К трехсотлетию камчатского похода Л. С. Мороско 1695-1696 годов - Полевой Б.П. - П - Каталог статей - Города и остроги земли Сибирской
Site Menu

Категории каталога
Павлик В. [1]
Павлов А.А. [2]
Павлов Г. [1]
Паничкин В. [1]
Пастухов А.М. [1]
Пашинин А.В. [1]
Полевой Б.П. [12]
Полетаев А.В. [1]
Попов В.В. [1]
Попов Е.Ю. [1]
Постников А.В. [1]
Похабов Ю.П. [1]
Прокопьев В.Б. [1]
Проскурина Т.В. [1]
Пузанов В.Д. [7]
Путилин С.В. [1]

Роман-хроника
"ИЗГНАНИЕ"

Об авторах
Иллюстрации
По страницам романа
Приобрести
"Сказки бабушки Вали"


Site Poll
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1203

Начало » Статьи » П » Полевой Б.П.

К трехсотлетию камчатского похода Л. С. Мороско 1695-1696 годов
Камчатский поход Луки Семенова Мороско Старицына 1695-1696 гг. до сих пор остается слабо изученным. Подробное ознакомление с его историей необходимо по нескольким причинам.
Во-первых, именно этот поход вызвал особый интерес к Камчатке у анадырских казаков и побудил Владимира Атласова в конце 1696 г. организовать свой исторический поход 1697-1699 гг., который привел к окончательному присоединению Камчатки к России.
Во-вторых, за последние четыре десятилетия в российских богатейших архивах было обнаружено немало ценных документов, проливающих свет на многие подробности камчатского похода Л. С. Мороско…
…В третьих, сам поход Л. С. Мороско, безусловно, сыграл очень важную роль в истории Камчатки, и даже кое-кто ошибочно считал, что именно этот поход и был самой первой русской экспедицией на Камчатку. Так, еще с 1727 г. обер-секретарь российского сената Иван Кирилов в своем известном сочинении "Цветущее состояние Российского государства" писал о Камчатке: "Сыскана та земля назад тому близ тритцати лет от Анадырского острогу служилым человеком Морозской Суприцыным (так в публикации. - Б. П.), который ведал тот острог и окрестных иноземцов. Когда уведал о ней Старицын от иноземцов про Комчатку, то в десяти человеках служилыми людьми в платье иноземческом ходил внутрь Камчатки и разведал: можно ли оную землю под Российскую руку покорить…"
…В 1954 г. большой знаток истории Севера А. И. Копанев обнаружил в отделе рукописной и редкой книги Библиотеки Академии наук ранее неизвестную рукопись о Камчатке…
"7… году месяца Якуцкого города и присутствия Якуцкого же в дальнем растоянии на реке Анадыре, завомае "за Носом" с острогу Анадырского пошли устужане, промышленные русские люди, иных разных городов пятнадцеть человек, в них же бе первенствеши человек именем Лука… сын прозванием Старицын, по нем вторы человек… сын Голыгин, родом устюжане, а по Якуцкому городу служивые люди посланцы были из Якуцка в Анадырский острог ради ясашного збору, и тамо има дошедшема и пребыста время немалое ради ясашного збору с ламуцких и з юкагирских иноземцов.
И оттоле нача промышляти, камо бы им проведати место и людей незнамых прежде бо сего намерения слух им носился чрез юкагирских иноземцов про камчацких людей и оттого слуху паде им намерение тамо итить. И присовокупив к себе 57 человек и поидоста там ради соболиного промыслу чрез хрепты и лесные и пустые места в неведомыя страны. И в том пути в своем намерени камо им мысль была и путь надлежал в далное растояние, и тамо находили при реках в пустых местах людей немногое число на промыслу же соболином кочевых не в далном растоянии от тоих жилищ немногое число в разных неближних местах тунгуские породы. И с ними те промышленные люди торговали и меняли на свои хлебные припасы иноземские товары соболи и лисицы малое число, рублев по пяти и по шести на человека. А иные не торговали и в том познани и в сходстве и в поговорках, зговоряся промеж собой, почали наи спрашивать у тех иноземцов: Вы откуда и где ваши жилища. Отповедаща нам: мы живем здеся не в далнем растоянии и пригласиша нас до своих жилищ. Мы же к ним идаху и обитаху у них дни некий и на иные дни идущим в другие жилища. По сих же достиже и тое их жилищ от единого жилища до другово ходу дни по два и по три и по единому у сих пребыща дни некий более. Прочие места далного ради растояния ходити не смеяхом за малолюдствием не взохотеща с нами же бе и прежные их два человека взяша с собою ради верности. Они же обещася хранити нас. Нам же живущим у них вопросиша их: кто владеет вами? Они же рекоша нам: мы живем сами собою и нихто нами не владеет. Наши же еще вопросиша их: вас в здешнем месте много ли живет? Они же отведаша нам: много есть людей, но далече. Наши же люди даша им дары хлебными припасы - фунта по два и по три и по пяти фунтов на человека ради припознания. И то немногим, кои у них обретаются по начальнийшие. А иным даваху котлы медные содружебства ради, прочим же топоры, овым же ножи, иным же иное и тако их почтиша. Они же, иноземцы, нас вопросиша: Вы откуда и где живете? Мы же с[к]азаша им подробну все о себе. Они же нам глаголах: и вы напредки будите ли к нам приходити? Мы же сказахом им: будем к Вам приходити напредкии. Наши же еще их вопросиша: бывают ли к Вам какие люди? Они же отповедаша нам: бывают и приходят к нам и мы к ним ходим же. Наши же еще вопросиша их: где те люди живут? Они же глаголаху: далече. И много ли их? Они же сказаше: множество. Мы же паки вопросиша их: каковы тамо люди возврасты и собою? Отповедаша: всякими возврасты велицы и малии. Еще вопросиша: и хто ими владеет и есть ли у них большие над ними и есть ли у них грады или иное что и вси ли во едином месте живут? И отповедаша: болших над собою имеют многих, всякой во своем остроге. Мы же вопросиша: много ли имеют у себя острогов? Отповедаша: много. И в каковых местах стоят те остроги? И сказаша нам: те остроги стоят при реках и при мори. Мы же вопросиша у них: не бывает ли промеж ими драки или войны? Они же отповедаша нам: бывает между собою, у них которой острог с острогом вблизости стоит, воюются. Мы же вопросиша: какое у них оружие и чем бъются? Отповедаша: из луков, стрелы вместо железа каменные.
Железо у них не родится и руды плавить не умеют. А железо, кое мы привозим, то и покупают чрез иные иноземцы, как прежде к нам и в прочии остроги бывали прежде тех камчацких людей многими годами, когда наши ходили на Ламу и на Колому. И с тех времен чрез иноземцов то железо к ним доходило, и с того железа делали копья и теми копьями воюются. Еще у них бывают бои, когда единыя ко другим ко острогу приступаху, и тогда из острогу сверху состамых концов лес бросяху и бревна спущаху и тако бъющеся и людей убиваху. И еще из ремней камением бросяхуся по писаному, ис пращи промежду собою далече велми досязаху и тако убивахуся.
А остроги имеют пространны. Того ради промеж собою, когда брань творят, тогда скот свой - елени, в остроги заставаху и в то время у себя держаху. Донележе брань престанет, тогда же елени из острогу роспущаху. А в тех своих войнах и в плене бираху человеки между собою и на выкуп отдаваху. А жилища у себя имеют в тех острогах зимою в земли, а летом имеют над теми ж зимними юртами наверху на столбах, подобны лабазам, ту жевяху. А промежду теми острогами от острогу до острогу ходу дни по два и по три и по пяти и 6 дней. Овых же иноземцы оеленный нарицахуся, у коих елени есть, тако и словуще. А у которых елений нет, те называются иноземцы сидячи, тако и словуще, потому что елений не имеют и ездить не на чем. Оленних же честнейши в своем намерении почитахуся, другим зазираху и укоряху между собою, кои еленей не имеют. И еще у них вопросиша, что у себя животы имеют ли, какие и что у них родится. Отвечаша же: елени имеют множество, на них ездят. Еще что у них бывает? Отповедаша: соболи, лисицы и иные звери бывают.
А про иное мы не знаем, что есть у них или нет. Нам же возвращающимся восвояси по времени же достигаша и дошедши во свой острог в Анадырь и ту пребыща до времени. В другии ж год паки к ним приидаша двадесять человек и начаща жити с ними и к ним приходити в жилище их и почали с ними торговати и мелушными товаренцами менять, у кого какие прилучилися. А иные наши рыбы, зверей по рекам хождаху промышляти не в далном растоянии от зимовья нащего, человека по два и по 3 и по 5 человек, а инии же по улусам их також хождаху своих ради потреб и ради проведения и подсмотрения чтобы у их познати, каковы у них нравы и какое в них состояние обретается".
Судя по тому, что уже в первом абзаце указывалось, что возглавлял этот поход Лука "прозванием Старицын", и при нем "вторым человеком" был Голыгин, и всего в походе участвовало 15 русских, можно было бы сразу сделать вывод, что здесь шла речь о известном камчатском походе Луки Семенова Мороско Старицына 1695-1696 гг….
…По окладным книгам Якутского острога видно, что Лука Семенов Мороско начал свою государеву службу 4 августа 1678 г. в качестве "холостого казака". Уже три года спустя он был обвинен в Якутске в том, что при воеводе Приклонском был "в бунту и одиначестве". За это он был впервые выслан на Анадырь, где также вел себя дерзко, "не бояся бога и не помня крестного целования", жил "безстрашно"…
…В Санкт-Петербурге была найдена подлинная челобитная, которая начиналась со слов: "Казак Лучка Семенов челом бьет в нынешнем в 200 году послан был с Индигирки реки казак Максимко Стрюков в Анадырское зимовье за Нос с отписками и он, Максимко, судом божьим на дороге занемочью остался и те переводные отписки отдал мне, Лучке, на тринатцать лисиц…"
…найденная А. И. Копаневым рукопись о Камчатке, безусловно, относилась к известному камчатскому походу Луки Семенова Мороско и Ивана Осипова Голыгина 1695-1696 гг.
…Наконец, в Санкт-Петербурге был найден еще один документ, связанный с камчатским походом 1695-1696 гг. Это была подлинная челобитная Луки Семенова Мороско и его товарищей - Ивана Голыгина, Максима Албазинского, Алешки Тюти, Сидора Иванова Бычана и Григория Худякова, в которой они сообщали, что в поход пошли "на своих проторях", то есть за свой счет, и взяли двух аманатов "Вонты, да и Немли" и "с оленных пуцких коряк и с олюторов и с камчатцких первых людей пластину чернобурую лисию, да дватцать осемь соболей красных, да шесть лисиц сиводущатых, да соболя крашенного без хвоста, да на погроме взяли с олюторов лисицу черную". Особо Лука Семенов отмечал, что он "взял камчатцкий острожек, а до Камчатки реки не доходил один день для того за малолюдством служилых людей. Да у них же взяли на погроме листы писаны неведомо какие и те письма отдали Володимеру Отласову. Да я же, Лучка, служа правдою вам, великим государям для достальных опуцких коряк призову под ваши великих государей самодержавные царские высокие руки оставил двух человек казаков, да третьего толмача Мишку Ворыпаева, чтобы им оленным опуцкого коряка итти с вашим великого государя ясачным платежом в Анандырский острожек без боязни…".
Эта челобитная была отправлена Атласовым в Якутск вместе с казаком С. Бычаном. В ней же пояснялось, что "был де Лучка со служилыми людьми во штинатцать человек" и что "послан казак Лучка Морозко с служилыми людьми в Корятцкую землю… для разговору и призыву под их великих государей царские высокие самодержавные руки с ясачным платежом в вечное холопство".
Таким образом… стали известны новые исторические источники, которые расширили представления о камчатском походе Л. С. Мороско и И. О. Голыгина 1695-1696 гг…

Воспроизводится по:

Полевой Б. П.
К трехсотлетию камчатского похода Л. С. Мороско 1695-1696 годов // Краеведческие записки. 1995. - Петропавловск-Камчатский, 1995. - Вып. 9. - С. 148-162.


http://kamlib.ru/kamch/index1.html

Категория: Полевой Б.П. | Добавил: ostrog (2012-11-07)
Просмотров: 566 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 

Login Form

Поиск по каталогу

Friends Links

Site Statistics

Рейтинг@Mail.ru


Copyright MyCorp © 2006
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz