеяло лисье краcное черевье под камкою травчатой» и другие. (РГАДА, СП, стлб.1288, л.70-72; стлб.853, л.81; стлб.327, л.104). Ткани для покрытия одеял и наволочек использовались чаще всего яркие, цветные, преимущественно китайки. Зачастую наволочки украшались шитьем и кружевом, например «наволока большая с кружевом нитяным».

 Сибирские колонисты, особенно обеспеченные, большое значение придавали одежде. Об этом свидетельствует не прекращавшейся спрос на ткани и готовые предметы женского и мужского туалета. Шубы, шапки, праздничную одежду необходимо было где-то хранить и именно такую функцию выполняли сундуки и коробья. Они являлись непременными предметами обстановки в доме. Сундуки могли быть простыми деревянными или кованными. Различные короба и коробья изготовлялись из дерева или бересты, известны и «коробья кованные». В домах зажиточных горожан стояли привозные сундуки работы мастеров центральной России, нередко талантливых ремесленников. Такие предметы не только использовались по прямому назначению, но служили украшением помещений и подчеркивали высокий статус хозяев, поскольку повседневный домашний инвентарь брал на себя функцию эмоционального общественного самовыражения.

Особенно славились по части изготовления сундуков, подзаголовников и различных коробок колмогорские мастера. В источниках часто упоминаются выполненные ими изделия: «сундук кованый колмогорского дела с нутряным замком», «подзаголовник окованой колмогорской работы». (Люцидарская, 1992, с.153). Подзаголовник представлял собой установленный в головах постели ларец или ящик, куда складывали наиболее ценимые хозяином вещи.

К концу XVII века в домашних обиход горожан входят стулья. В переписной книге тобольского архиерейского дома за 1636 г. упомянуты стулья: «стул на нем кожа, на кожу поволочен бархат зеленый» и «стул точеный с красками» (История Сибири. Первоисточники, 1994, с.98, 105). В сочинении мятежного протопопа Аввакума, касающегося его пребывания в сибирской ссылке, стулья упомянуты дважды. Протопоп в бытность его в Тобольске «приказал пономарю стул посреде избы поставить», другое упоминание относится к далекой Даурской земле. Это позволяет предположить, что в городских жилищах стулья находили свое применение.

К функциональным предметам интерьера можно отнести получившие значительное распространение зеркала. В большом количестве в Сибирь ввозились маленькие, «ручные» зеркальца: малые немецкие и ярославские, зеркала в книжках, а также створные. Однако в источниках встречаются и зеркала «стенные большие», и «зеркало стенное в рамах черных». Стало быть, зеркала вешали на стены, ставили на столы и различные подставки ( Люцидарская, 1992, с.155). Убранство помещений дополняли кадилинки, светильники различных форм, «шандалы железные свечные». Эти вещи в большинстве случае были привозными.

Обязательной принадлежностью городского дома являлись рукомойники. Они изготовлялись из металла и нередко были затейливо выполнены. Среди домашней утвари иркутского посадского человека описан рукомойник «медный, луженый с дву горлышками с кровлею». Не удивительно, что подобный предмет привлек внимание человека, фиксирующего имущество дворохозяина. (РГАДА, СП, оп.5, №2700, л.1).

Исследователю сибирского городского быта ни как нельзя пожаловаться на отсутствие сведений о посуде, причем как посуде столовой, так и поваренной. Но это, прежде всего, касается кухонных и столовых предметов из металла, ибо эта утварь была дорогой. Популярной же, обыденной посуде из глины и дерева источники уделяют гораздо меньше места, однако и об этих предметах сведений достаточно. Пища, судя по всему, являлась настолько значимым элементом жизнеобеспечения, самого существования человека в XVII в., что все, связанное с ее приготовлением и подачей на стол приобретало особый смысл. Архивные документы не скупятся на фиксации котлов, сковород, блюд, чаш, ковшей, кружек и т.п.

Остановимся сначала на поваренной, кухонной утвари. Металлическую посуду продавали, как правило, пудами. Она изготавливалась из железа, меди, олова. Часто встречаются в источниках котлы и котлики красной и зеленой меди, медные горшки, ендовы и сковородки. Перечислим некоторую обыденную для сибирского горожанина кухонную металлическую утварь: котлы медные, ендовы медные луженые, противень медный луженый, горшок медный луженый, сковороды медные луженые и т.п. Ассортимент кухонной утвари был очень широким и разнообразным. Только сковород можно насчитать несколько видов: большие, средние, малые и специальные блинные. Для выпечки пирогов использовали «веко медное, луженое, для пирогов». Кроме дорогой металлической утвари для приготовления и хранения продуктов питания существовало множество изделий из дерева. Причем, в сибирских ремесленных центрах, каким был Тобольск, изготовление деревянной кухонной и столовой утвари частично взяли на себя местные ремесленники. Их изделия отличались дешевизной, но уступали привозным по качеству и эстетическому восприятию. Так, например, красивые и прочные вятские ложки продолжали в больших количествах поступать за Урал.

Столовая посуда была еще более разнообразна по своему назначению. Это - оловянные и деревянные блюда и тарелки, различные чашки и чаши, кружки и стаканы, ковши и кувшины, ставцы, перечницы и солонки, уксусницы. Этот перечень легко продолжить иными предметами  столового назначения.

К концу XVII в. в домашний обиход начинают входить вещи из стекла. Сибиряки стали пользоваться так называемыми «скляницами», «братинками стекольчатыми», штофы и рюмками. Среди домашних вещей зажиточных горожан имелась и серебряная утварь, и утварь украшенная финифтью или иной дорогой отделкой. Известно, что в обиходе красноярского сына боярского И.Злобина имелись «ножик да вилки, припои медные с финифтью» (Люцидарская, 1992, л.158). Ценные и красивые вещи ценились, сберегались, передавались по наследству. При утрате домашних пожитков такая утварь подробно описывалась с упоминанием всех деталей.

Кроме вышеперечисленных бытовых предметов, которыми ежедневно пользовались первопоселенцы сибирских городов, в их домашнем обиходе накапливалось множество других необходимых вещей, к которым можно причислить утюги и ножницы, терки и решета, ступки и сита, капустные секачи, корытца и многое другое, еще сохраненное в традиционном русском быту или безвозвратно ушедшее в прошлое.

Заключение.

Колонисты Сибири в первые десятилетия освоили огромную зауральскую территорию. Им удалось организовать обширное пространство, создавая города, остроги и прокладывая новые торговые пути. Параллельно с этим процессом шла организация личного, жилого пространства первопоселенцев. Потребности горожан в предметах быта росли вместе с ростом городов и развитием рыночных отношений. Избы наполнялись необходимым содержанием, привычным для традиционного быта. Уже к середине XVII столетия домашний обиход сибирского горожанина немногим отличался от набора предметов быта горожан европейских областей страны. Чем ближе сибирские города находились к центрам рыночных связей, тем более домашний уклад горожан приближался к традиционному. Между тем в домашний быт входили и новации, которые вносили среднеазиатские товары и обеспечивал этнически неоднородный состав населения городов. Своеобразный синтез традиционной культуры и альтернативных ей процессов позволяет более полно характеризовать эпоху вхождения Сибири в состав Русского государства.

 

Список литературы.

Бахрушин С.В. Научные труды. Т.III. Ч.I.- М.: Изд-во АН СССР, 1955. – 375 с.

Вилков О.Н. Ремесло и торговля Западной Сибири в XVII веке. –Новосибирск.: Наука, 1967. – 323 с.

Житие протопопа Аввакума. Литературные памятники Сибири. - Иркутск.: Восточно-Сибирское книжное изд-во, 1979.- С.42. 169.

История Сибири. Первоисточники. Вып. IV.- Новосибирск.: Сибирский хронограф, 1994. - С. 54 – 110

Кнабе С.Г. Диалектика повседневности. // ВФ. – 1989.- № 5. – С. 26 –31.

Люцидарская А.А. Старожилы Сибири. Историко-этнографические очерки. - Новосибирск.: Наука, 1992.- С.152-159.

Покровский Н.Н. Томск 1648 – 1649 гг. Воеводская власть и земские миры. – Новосибирск.: Наука, 1989. – 385 с.

Рабинович М.Г. Очерки материальной культуры русского феодального города. - Москва.: Наука, 1988. – 309 с.

Таможенные книги сибирских городов XVII века. Вып.I. – Новосибирск.: РИПЭЛплюс, 1997.- 125 с.; Вып. 2,- 1999. –123 с.; Вып. 3. – 2000. – 146 с.; Вып. 4. – 2001. – 146 с.; Вып. 5. – 2003. – 215 с.

 



Источник: http://www.sati.archaeology.nsc.ru/sibirica/Data/sibves19/?html=lu1.htm&mi=izdaniya&id=1923
Категория: Люцидарская А.А. | Добавил: ostrog (2007-05-12) | Автор: Люцидарская А.А.
Просмотров: 2469 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 

Login Form

Поиск по каталогу

Friends Links

Site Statistics

Рейтинг@Mail.ru


Copyright MyCorp © 2006
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz