Боезапас русских служилых в Сибири и на Дальнем Востоке в XVII веке. - Багрин Е.А. - Б - Каталог статей - Города и остроги земли Сибирской
Site Menu

Категории каталога
Багрин Е.А. [16]
Багрин Е.А., Бобров Л.А. [1]
Базаров Б. [1]
Баландин С.Н. [1]
Барахович П.Н. [3]
Безобразова О.С. [1]
БЕЛОБОРОДОВА Н.М. [1]
Белов М. И. [1]
БЕЛОГЛАЗОВ Г.П. [1]
Березиков Н.А. [4]
Березиков Н.А., Люцидарская А.А. [2]
Бобров Л.А. [1]
Бобров Л.А., Багрин Е.А. [1]
Бобров Л.А., Борисенко А.Ю., Худяков Ю.С. [1]
Болонев Ф.Ф. [3]
Бородовский А.П. [1]
Бородовский А.П., Горохов С.В. [1]
Борисенко А.Ю. [2]
Борисов В.Е. [2]
Бродников А. А. [9]
БУРАЕВА О.В. [3]
Бычков О.В. [1]

Роман-хроника
"ИЗГНАНИЕ"

Об авторах
Иллюстрации
По страницам романа
Приобрести
"Сказки бабушки Вали"


Site Poll
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1209

Начало » Статьи » Б » Багрин Е.А.

Боезапас русских служилых в Сибири и на Дальнем Востоке в XVII веке.

    Одной из причин военных успехов русских служилых при покорении ими Сибири и Дальнего Востока в XVII веке являлось активное использование ими огнестрельного оружия. Вопрос об оснащение первопроходцев необходимыми для стрельбы порохом и свинцом, из которого бойцы лили пули, исследователями практически не рассматривался. Однако данный вопрос, несомненно, заслуживает внимания. Так как наличие достаточного количества боезапаса являлось едва ли не более важным фактором боеготовности, чем оснащение служилых огнестрельным оружием. Ведь от того, сколько выстрелов мог сделать боец, напрямую зависело успешное разрешение боя. Порох и свинец выдавался служилым в равных долях, так как количество пороха нужное для выстрела примерно соответствовало весу пули. Для выстрела пули весом 6 ½ золотника (1 золотник равен примерно 4 граммам) требовалось 8 золотников пороху. Количество выдаваемого боезапаса для отдельных бойцов исчислялось в фунтах, для отрядов в пудах. В зависимости от калибра оружия из фунта свинца могло быть вылито от 8 до 15 пуль.(Богоявленский С. К., 1938.- С.269-275 )
     Размер боезапаса выдаваемого из государственной казны служилым на год был более чем скромен по 1-2 фунту пороха и свинца (фунт примерно равен 400 граммам). Что соответствовало по данным Богоявленского всего лишь на один длительный бой, или на месяц учебной стрельбы. То есть в месяц боец при отсутствие боевых действий стрелял в среднем всего лишь 12 раз! В сибирских и дальневосточных острогах, норма выдаваемого пороха и свинца была такая же как и в европейской части России. Так, служилому человеку Охотского острога в 1652 году было «дано государева жалованья свинцу и пороху четыре фунта на два годы». (ДАИ., Т.3. 1848.- С. 341) И хотя служилыми в Сибири и на Дальнем Востоке не велось таких крупномасштабных боевых действий как на юге и западе России, постоянные столкновения с аборигенами определяли значительный расход боезапаса.
     Поэтому перед началом боевых действий служилым выдавалось определенное количество пороха и свинца из казны для боя и «проходу»( т.е на время перемещения из пункта А в пункт Б, иногда очень длительного). Документы сохранили достаточно точную информацию о размере выдаваемого боезапаса. Этот размер определялся в пределах 1-3 фунтов пороха и свинца, в зависимости от количества запасов казны острога. Отряду А. Бедарева и К. Иванова в 1645 году было «для той государевой службы, дано из государевы Ленской казны по фунту зелья, свинцу потому ж человеку, да на запас пуд зелья и свинцу, да хлебных запасов, по росписи у кого своих не было, дано взаймы по пяти пуд муки ржаной человеку, да на Братский упрос впредь на запас, поручно, пуд зелья ручного да пуд свинцу»(ДАИ., Т.3. 1848.- С. 27); в том же 1645 году  Курбат Иванов снарядил на Илимском волоке для помощи Верхоленскому острогу отряд дав им по фунту пороха и свинца «для ради проходу» (СДИБ.,1960.- С. 54-55) (в другой раз К. Иванов снаряжая набранных им «охотников» за свой счет на одного бойца выделял коня, пищаль, 3 фунта пороху, 3 фунта свинца) (СДИБ., 1960.- С. 47); там же прибрал для похода 82 человека А.Бедарев :« дав им для твоей государевы службы из твоей государевы казны по фунту зелья, свинцу то ж, да вперед на запас, …,на иных новоприборных охочих людей, которые приберуться вновь на усть Куты и на Орленге, полпуда зелья, свинцу тож», потому что «у тех гулящих охочих людей своего зелья и свинцу не было, и за тем но на твою службу итить не хотели» (СДИБ., 1960.- С. 62); в 1668 году якутский воевода И. Баратянский «послал, …, из Якутского острогу в Верхоленской Братской острожек, для обереганья, Якутских служилых людей 40 человек, дав им, …, денежное жалованье вперед на 177 год, по окладам их сполна; да им же дано по фунту зелья ручного да по фунту свинцу» (ДАИ., Т.5. 1853.- С.380); нерчинский воевода И. Власов  в 1685 г. послал отряд из 100 человек под руководством А. Кондратьева для помощи Албазинскому острогу «дав им из казны великих государей Московской присылки Албазинского ружья, кому довелось, по пищале человеку, по фунту пороху и по фунту свинцу»(ДАИ., Т.12. 1872.- С. 109);отряду из 130 человек направленному в Селенгинск было «для проходу велено дать им пороху по 2 фунта человеку, свинцу потом ж да хлебных запасов на 2 месяца». (РКО., Т.2. 1972.- С. 249);
     На случай израсходования личного боезапаса, отряды служилых везли с собой казенные «пороховую и свинцовую государеву казну». Запас этот никак не регламентировался, и его количество целиком и полностью зависело от возможностей казны. В 1646 году в Якутском остроге воеводой П. Головиным был снаряжен отряд Василия Пояркова «да с ним старых и новоприборных служилых людей 112 человек, да из гулящих охотников 15 человек, да два целовальника, да два толмача, да кузнеца, да для угрозы немирных землиц пушку железную ядром полфунта, да на 100 выстрелов и на запас служилым людем для службы 8 пуд и 16 гривенок зелья, а свинцу тож» (примерно по 2,5 фунта на человека) (ДАИ., Т.3. 1848.- С. 50); в 1652 году из Москвы в Даурию был послан отряд Дмитрия Зиновьева имевший 50 пудов пороха и свинца на 150 человек (примерно по 13,3 фунта на человека)(ДАИ., Т.4. 1851.- С.144); 300 служилых шедших в Даурскую землю в 1655 году с Афанасием Пашковым везли в казне 50 пудов пороха и 100 пудов свинцу (примерно по 6,6 фунтов пороха и 13 фунтов свинца на человека) (ДАИ., Т.4. 1851.- С. 40-41); десятнику казачью Верхневилюйского зимовья Микитке Савину  в 1676 году выдали на 12 человек «полпуда зелья ручного да пол пуда свинцу», приказав «то зелье и свинец держать на время с бережением»(примерно по 1,6 фунтов на человека) (ДАИ., Т.7. 1859.- С. 5,8); отряду Семена Епишева из  36 служилых в 1651 году вышедшего из Якутска в Охотский острог (где было 20 служилых) было выдано 2 пуда свинца и зелья (пороха) ( по 2,2 фунта или по 1,4 если на всех) (ДАИ., Т.3. 1848.- С. 316); отряд Ортюшки Филиппова вышедший из Якутского острога на помощь Ерофею Хабарову в 1652 году имел в казне 30 пуд зелья и свинца на 144 человека ( по 8,3 фунта на человека) (ДАИ., Т.3. 1848.- С. 345); упомянутый выше отряд А. Кондратьева имел в запасе на 118 человек «8 пуд без чети пороху, 7 пуд с полу-пудом свинцу» (т.е примерно по 2,7 фунта на человека если не брать в расчет что часть запаса была предназначена для артиллерии). (ДАИ., Т.12. 1872.- С. 109)
Из приведенных данных видно что, снаряжаясь в поход, боец того времени имел  обычно казенного боезапасу на 2-4 длительных боя, ситуации лучшей обеспеченности были редкостью. Тот же отряд Д. Зиновьева снаряжался в Москве и только поэтому был прекрасно обеспечен для длительного похода.
     Транспортировка этого боезапаса была делом достаточно хлопотным. Так как передвигались в основном по рекам, то нередко случалось, что весь запас пороха и свинца, обычно хранимый в одном месте тонул. Например, у упомянутого выше отряда В. Пояркова « на пороге казенное судно заметало и на том заметес того казенного дощеника с кормы сорвало государев свинец, что с ними послан был 8 пуд 16 гривенок, и тот свинец в том пороге в глубоком месте потонул и сыскать его не смогли» (ДАИ., Т.3. 1848.- С. 51); а служилый Иван Уваров в 1652 году бывший в отряде, искавшем Е. Хабарова, отписал что « нас холопей государевых к берегу льдом … роздавило судно и судно потонуло, и мы холопи государевы на берег пометалися душою да телом, хлеб, и свинец и порох потонул, и платье все потонуло и стали без него». (ДАИ., Т.3. 1848.- С. 355)
     В такой ситуации весь отряд попадал в очень опасное положение, т.к ведение боя было практически основано на применение огнестрельного оружия. Фактически, служилые, лишившись боезапаса, становились, беззащитны и восполнить его было негде. Так как действовали в основном вдали от баз.  Летом, если запас перевозился в подводах, отряды лишались мобильности, необходимой при борьбе со всеми аборигенными народностями. Например, для посылки в Нерчинск 2 полковых пушек и 200 ядер к ним, 100 пудов пороху, 50 пудов свинцу и 100 пищалей требовалось 30 подвод. (РКО., Т.2. 1972.- С. 98)
     Порох перевозился в бочках ( реже в рогожах), свинец в гирях :«того ж числа на подводах, которые явились в Маковском, отпущено на волоках и вьюками великих государей пороховой казны 23 бочки, да свинцу 30 гирь с прапорщиком Антонова полку фан Шмалымберха с Петром Разичкою» (РКО., Т.2. 1972.- С. 81). Одна бочка весила примерно 7 пудов, что видно, например, из следующего документа: «а в Селенгинску оставлен тоболенин Иван Кочанов, да с ним селенгинских служилых людей 170 человек да в прибавку полковника Павлова полку Грабова порутчик Иван Селунец, а с ним служилых людей 70 человек; да к старым 5-ти пушкам полковых 3 пушки, 4 бочки пороху весом 29 пуд и з деревом, 200 гранат ручных». (РКО., Т.2. 1972.- С .277)
     Часть казны, если она задерживала отряд, могла оставляться под охраной в безопасном месте. Отряд Ф. Головина шедший к Нерчинску для встречи с маньчжурами, настолько был заторможен огромным запасом пороха и свинца, что передвигался на порядок медленнее, чем обычно это делалось. В итоге он был вынужден оставить почти все припасы в Иркутске, оставив в полках самое необходимое: «и для подъему в подводах из Удинского острогу в Нерчинский острог оставлено в-Ыркутском, …, пороховой и свинцовой казны в казенном погребе по приему целовальников иркуцких посацких людей- пороху ручного и пушечного с деревом, с рогожи и с повяски 1074 пуда 7 фунтов, свинцу 374 пуда 15 фунтов, фетилю 50 пуд 15 фунтов, 8 пищалей медных. А ис того, …, отдано в московской Федоров полк Скрыпицына пороху ручного и пушечного 139 пуд 34 фунта, свинцу 50 пуд (фитилю 5 пуд- здесь и далее в скобках уточненные данные из аналогичного документа), 5 пищалей медных; в Павлов полк Грабова пороху ручного и пушечного 130 пуд 30 фунтов (139 пуд 17 фунтов), свинцу 50 пуд 20 фунтов (23 фунта), полтретья пуда (5 пуд) фетилю, 150 спис, 2 пищали медных» ( РКО., Т.2. 1972.- С. 190), также было «послано в Нерчинск (передвигаться отряду пришлось по ноябрьскому снегу на лыжах), … …, служилых людей с начальными людьми Антонова полку фан Шмалымберха с капитаном с-Ываном Бецальдом драгун 75 человек, да Павлова полку Грабова с прапорщиком с Лаврентьем Нейтером 74 человека. А с ними, …, пороховые казны 103 пуда пороху, да на проход 6 пуд 3 чети свинцу, 280 пищалей, 2 пуда фетилю, 100 гранат ручных». (РКО., Т.2. 1972.- 100-101)
     Налицо было интересное положение, когда недостаток боезапаса подрывал боеготовность отрядов служилых, а избыток (что впрочем, случалось крайне редко) связывал им руки.
     Недостаток же боезапаса возникал во время ведения активных боевых действий очень часто. Так Ануфрий Степанов в челобитной 1654 года пишет, что в бою с маньчжурами: «тех Богдойских ратных людей из стругов на берег выбили, и на берегу те Богдойские люди стали в крепком месте, из за валов учали с ними драться, и на том приступе многих служилых людей, на том бою, ранили, и нам с теми Богдойскими людьми дратца стало не возможно, потому что в государеве казне пороху и свинцу нет». (ДАИ., Т.3. 1848.- С.- 525) Через два года он же жаловался ,что «сойти с Великой реки Амура, …, не смеем ни куда, …, и нам против их Богдойских людей дратца стало нечем, пороху и свинцу нет ни сколко». (ДАИ., Т.4. 1851.- С.82) А у 40 служилых сопровождавших ясак из Якутского острога к Ленскому волоку в 1645 году «с собою зелья и свинцу было мало, у иных и не было, потому что де им в Якутском остроге твоего государева зелья и свинцу не дано». (СДИБ., 1960.- С. 64) Курбат Иванов в 1645 г. писал из Верхоленского острога «а служивых мало всего пол- 30 человек, и порохов де мало, у лутчово де служилого по фунту пороху, а казенного де пороху ничего нет», «и впредь без запасново пороху и свинцу в остроге быть не мошно пудов без трех, потому, что орды прилегли кругом большие». (СДИБ., 1960.- С. 43, 54-55) Здесь интересна информация, что из-за постоянных столкновений с бурятами К.Иванов просил минимум по 8 фунтов боезапаса на человека.
     Главной причиной нехватки боезапаса были огромные расстояния от центра до окраинных сибирских и дальневосточных острогов. Весь порох был привозной. Например, боезапас, прежде чем прийти в Албазинский острог должен был быть выслан из Москвы в Тобольск оттуда в Енисейск, из него в Нерчинск. Запрос же о нужде в порохе и свинце шел в обратном порядке. На это тратилось масса времени.
Не дожидаясь государева пороха и свинца, служилые часто сами покупали боезапас (как и многое другое необходимое для службы и жизнедеятельности) у торговых людей. Например, в 1649 г. якутские служилые писали в челобитной что, « подъем нам становился, пошод за волок на Индигирку, всякому человеку Рублев по тридцати, потому что государь, покупали дорогою ценою нарты и собаки, и лыжи, и корм собачей, и порох и свинец». (ДАИ., Т.3. 1848.- С. 211) Многие служилые, выезжая из Сибири в Москву с казной, возвращались назад, с порохом и свинцом для себя и на продажу. По росписи товаров вывезенных различными служилыми в Сибирь в 1685-1686 годах через Верхотурскую таможню многие служилые везли от 5 фунтов до пуда пороху.(ДАИ., Т.12.- С. 296-300)
     Царское правительство предписывало сибирским начальным людям следить за экономией боезапаса. Указы предписывали « стрелять из ружья даром и зелья и свинцу терять не велеть» (ДАИ., Т.3. 1848.- С. 26), «а которым служилым людем для служеб и посылок порох и свинец будет роздан, а за теми службами и посылки что у них учнет пороху и свинцу оставатца, и тот осталой порох и свинец имать у них в твою великого государя казну, чтоб напрасного росходу небыло» (ДАИ, Т.7. 1859.- С. 136). Воеводам указывалось чтобы  «без дела пороху и свинцу в запас служилым людем роздавать не велено, и стрельба в Сибирских городах отставлена». Эти предписания были вызваны тем, что в мирное время служилые стреляли по «приметам» (мишеням) и по птицам. (ДАИ., Т.12. 1872.- С. 317) Воеводы ,растратившие боезапас без дела, восполняли его за свой счет: «Сибирских городех порох и свинец, который будет служилым людем и на всякие расходы без дела, и тот порох и свинец править на воеводах, кто что роздал», «а буде пороху и свинцу взять им будет негде, править денгами за порох по 2 рубли по 20 по 3 алтына по 2 денги за пуд, а за свинец по 20 алтын за пуд». (ДАИ., Т.11. 1869.- С. 84-85)
     Цены в Сибири и на Дальнем Востоке на боеприпасы и оружие были в несколько раз выше, чем в европейской России, так оптовая цена привезенного из-за границы пороха в Москве была всего 26 алтын 4 деньги пуд. (ДАИ., Т.11. 1869.- С. 121)
     В случае если пороховая казна могла достаться врагу, она подлежала уничтожению «зажегши». (РКО., Т.2. 1972.- 112)
     При сравнении запасов пороховой и свинцовой казны сибирских и дальневосточных острогов достаточно хорошо видно, что чем ближе находились они к центральной России, тем больше они были обеспечены. В мирное время боезапас не тратился и накапливался. Поэтому с середины XVII века остроги  Западной Сибири, где власть Российского государства становилась наиболее стабильной, имели в своем распоряжении достаточно большие запасы пороха и свинца. Даже те, которые во II половине XVII века потеряли военное значение. Служилые Южной Сибири, ведшие длительную борьбу с кочевыми народами нуждались в большем количестве пороха и свинца, и благодаря относительной близости Тобольска получали их в требуемом количестве. Остроги Прибайкалья, Забайкалья и Приамурья испытывали постоянную нехватку боезапаса, особенно в местах ведения боевых действий с бурятами, приамурскими народностями и маньчжурами. Якутский острог находился в сходном положении. А острожки и зимовья на северо-востоке России в плане обеспеченности боеприпасами и вовсе находились в бедственном положении.
     Вот некоторые данные по боезапасу сибирских и дальневосточных острогов.
     Западная Сибирь. Данные по росписи 1684-1685 годов (не включая количество готовых ядер для артиллерии). (ДАИ., Т.11. 1869.- С. 269-272)
     Тобольск (1990 чел). «941 пуд 24 гривенки пороху ручного и пушечного Московской присылки», «224 пуда 10 гривенок с полугривенкою пороху Тобольского кручения», «7126 пуд 15 гривенок с четью гривенки свинцу».
     Верхотурье (148 чел). «83 пуда 39 гривенок с четью» пороху ручного, «13 пуд 16 гривенок с полугривенкою» пушечного, 103 пуда 15 гривенок свинцу( в 1679 году «пять пуд четыре гривенки зелья пушечного, шездесят три пуда ручного с деревом и рогожи и с веревки, сто семь пуд тринадцать гривенок свинцу» (ДАИ, Т.7 С.350))
     Пелым (64 чел).  «12 пуд 30 гривенок» пороху пушечного, «8 пуд 8 гривенок» пороху ручного, 9 пуд 11 гривенок свинцу (плюс 850 пуль свинцовых к пищалям весом 17 гривенок)
     Тура (62 чел). «7 пуд 12 гривенок без чети» пороху пушечного, «3 пуда 19 гривенок» пороху ручного, «14 пуд пол-5 гривенки» свинцу
     Тюмень (903 чел). «23 пуда 18 гривенок с полу гривенкою и пол-чети гривенки» пороха, 10 пудов свинцу (небольшое количество боезапаса объясняется тем что ,значительная его часть была «за роздачей» в связи с военной опасностью)
     Сургут (182 чел). «30 пуд 28 гривенок» пороху ручного и пушечного, 6 пудов свинцу
     Березов (303 чел). «22 пуда 30 гривенок» пороха, «16 пуд 32 гривенки без чети» свинцу
    Тара (730 чел). 770 ядер железных, 1927 ядер свинцовых
    Мангазея (162 чел). «20 пуд 12 гривенок с четью» пороха пушечного, «29 пуд 31 гривенка с полу гривенкою» свинцу.
    Во все Даурские остроги с Москвы из Тобольска в 1671 году было послано 19 пудов пороху и 20 пудов свинцу, в 1672 году «31 пуд с четью» пороха, в 1676 году по 40 пудов пороха и свинца. (ДАИ., Т.8. 1862.- С. 95)
    Казачий десятник Осип Васильев в 1665 году построивший Селенгинский острог имел в своем распоряжении только пуд свинца и пол пуда пороха на одну пушку. (ДАИ., Т.5. 1853.- С.50)
    В Нерчинске (394 чел.) в 1685 году «66 пуд 1 четь пороху ручного и пушечного, 77 пуд 36 фунтов с полуфунтом свинцу» (РКО., Т.2. 1972.- С. 85)
    В Албазинском остроге (826 чел.) в 1685 году «112 пуд 36 фунтов с полуфунтом пороху ручного и пушечного, 60 пуд 6 фунтов с полуфунтом свинцу» (ДАИ., Т.10. 1867.- С. 260; РКО., Т.2. 1972.- С. 84)
    В Ильинской слободе в 1687 году был 1 пуд пороха (на 4 пушки!) (РКО., Т.2. 1972.- С. 291)
    Запросы о присылке боезапаса отправлялись из Даурских острогов в Енисейск, однако там практически никогда не было требуемых запасов.
    Так в 1674 году из Енисейска в Селенгинск «по воинским вестям» смогли послать только  2 пуда пороха и пуд свинца ( ДАИ., Т.6. 1857.- С. 353), потому что в 1672 году в сам Енисейск из Тобольска пришло только 18 пудов свинца и пороха.(ДАИ., Т.8. 1862.- С. 95) Для сравнения Кузнецкий острог в 1679 году получил из Тобольска на свою просьбу о помощи 50 пудов пороха и свинца.( ДАИ., Т.8. 1862.- С.41) В 1667 году в Енисейске было запасу «36 пуд 11 гривенок с четью гривенкою пороху» и «12 пуд 22 гривенки с полугривенкою свинцу» (ДАИ., Т.5. 1853.- С. 165)
    В Якутский острог по данным 1671 года присылали раз в 3 года по 30 пуд пороха и свинца для казенных запасов и по 15 пудов для «государевых служб» каждый год. (ДАИ, Т.12. 1872.- С. 154)
    Запасы острожков севера- востока исчислялись даже не в пудах, а в фунтах
    В Охотском острожке в 1655 году было 10 фунтов пороха, 5 фунтов свинцу.( ДАИ., Т. 3. 1848.- С.2)
    В 1678 году в зимовьях Козельчатого острожка на реке Ковыме в 1 зимовье было «свинцу пуд тридцать пять фунтов, пороху полтора пуда три фунта», во 2 зимовье «свинцу три фунта, пороху шесть фунтов», в 3 зимовье «пороху с бочкою двадцать пять фунтов, пороху же с туиском три фунта, свинцу три фунта с четью» (ДАИ., Т.8. 1862.- С.29-30)
    В Олекминском острожке в 1684 году было «30 фунтов пороху и с посудой» (ДАИ., Т.11. 1869.- С. 157)
    На примере документов касающихся осады Албазинского острога можно проследить определенную динамику расхода имевшихся в нем боеприпасов. Так как острог был изолирован от внешней помощи, то расход пороха и свинца виден очень четко. Посланный в августе 1685 года из Нерчинска для постройки нового Албазинского острога отряд А.Байтона имел 10 пудов 26 с половиной фунтов пороха и 10 пудов 16 фунтов с половиной свинцу. Позже к нему в прибавку пришел отряд А. Толбузина с 40 пудами пороха и свинца.(ДАИ., Т.12. 1872.- С. 113)  К июлю1685 года запасы острога были значительно увеличины « в Албазине июля по 26 день служилых и промышленных людей и пашенных крестьян 826 человек, 8 пушек медных, 3 пищали затинных, пушка верховая, к ней 30 гранатов пудовых, 140 гранатов ручных, 5 ядер духовых, 112 пуд 36 фунтов с полуфунтом пороху ручного и пушечного, 60 пуд 6 фунтов с полуфунтом свинцу»(ДАИ, Т.10. 1867.- С. 260; РКО., Т.2. 1972.- С. 84) Уже в ноябре 1686 года, т.е через 4 месяца количество пороха и свинца уменьшилось в двое: «а в Албазинску де служилых и всяких чинов людей осталось сот с 8, наряду 8 пушек, 3 пищали затинных железных, а пороху де пуд с 60, свинцу тож, пушка верховая, 5 ядер духовых, 23(ошибка, в других местах 33 ядра (РКО., Т.2. 1972.- С.111)) гранатных пудовых, 70 гранатов ручных».(РКО., Т.2. 1972.- С. 108) А к декабрю 1686 года количество запасов уменьшилось еще в 3 раза (всего за месяц!): «А верховая де и полковые пушки все в целости, а пороху де пуд з 20, свинцу тож» (РКО., Т.2. 1972.- С. 123). Такой огромный расход боезапаса говорит о том, что это был один из самых тяжелых для защитников острога месяц.1 Однако потом масштабных боев фактически не велось и в отписке Афонасия Байтона в апреле 1686 года видно что количество боезапаса осталось таким же: «а в Албазине де осадных сидельцев, служилых и всяких чинов людей и с подростками, 66 человек. А казны, …, ручного и пушечного пороху- 20 пуд пороху без дерева, 5 свинок свинцу; да верховая пушка, к ней 6 гранат больших, 4 ядра духовых, 53 граната ручных. А из затинных де одну пищаль во время приступное роздуло, а достальные де пушки и мелкое ружье все в целости». (РКО., Т.2. 1972.- С. 157)
    После снятия маньчжурами блокады Албазина и начала переговоров, в острог доставили необходимый порох, но видимо сдача Албазина была ясна заранее, и поэтому количество привезенного пороха не было большим. Привезли около 20 пудов. Это видно из сдаточной описи казенным вещам вынесенным из Албазина в ноябре 1690 года «1-на пушка верховая, 2-ве пушки большие, 6 пушек полковых, 2 пищали затинных железных, 4-ре ядра духовых, 15 ядер чиненых, 57 гранатов ручных чиненых, 1050 ядер железных больших и малых пушечных и затинных, 30 ядер гранатных ручных нечиненых, 39 пуд пороху пушечного, в том числе мелкова 6 пуд. с деревом, 42 пуд. две чети свинцу и с пулями мелкими; мелкаго ружья: 66 пищалей гладких целых, 27 пищалей без замков, 40 пищалей гладких самопалов с битыми замки, 45 стволин целых, 10 обрывков стволовых, 368 бердышов целых, 57 бердышов ломаных, … …, 30 замков целых пищальных, … …, 2 обрывка затинной пищали, 1 вертлиг пушечной, … …, 10 мешков пушечных зарядов с порохом 10 фунт., 2 пуда железа пушечной оковки, 15 замков ломанных пищальных, … …, 3 фун. фитилю». (Паршин В., 1848.- С .199-200)
Подводя общий итог, можно утверждать, что в целом оснащение служилых боезапасом было вполне удовлетворительным. Правительство не жалело боевых припасов для покорения новых земель и регулярно высылало все необходимое. Однако темпы поставок не успевали за темпом расхода боезапаса. Причиной этого были огромные расстояния от центра, до сибирских и дальневосточных острогов. Поэтому чем ближе к периферии находились служилые, тем хуже была их оснащенность порохом и свинцом, частично компенсировавшаяся закупкой ими боевого припаса в частном порядке. В начале XVIII века положение с оснащением служилых на восточных окраинах стало значительно лучше.


Литература:
Богоявленский С. К., Вооружение русских войск в XVI-XVII вв.// Исторические записки. Т.4.-М.,1938.- С.258- 285
Дополнения к актам историческим, Т. 3.- СПб, 1848.-557 с.
Дополнения к актам историческим, Т. 4.- СПб, 1851.- 416 с.
Дополнения к актам историческим, Т. 5.- СПб, 1853.- 510 с.
Дополнения к актам историческим, Т. 6.- СПб, 1857.- 477 с.
Дополнения к актам историческим, Т. 7.- СПб, 1859.- 374 с.
Дополнения к актам историческим, Т. 8.- СПб, 1862.- 350 с.
Дополнения актам историческим, Т. 10.- СПб, 1867.-504 с.
Дополнения к актам историческим, т. 11.-  СПб, 1869.- 312 с.
Дополнения к актам историческим, Т. 12.- СПб, 1872.- 423 с.
Паршин В., Поездка в Забайкальский край. Ч. 2.- Приложения.- Москва, 1844.
Русско - китайские отношения в XVII веке. Т.2, 1686-1691, Составитель Демидова Н. Ф., Мясников В. С., М.- Наука, 1972.- 834 с.
Сборник документов по истории Бурятии XVII век. Вып. 1 / Сост. Г. Н. Румянцев, С. Б. Окунь.- Улан-Удэ, 1960.- 390 с.
Сокращения:
ДАИ - Дополнения актам историческим
РКО- Русско - китайские отношения в XVII веке. Т.2, 1686-1691
СДИб- Сборник документов по истории Бурятии XVII век.

Статья опубликована: Багрин Е. А. Боезапас русских служилых в Сибири и на Дальнем Востоке в XVII веке.// Культура русских в археологических исследованиях. Сборн. науч. тр.- Омск, 2008.- С. 283-293.


Источник: http://www.arseniev.org/about/?a=280&s=41&p=3
Категория: Багрин Е.А. | Добавил: ostrog (2010-08-27)
Просмотров: 1771 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 

Login Form

Поиск по каталогу

Friends Links

Site Statistics

Рейтинг@Mail.ru


Copyright MyCorp © 2006
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz