Бытовые черты XVII века. Дело о «ворожебных письмах», 1652 г. - Оглоблин Н. - О - Каталог статей - Города и остроги земли Сибирской
Site Menu

Категории каталога
Обертас В.Л. [1]
Овчинникова М.В. [1]
Оглоблин Н. [41]
Огурцов А.Ю. [2]
Ополовников А.В., Крадин Н.П. [1]

Роман-хроника
"ИЗГНАНИЕ"

Об авторах
Иллюстрации
По страницам романа
Приобрести
"Сказки бабушки Вали"


Site Poll
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1207

Начало » Статьи » О » Оглоблин Н.

Бытовые черты XVII века. Дело о «ворожебных письмах», 1652 г.
Дело о «ворожебных письмах», 1652 г.

Отписка воеводы Илимскаго острога Богдана Денисьевича Оладьина, в апреле 1652 года:
22 аареля явился в сезжую избу «ссыльной торговой человек москвитин» Герасим Коноплин и «извещал словесно» на промышленнаго человека Никифора Ондреева, у котораго он нашел «ворожебныя письма», переданныя им воеводе. Коноплин привел в избу и самого Ондреева. Воевода немедленно созвал в съезжую избу духовенство города, служилых, торговых в других людей: попов Спасскаго собора белого попа Обросима Левонтьева и Чернаго попа Филарета, таможенных целовальников Ивана Крюкова и Ивана Яковлева, 9 служилых людей, 10 торговых людей и др. При всем этом собрании «ворожебныя письма» были осмотрены и прочтены соборным попом Обросимом и таможенным целовальннком Иваном Крюковым, «а сам я, холоп твой – замечаеть воевода – того письма не чел»...
Поп Обросим и Ив. Крюков взяли принесенный Коноплиным «бумажник» Никифора Ондреева, прочли все находившияса там «письма» и составили им следующую роспись:
«Сон Богородицы», ево Микишкина рука.
Да молитва Екотерины Христовы мученицы.
Да молитва о том же сне: «Владыко Господи Иисусе», и о том же сне ево же Микишкины руки все писаны.
Да в тех же письмах нашли – молитва Христовы мученицы Екотерины, рука ево Микишкина.
Да другое письмо – Сон Богородицы, да написан крест, рука ево Микишкина.
Да третье письмо – слова звери ловить.
Четвертое письмо – слова писаны как чисту ходить, рука не ево Микишкина.
Пятой заговор – чтоб на баб слова.
Шестое письмо – килной заговор.
Стихи Миколы Чюдотворца.
Молитва к Богу и к отроком применена.
Письмо о стаялых т...х у...х.
Письмо – слова от грыжи и от Зубов и каверзы розные.
(Письмо – ) чтоб крестьяне боялись ево Микишки и как рыбу ловить и многие враки.
Тетратка, а в ней слова розные от грыжи, слова по ухожеем ходить и о т...х у...х.
[235] Слова – как руда (т. е. кровь) унимать, слова – рыбной заговор.
Слова – т...х у... о стаялом и всяких розных врак и тетратка письмо ево Микишкина рука.
Да в тех же письмах нашли – молитва неведомо какое письмо: речь непорусски, а писано поруски» 1).
Воевода велел затем «накрепко пытать» Н. Ондреева, допрашивая, «где он такие письма взял и у ково имянем?» – Ондреев «с пытки сказал: молитву-де Екотерину я списывал сам у промышленного человека у Левки Устюженина, на Лене, а Сон Богородицы он же Левка дал мне, а воровские письма – бабьи привороты, чтоб стояли т...е у...ы, и привороты и килные заговоры дал ему те все враки, и звериные и на рыбные ловли, в Енисейском промышленной человек Иван, а чей он сын и которого города и села – того он Микишка не сказал, и у ково живет–того не ведает же он Микишка. А дал – де мне те все враки он Ивашка на улице....» О последнем заговоре, написанном русскими буквами, но на неизвестном языке – Ондреев заметил, что это «слово от тресавицы» (т. е. лихорадки).
После второй пытки Ондреев сознался, что этот неизвестный Ивашка–енисейский промышленный человек Иван Алексеев «прозвищем Мотора, вычегженин» (сам Ондреев был «сысолетин»), живущий в дер. Нижней «у пашеннаго крестьянина у Сергея, а дал – де ему то письмо на улице, разговорясь пьючи на квасной квас. А он – де Ивашко молод, бороды нету, а грамоте умеет. А дал ему по доброте, один на один», в прошлом году, когда он, Ондреев, ехал из Енисейска на судне с торговым человеком Данилом, который «про то письмо не ведал. И в том он Микишка во всем винился».
В третий раз принялись пытать несчастнаго Ондреева, допрашивая его: «по тем письмам он Микишка ково порчивал ли? – Ион Микишка с пытки ничево не говаривал (т. е. – никого не оговаривал) и никого не порчивал и жонок к себе не приворачивал»...
Затем Ондреев был посажен в тюрьму «до государева указу», а об отыскании Ивана Моторы и заключении его в тюрьму илимский воевода писал Енисейскому воеводе Афанасию Пашкову. В заключение своей отписки (к которой приложены «роспись» заговоров и «пыточныя речи» Ондреева) Б. Оладьин говорит: «и я холоп твой об [236] том деле не писать к тебе государю не посмел, и мне... во том деле что ты, государь, укажешь?»
К сожалению, конца дела не сохранилось, и чем оно кончилось – не известно. На отписке же Оладьина читаем такую помету Сибирскаго приказа: «справитца о ведунах, что им указано чинить, с Казанским Дворцом» (т. е. с приказом).
«Список» с «ворожебных писем» был послан в Москву, но при деле не сохранился. (Ibid., столбец № 586).


Воспроизводится по:


Н.Н. Оглоблин «Бытовыя черты XVII века». «Русская старина» 1894 г., т. LХХХI. март с. 234 – 236.

Стиль, пунктуация и орфография  сохранены, буквы старого русского алфавита заменены современными.

Сетевая версия – В. Трухин, 2012

Категория: Оглоблин Н. | Добавил: ostrog (2012-11-15)
Просмотров: 395 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 

Login Form

Поиск по каталогу

Friends Links

Site Statistics

Рейтинг@Mail.ru


Copyright MyCorp © 2006
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz