Землепроходец Петр Иванович Бекетов (ЧАСТЬ 2). - ВЕРШИНИН Е. В. - В - Каталог статей - Города и остроги земли Сибирской
Site Menu

Категории каталога
Василенко Н.А. [1]
Васильев В.Е. [1]
ВАСИЛЬЕВ Ю.М. [1]
Василькова О. [1]
Васьков Д.А. [1]
ВЕНИДИКТОВ В. [2]
ВЕРШИНИН Е. В. [7]
Визгалов Г.П. [1]
Визгалов Г.П., Пархимович С.Г. [1]
Внукова О.В. [2]
Волков В.Г. [1]

Роман-хроника
"ИЗГНАНИЕ"

Об авторах
Иллюстрации
По страницам романа
Приобрести
"Сказки бабушки Вали"


Site Poll
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1208

Начало » Статьи » В » ВЕРШИНИН Е. В.

Землепроходец Петр Иванович Бекетов (ЧАСТЬ 2).
Землепроходец Петр Иванович Бекетов.

(Окончанте)

Тем временем эпопея отряда Бекетова продолжалась. Для мелководного Хилока дощаники имели слишком глубокую осадку, поэтому 3 недели ушло на их переделку в плоскодонные суда. Плавание против течения по Хилоку оказалось трудным, и к месту назначения экспедиция подошла только в конце сентября 1653 г. К середине октября был поставлен Иргенский острог, а 19 октября казаки на плотах начали спускаться по Ингоде. Бекетов, очевидно, рассчитывал до зимы добраться до устья Нерчи. Однако, проплыв по Ингоде около 10 верст, отряд был встречен ранним ледоставом реки. Здесь наскоро возвели зимовье с укреплениями, куда сложили часть запасов. В зимовье осталось 20 человек, еще 10 казаков под командой М. Уразова были отправлены к устью Нерчи, а с остальными Бекетов вернулся в Иргенский острог. В конце 1653 г. Уразов построил недалеко от устья Нерчи, на правом берегу Шилки, "малый острожек", о чем доложил Бекетову. Последний изложил это в отписке Пашкову, заверив воеводу, что весной 1654 г. он поставит на выбранном Уразовым месте большой острог38.
За время зимовки Бекетов не терял времени - собирал ясак с местных тунгусов и десятую пошлину с промыслов бывших с ним людей. Занимался он, видимо, и поисками серебра. Любопытно, что фольклорное предание, записанное в середине XX в., именно Бекетову приписывало открытие нерчинских месторождений ("про то, как он на Амур прошел, тут теперь никто не помнит, а про то, как он на Нерче серебро открыл, все знают"39). Соболиную казну и отписки 9 мая 1654 г. Петр Иванович отправил в Енисейск с отрядом из 31 казака. Среди них были пятидесятники Д. Попов, М. Уразов и все десятники, за исключением Ивана Чебычакова. Этот факт требует объяснения. В общей сложности Бекетов отослал в Енисейск 65 казаков и среди них - наиболее опытных. Думается, причин для такого решения было несколько. Соболиная казна - важ¬ный критерий службы землепроходца - должна была дойти до Енисейска в целости. Жалованье казакам Пашков перед походом выдал на 2 года; надо думать, что многие из них уже поговаривали о возвращении в Енисейск. Очевидно, Петр Иванович не принадлежал к числу тех командиров, для которых мнение подчиненных ничего не значило. С Бекетовым остались в основном "казачьи наемщики" и "охочие служилые люди", т.е. лица, не входившие в состав енисейского гарнизона. Предусмотрительность опытного землепроходца оправдала себя. Во время плавания по Хилоку на Уразова и его товарищей напали "братцкие немирные мужики улусные люди Турукая Табуна". Бой длился весь день, но в конечном итоге отряд сохранил себя и соболиную казну. Домой енисейцы прибыли 12 июня и сдали воеводе пушнины на 3728 руб.
А Бекетов был уже на Шилке, где собирался возвести, в соответствии с приказом Пашкова, большой острог. О намерениях Петра Ивановича свидетельствует тот факт, что казаки даже посеяли на выбранном месте яровой хлеб. Однако возведение русских укреплений и зимний сбор ясака заставили тунгусские племена взяться за оружие. Казаки так и не успели построить острог, когда "приехали изгоном войной многие тунгуские люди". Русский отряд сел в осаду (видимо, в острожке, построенном Уразовым). Тунгусы отогнали лошадей и вытоптали хлеб. Среди казаков начался голод, поскольку рыбной ловлей тунгусы заниматься не давали. В противниках Бекетов узнал тех, кто еще недавно приносил ему ясак40. Ни речных судов, ни лошадей у енисейцев не было. У них оказался единственный путь к отступлению - на плотах, вниз по Шилке на Амур. Оставил ли Бекетов перед уходом на Шилку какую-то часть отряда в Иргенском остроге? Я не располагаю такими сведениями, но А.П. Васильев указывает (без ссылки на источник), что Бекетов оставил там 18 казаков41.
На Амуре в это время самой серьезной русской силой являлось "войско" приказно¬го человека Онуфрия Степанова, официального преемника Е.П. Хабарова42. К нему амурское течение и принесло казаков Бекетова. Возможно, что в отряде енисейского землепроходца уже на Нерчи произошел раскол, и часть служилых от него откололась. По крайней мере, к Степанову казаки Бекетова прибыли разными группами. В 1650-е гг. русское население Восточной Сибири было охвачено "даурской лихорадкой"; на Амур шли не только партии вольных промышленников, но и отряды служилых людей, сбежавшие из своих гарнизонов. Можно допустить, что Бекетов в сложившихся обстоятельствах и в связи с угрозой голодной смерти уже не мог сдержать людей, наслышанных о благодатной даурской "землице". В конце июня 1654 г. к Степанову присоединились 34 енисейца, а через несколько дней появился и сам Петр Бекетов, который всему казачьему войску "бил челом, чтоб ему жить на великой реке Амуре до государева указу". Всех "бекетовцев" (63 человека) приняли в сборное амурское войско43. Потомственный сын боярский и бывший голова енисейского гарнизона без амбиций подчинился Степанову, который еще недавно был только пушкарем с чином есаула. За этим и другими скупыми свидетельствами проглядывает характер Бекетова - человека уравновешенного и даже мягкого. Но стальной стержень этого характера вне сомнений.
Почему сам Бекетов остался на Амуре в войске Степанова? Об этом можно высказать только относительно достоверные предположения. Обстоятельства не позволили землепроходцу выполнить задание Пашкова полностью и возвести острог при устье Нерчи. Гарнизон Иргенского острога оказался предоставлен сам себе. При таких обстоятельствах Бекетову, видимо, не хотелось возвращаться к Пашкову, который мог поставить крест на его дальнейшей службе. На Амуре же разгоралась война с маньчжурами, в ходе которой можно было отличиться и загладить невольный проступок. Характерная деталь - присоединившись к Степанову, Бекетов сдал ему 10 соболей, собранных им уже во время плавания по Амуру. Впрочем, не все в жизни измеряется эгоистичными и карьерными интересами. Как знать, не поманили ли стареющего первопроходца новые неведомые земли, где не было ни спесивых воевод, ни московских приказных дельцов, взирающих на Сибирь как на большой сундук с "мягкой рухлядью"?
Судьба Бекетова на Амуре прослеживается лишь до определенного момента. Осенью 1654 г. войско Степанова, в котором насчитывалось чуть более 500 человек, построило Кумарский острог (при впадении в Амур р. Хумархэ). 13 марта 1655 г. острог был осажден 10-тысячным войском маньчжуров. Казаки выдержали многодневную бомбардировку острога, отбили все приступы и сами совершили вылазку. Потерпев неудачу, маньчжурское войско 3 апреля ушло от острога. Сразу после этого Степанов составил послужной именной список казаков, которые "бились явственно". Этот список подтверждает мое предположение о расколе отряда Бекетова, поскольку 30 казаков, бывших на Шилке у него в подчинении, записаны здесь отдельно. Верными Бекетову остались 27 человек, из них 12 были "охочими служилыми людьми". Поэтому, видимо, последние отсутствуют в челобитной, которую составил Бекетов от имени енисейских служилых людей и присоединил к отпискам Степанова. Помимо самого Петра Ивановича челобитную подписали десятник Иван Герасимов Чебычаков и 14 рядовых казаков. В этом документе Бекетов кратко изложил причины ухода с Шилки и просил пожаловать за службу, проявленную при защите Кумарского острога44. Смысл челобитной ясен - довести до сведения официальных властей тот факт, что он со своими людьми продолжает находиться на государевой службе. Данный документ, датируемый апрелем 1655 г., является пока что последним достоверным известием о Бекетове. Тем не менее ясно, что закончить свой жизненный путь в марте этого года в Тобольске Петр Иванович никак не мог.
Получив в июне 1654 г. отписки Бекетова, Пашков имел все основания считать, что тот успешно выполнил свою задачу. В соответствии с обычной практикой воевода отправил ему на смену новых годовальщиков во главе с сыном боярским Никифором Кольцовым. Отряд насчитывал около 40 служилых людей и 2 ссыльных крестьян, которых следовало "посадить" на пашню. Следуя примеру Бекетова, Кольцов зимовал на Прорве и в Ирге некий острог прибыл к осени 1655 г. Судя по всему, Кольцов поставил новый острожек на Шилке, который располагался выше устья Нерчи. По неизвестным причинам Кольцов не стал дожидаться очередной смены. В начале весны 1656 г. он отпустил 20 человек в Енисейск (это были, скорее всего, те "бекетовцы", что оставались в Иргенском остроге). Затем 30 марта в обратный путь двинулся и сам Кольцов с 10 казаками, оставив на Иргене и Шилке только 26 человек45. В зимовье на Прорве Кольцов встретил В. Колесникова, посланного в 1655 г. ему на смену и для возведения острога в устье Хилока. Здесь приказные стали свидетелями бунта, который подняли 53 казака во главе с Филькой Полетаем. Последние забрали у Колесникова оружие и все запасы, "а говорили промеж себя, будто хотят бежать в Дауры". Летом бунтовщики ушли вверх по Селенге. Экспедиция Колесникова везла с собой "пашенный завод" (семенной хлеб, серпы, косы, сошники), который пришлось под небольшой охраной оставить на Прорве. Кольцов и Колесников с 18 служилыми направились в Енисейск. Бунт и бегство со службы казаков Колесникова, таким образом, сорвали планы Пашкова по прочному военному закреплению в Забайкалье и заведению там земледелия.
Брошенные на произвол судьбы, казаки Кольцова не ушли из Иргенского и Шилкского острожков. В первом находились 9 служилых, во втором - 14 во главе с десятником Калиной Полтининым. В середине сентября 1656 г. мимо Шилкского острожка проследовали "воровские" казаки Ф. Полетая, которые хотели присоединить к себе небольшой гарнизон. Полтинин с товарищами "у них, воров, слезами отплакались". Полетай ограничился конфискацией барабана и нового струга; кроме того, 4 казака Полтинина добровольно присоединились к бунтовщикам. Плывя по Шилке, беглые казаки "погромили" людей эвенкийского кн. Гантимура, захватив пленных и скот. Расплачиваться за это пришлось служилым людям, сидевшим в острожках. 10 октября тунгусы во главе с шаманом Зягарой захватили и сожгли Иргенский острог. Спастись удалось только Петру Новгородцу и Никите Ситнику, которые, будучи ранены, добрались до Ингоды и на плоту спустились к Шилкскому острожку. Ночью 18 декабря острожек покинули 7 казаков, посланные Полтининым к Пашкову с отпиской. В отписке говорилось, что на Шилке остается 6 человек - Калина Полтинин, Гришка Антонов, Гришка Федоров, Петрушка и Оська Харитоновы, Микитка Трофимов, - которые сидят в осаде и питаются "сосною, травою и кореньем". Тем не менее служилые люди надеялись продержаться до весны и только затем, при отсутствии помощи, покинуть укрепление. Но еще до наступления весны острожек был взят тунгусами, и все его защитники погибли46. Посланные Полтининым казаки благополучно избежали опасностей и 10 мая 1657 г. вручили отписку Пашкову, который, теперь уже в качестве будущего даурского воеводы, зимовал со своим "полком" в Братском остроге (Енисейск Пашков сдал новому воеводе 18 августа 1655 г., а в поход вышел 18 июля 1656 г.).
В мае 1657 г. дощаники Пашкова двинулись к Байкалу. В отписке, отправленной с дороги, воевода помянул недобрым словом тех казаков, кто самовольно бежал на Амур. Среди них оказался и Бекетов: "В прошлом во 162 году с великия реки Шилки, с Иргеня озера, покиня ваши государевы остроги, енисейской сын боярской Петрушка Бекетов с ... служилыми людьми с 70 человек, збежали в Даурскую ж землю..."47. Воевода предлагал семьи таких "изменников" заключать в тюрьмы, а самих "воров", если они объявятся в сибирских городах, предавать смертной казни. Так Бекетов, с легкой руки Пашкова, оказался в одном ряду с М. Сорокиным и Ф. Полетаем, предводителями казацкой вольницы. Очевидно, эта оценка является неверной.
До озера Иргень экспедиция Пашкова добралась только осенью 1657 г. Здесь Пашков "в самом угожем месте у больших рыбных ловель" поставил новый Иргенский острог - с жилыми избами и надолбами вокруг него. Оставив в остроге 20 служилых, воевода в конце зимы переправился за волок на Ингоду. Весной 1658 г. берега Ингоды огласились стуком топоров. По приказу Пашкова казаки рубили лес сразу на 2 острога, которые предстояло поставить возле устья Нерчи и в Даурии. На последний срубили 8 башен и 200 сажень городового леса на стены. Для Верхнешилского острога (так сначала назывался будущий Нерчинский острог) были полностью заготовлены 4 башни и стены. Весь острожный лес был связан в 170 плотов. Путь по Ингоде до Нерчи занял 3 недели; на каждом плоту находилось всего по 2-3 человека, поэтому плоты часто разбивало. В начале лета Верхнешилский острог был поставлен. Только теперь на собственном опыте Пашков убедился, что удержать забайкальских тунгусов в русском подданстве малыми силами невозможно. В очередной отписке в Москву он выдвинул идею о поселении в Иргенском и Верхнешилском острогах 300 служилых людей. По его словам, к "немирным иноземцам" он обращался с "лаской и приветом". С другой стороны, Пашков провел карательную акцию в отношении тех, кто сжег первые русские острожки в этих краях. Несколько тунгусов в присутствии своих соплеменников были повешены в Верхнешилском остроге.
На Амур, однако, "даурский" воевода так и не попал. 18 июня 1658 г. он послал 30 казаков во главе с сыном Еремеем выяснить, где на Амуре можно поставить острог. Вернувшись 13 июля, младший Пашков доложил, что, по его мнению, острог можно возвести на Албазинском городище. Одновременно с Еремеем на поиски амурского войска Степанова на легких стругах отправился пятидесятник А. Потапов с небольшим отрядом. Именно он и принес 18 августа печальную весть о поражении ("богдойском погроме"), которые потерпели амурские казаки от маньчжуров48. Пашков напрасно ожидал, что остатки войска Степанова придут на соединение с ним. Его самодурство и жесткое обращение с казаками (что красочно описал протопоп Аввакум) служили достаточным препятствием для поступления под его начало. Когда Пашков пересекал Байкал, с ним шло около 500 служилых людей (и 70 человек его дворни). Новый приказной в забайкальских острогах Л. Толбузин в мае 1662 г. принял у Пашкова 75 человек49. Голод, болезни, смерть от тунгусских стрел - все это привело к гибели большей части отряда Пашкова. Государев воевода покинул Забайкалье, оставив 3 острога (Иргенский, Нерчинский, Телембинский) и несколько сот погибших и неизвестно куда исчезнувших служилых людей. Любопытную оценку итогов экспедиции Пашкова дали казаки енисейского гарнизона, подавшие в июле 1665 г. коллективную челобитную. В ней они напоминали, что именно енисейцы разведали пути в Забайкалье, а Петр Бекетов и Никифор Кольцов поставили Иргенский и Шилкский остроги; они же начали приводить местных тунгусов в ясачное состояние. По мнению енисейцев, Пашков, "не дошед до Даурской земли, остановился на великой реке Шилке и на Иргене озере и остроги поставил новые в тех же местех, в которых местех мы, холопи твои, преж ево, Офонасья, остроги поставили". Таким образом, Пашков "отнял ту службу от Енисейского острога" и обманывал Москву, именуя район своих действий "новой Даурской землей и китайской границей"50.
Все известные материалы о забайкальском походе Пашкова позволяют утверж¬дать, что Бекетов к этой экспедиции не присоединился. Таким образом, находившийся с Пашковым Аввакум лично с Бекетовым в Сибири не встречался, но наверняка не раз слышал его имя. Остается загадкой, почему много лет спустя память многострадального протопопа зачислила Бекетова в ряды его противников. Где же завершился жизненный путь землепроходца? Как уже говорилось, последние достоверные сведения о Бекетове относятся к апрелю 1655 г. И.Э. Фишер, чей труд является сокращением и переложением до сих пор не опубликованной полностью "Истории Сибири" Г.Ф. Миллера, утверждал: "В 1660 г., возвратясь он (Бекетов - Е.В.) через Якутск и Илимск назад в Енисейск, привез с собою не мало соболей, которые ему служили защитою к отвращению наказания, коего за оставление острога опасался"51. Никакими источниками это мнение пока не подтверждено. Л.А. Гольденберг мимоходом заметил, что на знаменитом Тырском утесе в низовьях Амура зимой 1655-1656 гг. побывали казаки Бекетова и Степанова, обнаружив там развалины старинного храма52. К сожалению, на источник своих сведений исследователь не указал.
Мне представляется, что с Амура Бекетов уже не вернулся. В 1655-1658 гг. О. Степанов со своим войском буквально кочевал по Амуру. Казаки зимовали в наспех поставленных острогах и собирали ясак с разноэтничных племен, сильно страдавших от военных действий между русскими и маньчжурами. Угроза голода и маньчжурская опасность постоянно нависали над войском Степанова. Амурские народы, обозленные жестокостью Е.П. Хабарова, безжалостно истребляли небольшие отряды казаков, рискнувших действовать на свой страх. В июле 1656 г. Степанов докладывал в Якутск: "И ноне все в войске оголодали и оскудали, питаемся травою и кореньем... А сойти с великия реки Амура без государева указу не смеем никуда, а богдойские воинские люди под нами стоят близко, и нам против них... стоять и дратца стало нечем, пороху и свинцу нет нисколько"53. Приближался трагичный финал эпопеи амурских казаков, среди которых, вероятно, продолжал оставаться Бекетов.
Историки несколько по-разному излагают детали разгрома войска Степанова и ближайших последовавших за этим событий, что обусловлено разноречиями в показаниях А.Ф. Петриловского с товарищами, данных в октябре 1659 г. в Енисейске и сентябре 1660 г. в Москве. Учитывая восстановленный мною полный текст опроса Петриловского в Сибирском приказе, эта события можно реконструировать следующим образом54. В июне 1658 г. казаки Степанова поднимались вверх по Амуру от устья Сунгари. Получив от дючеров сведения, что на него надвигается флотилия маньчжуров, Степанов выслал на легких стругах разведочный отряд (180 человек) во главе с Климом Ивановым. Последний разошелся с судами противника в островах. Атака 47 кораблей маньчжуров на неповоротливые дощаники Степанова, не ожидавшего на¬падения, была сокрушительной. До абордажного боя, в котором казаки еще могли бы сохранить шанс на победу, дело не дошло. Расстреливаемые из пушек, служилые люди пытались добраться до берега, но тонули вместе с дощаниками. Вместе с Онуфрием Степановым погибли 270 казаков55. Артемий Петриловский (племянник Ерофея Хабарова) и еще 45 человек, многие из которых были ранены, ушли в приамурские сопки. От преследования удалось уйти дощанику, на котором находилась Спасская походная церковь и 40 казаков. Вернувшийся отряд К. Иванова наткнулся на суда победителей, перегородившие всю реку. Развернув струги, казаки пошли вверх по Амуру и через 3 дня встретили посланного от Пашкова А. Потапова. Очевидно, амурские служилые вовсе не горели желанием оказаться в "полку" Пашкова, как это было приказано им через Потапова. Отряд разделился: 37 человек отправились к Пашкову, а остальные снова поплыли в низовья Амура. Во время похода Иванов погиб при столкновении с дючерами, зато к отряду присоединились Петриловский и его казаки. Проведя зиму в остроге, построенном в землях гиляков и жучар, остаток войска Степанова снова двинулся вверх по Амуру, якобы на соединение с Пашковым. По пути Петриловский встретил тех 40 казаков, которые ушли от "погрома" на Спасском дощанике. Отряд счастливо разминулся с кораблями маньчжуров, стремившихся окончательно разгромить русских на Амуре. В Кумарском остроге отряд разделился: 120 казаков отправились на реку Зею "кормиться", а 107 человек во главе с Петриловским поплыли навстречу Пашкову, но затем передумали и через Тугирский волок ушли на Олекму и далее в Илимск. Местный воевода отправил выборного атамана Петриловского и 5 рядовых казаков с амурской ясачной казной в Москву. Уже 3 октября 1659 г. станица приехала в Енисейск, где служилых внимательно расспросил воевода И.И. Ржевский.
Следует обратить внимание на тот факт, что среди 5 казаков, сопровождавших Петриловского, был Иван Герасимов Чебычаков. Напомним, что десятник Чебычаков с 1652 по 1655 г. неизменно находился под началом Петра Ивановича. Его возвращение в Енисейск без Бекетова означало, видимо, что командира уже не было в живых. Может быть, удача изменила старому землепроходцу в тот памятный день 30 июня 1658 г. Как встретил свой смертный час енисейский сын боярский П.И. Бекетов мы, скорее всего, уже никогда не узнаем...
Верно то, что в 1660-е гг. Бекетов, вопреки мнению И.Э. Фишера, уже не числился среди енисейских служилых людей. Например, упомянутую челобитную 1665 г. подписали дети боярские И. Галкин, И. Максимов, Я. Похабов, Н. Кольцов и другие; Бекетов среди них отсутствует. В переписной книге Енисейского уезда 1669 г. среди продавцов земли названа вдова сына боярского Петра Бекетова56. Возможно, после гибели мужа она уехала обратно за Урал, почему мы и не находим потомков Петра Ивановича в служилой среде Енисейска.
Фольклорный образ Бекетова - первопроходца, "человека с доброй душой" и небывало удачливого охотника - столетиями сохранялся в исторических преданиях рус¬ских старожилов Забайкалья. Сказитель Ф.Е. Горбунов (1875-1948) передал такое поверье: "Раньше уж как-то в охотничьих семьях заведено было: родится первый сын, значит, обязательно Петром нарекут. Пусть, дескать, таким же фартовым будет, как тот казак Бекетов"57.
Примечания
1 И з г а ч е в В.Г. Русский землепроходец Петр Иванович Бекетов // Ученые записки Читинского педагогического института. 1959. Вып. 4. С. 79-100.
2 См.: Леонтьева Г.А. Землепроходец Ерофей Павлович Хабаров. М., 1991; ее ж е. Якутский казак Владимир Атласов - первопроходец земли Камчатки. М., 1997; Никитин Н.И. Землепроходец Семен Дежнев и его время. М., 1999; Тураев В.А. И на той Улье реке... Русский землепроходец И.Ю. Москвитин: правда, заблуждения, догадки. Хабаровск, 1990.
3 Житие протопопа Аввакума. М., 1960. С. 69; Житие Аввакума и другие его сочинения. М., 1991. С. 39.
4 Леонтьева Г.А. Землепроходец Ерофей Павлович Хабаров. С. 134-140; РГАДА, ф. 214, оп. 3, стб. 556, л. 44-45.
5 Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. СПб., 1900. С. 66.
6 Никольский В.К. Сибирская ссылка протопопа Аввакума // Ученые записки Института истории (РАНИИОН). М., 1927. Т. 2. С. 147-149.
7 Р е з у н Д.Я. Родословная сибирских фамилий. Новосибирск, 1993. С. 27-29.
8 Магидович В.И., Р е з у н Д.Я. Бекетов Петр Иванович // Отечественная история: энциклопедия: В 5 т. Т. 1: А-Д. М., 1994. С. 188.
9 Никольский В.К. Указ. соч. С. 160-161. Об этом же свидетельствует отписка тобольского воеводы Хилкова якутскому М.С. Ладыженскому, которую последний получил 11 июня 1656 г. (См.: РГАДА, ф. 1177,оп. 3,д. 1118, л. 1-2.).
10 Житие протопопа Аввакума. С. 363, 317-318.
11 РГАДА, ф. 214, оп. 3, стб. 508, л. 269.
12 П е т р о в П.Н. История родов русского дворянства. Т. 1. СПб., 1986. С. 338-339.
13 Открытия русских землепроходцев и полярных мореходов XVII века: Сб. док. М., 1951. С. 95.
14 РГАДА, ф. 199, оп. 3, № 150, ч. 9, д. 1, л. 1-10.
15 Акты Российского государства. Архивы московских монастырей и соборов XV - начала XVII вв. М., 1998. С. 119-120,448.
16 Сборник документов по истории Бурятии: XVII век. Улан-Удэ, 1960. С. 175, 177.
17 РГАДА, ф. 214, оп. 3, стб. 12, л. 88-93.
18 Сборник документов по истории Бурятии. С. 23-24; Александров В.А. Русское население Сибири XVII-начала XVIII в. М., 1964. С. 81; Первое столетие сибирских городов. XVII век. Новосибирск, 1996. С. 56.
19 РГАДА, ф. 214, оп. 3, стб. 12, л. 210, 500-501; Сборник документов по истории Бурятии. С. 26; П а в л и н с к а я Л.Р. Коренные народы Байкальского региона и русские. Начало этнокультурного взаимодействия // Народы Сибири в составе Государства Российского. СПб., 1999. С. 190.
20 Манькова И.Л. Экспедиция Я. Хрипунова 1627-1630 гг.: первый опыт геологоразведок в Восточной Сибири // Проблемы истории России. Вып. 4: Евразийское пограничье. Екатеринбург, 2001. С. 151-154.
21 Открытия русских землепроходцев. С. 93-94; Сборник документов по истории Бурятии. С. 22-23; 26-27; Павлинская Л.Р. Указ. соч. С. 194-195, 198.
22 РГАДА, ф. 214, оп. 3, стб. 12, л. 452-453. Как показал Н.И. Никитин, между стрельцами и казаками пешей службы в сибирских гарнизонах никакой разницы по существу не было (Никитин Н.И. Служилые люди в Западной Сибири XVII века. Новосибирск, 1988. С. 34-37; его же. Начало казачества Сибири. М., 1996. С. 46-47). Поэтому, говоря о енисейских "казаках", которые какое-то время формально назывались стрельцами, мы не делаем никакой ошибки. Ложное противопоставление стрельцов и казаков в Сибири иногда присутствует в работах исследователей (См.: Павлинская Л.Р. Указ. соч. С. 200-201).
23 Сборник документов по истории Бурятии. С. 27; Материалы по истории Якутии XVII века. Ч. III. M., 1970. С. 1072-1077; Павлинская Л.Р. Указ. соч. С. 214-215; 221; Залкинд Е.М. Присоединение Бурятии к России. Улан-Удэ, 1958. С. 24.
24 Материалы по истории Якутии XVII века. Ч. I. М., 1970. С. 5-14; Ч. III. С. 1072-1096; Открытия русских землепроходцев. С.94.
25 Сборник документов по истории Бурятии. С. 181; Открытия русских землепроходцев. С. 95. 26Бродников А.А. Алданские события 1639 г. //Казаки Урала и Сибири в XVII-XX вв. Екатеринбург, 1993. С. 48; его же. Теткин просчет: Как казаки за ясаком ходили // Родина. 2000. № 5. С. 86.
27 Материалы по истории Якутии XVII века. Ч. III. С. 791-802. В связи со второй службой Бекетова в Якутии хочу внести уточнение, имеющее отношение к биографии С.И. Дежнева. В литературе утвердилось мнение, что Дежнев прибыл в Якутию из Енисейска в составе отряда Бекетова не позднее зимы 1637/38 г. (Никитин Н.И. Землепроходец Семен Дежнев и его время. С. 41; Б родников А.А. Дежнев Семен Иванович // Отечественная история: энциклопедия: В 5 т. Т. 2: Д-К. М., 1996. С. 5). Это мнение основано на том факте, что в 1639 г. П. Ходырев, прибывший на смену Бекетову, принял у него в Ленском остроге отряд в 30 казаков, среди которых был и Семен Дежнев (Открытия русских землепроходцев. С. 502). Представляется, что Дежнев появился в Якутии не с отрядом Бекетова, который определенно указал на свою посылку туда в 7146 г. (т.е. не ранее 1 сентября 1637 г.). На годовые службы из Енисейска, тем более на Лену через Илимский волок, отправлялись весной. В таком случае непонятно, как 23 марта 1638 г. Семейка Иванов (в котором историки видят Дежнева) мог нести службу уже на Индигирке. Или последний не был Дежневым, или будущий знаменитый мореход прибыл в Якутию не с Бекетовым, а, например, с его предшественником Галкиным. Факт же нахождения Дежнева в 1639 г. в Ленском остроге под командой Бекетова не вызывает сомнений.
28 РГАДА, ф. 214, оп. 3, стб. 339, л. 204-205; Открытия русских землепроходцев. С. 93-95.
29 В 1631 г. Богдан Болкошин был головой у служилых татар Томска (Бояршинова З.Я. Население Томского уезда в первой половине XVII века // Труды Томского государственного университета. Томск, 1950. Т. 112. С. 108).
30 РГАДА, ф. 214, оп. 3, стб. 339, л. 215-216, 221, 224.
31РезунД.Я. Указ. соч. С. 29; Александров В.А. Указ. соч. С. 191-192.
32 Александров В.А., Покровский Н.Н. Власть и общество. Сибирь в XVII в. Новосибирск, 1991. С. 167-168,223.
33 РГАДА, ф. 214, оп. 3, стб. 289, л. 54.
34 Сборник документов по истории Бурятии. С. 175-186; Русско-монгольские отношения. 1636-1654. Сб. док. М., 1974. С. 364-365.
35 При описании похода Бекетова за Байкал использованы источники: РГАДА, ф. 214, оп. 3, стб. 446, л. 47-56; Сборник документов по истории Бурятии. С. 190-197, 203-208; Дополнения к Актам историческим (далее: ДАЙ). Т. 3. СПб., 1848. С. 343-345.
36 Байкальские легенды и предания. Фольклорные записи Л.Е. Элиасова. Улан-Удэ, 1984. С. 135.
37Шастина Н.П. Русско-монгольские посольские отношения XVII века. М., 1958. С. 74-76; Сборник документов по истории Бурятии. С. 192.
38 К р а д и н Н.П., Тимофеева Н.Ю. О дате основания Нерчинского острога // Вопросы истории. 1988. № 1.С. 172-173.
39 Байкальские легенды и предания. С. 132.
40 РГАДА, ф. 214, оп. 3, стб. 556, л. 44-45.
41 Васильев А.П. Забайкальские казаки. Т. 1. Чита, 1916. С. 49.
42 О действиях русских служилых людей на Амуре после отъезда Е.П. Хабарова в Москву осенью 1653 г. см.: Бахрушин С.В. Казаки на Амуре. Л., 1925. С. 52-61; Леонтьева Г.А. Землепроходец Ерофей Павлович Хабаров. С. 106-115; Артемьев А.Р. Города и остроги Забайкалья и Приамурья во второй по¬ловине XVII-XVIII вв. Владивосток, 1999. С. 30-34.
43 Русско-китайские отношения в XVII веке. В 2 т. 1608-1683. Т. 1. М., 1969. С. 194.
44 Леонтьева Г.А. Землепроходец Ерофей Павлович Хабаров. С. 134-140; РГАДА, ф. 214, оп. 3, стб. 556, л. 44-45.
45 РГАДА, ф. 214, оп. 3, стб. 508, л. 200, 268-269, 341.
46 Там же, л. 333-334, 337-339, 341-344.
47 Там же, л. 240.
48 Там же, л. 317-335.
49 Там же, стб. 132, л. 161.
50 Там же, стб. 1560, л. 430-433.
51 Фишер Н.Э. Сибирская история. СПб., 1774. С. 569.
52Гольденберг Л.А. Изограф земли Сибирской. Магадан, 1990. С. 278.
53 Русско-китайские отношения в XVII веке. 1608-1683. Т. 1. С. 213.
54 Показания амурских казаков о разгроме Степанова опубликованы в: Русско-китайские отношения в XVII веке. 1608-1683. Т. 1. С. 238-241 (№ 102, 103). Как указали составители сборника, в документе № 103 утрачен один лист. Между тем в этом же томе, в примечаниях к документу № 102 (с. 554-555) опубликован краткий отрывок без начала и конца, который, без сомнений, и является недостающим листом к документу № 103.
55 А.Р. Артемьев настаивает на том, что Степанов был не убит, а взят маньчжурами в плен (См.: Артемьев А.Р. Указ. соч. С. 33). Эта информация взята из отписки (декабрь 1661 г.) Пашкова, который здесь же утверждал, что казаки Степанова "государю изменили" и сдались без боя (ДАЙ. Т. 4. СПб., 1851. С. 260). Не вижу причин, почему следует больше доверять обозленному на амурских казаков Пашкову, чем самим участникам сражения.
56 Александре в В.А. Указ. соч. С. 191.
57 Байкальские легенды и предания. С. 133-134.

Источник: http://teacher.syktsu.ru/02/liter/018.htm

Категория: ВЕРШИНИН Е. В. | Добавил: ostrog (2007-01-02) | Автор: Вершинин Е.В.
Просмотров: 2431 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 

Login Form

Поиск по каталогу

Friends Links

Site Statistics

Рейтинг@Mail.ru


Copyright MyCorp © 2006
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz