Ручное огнестрельное оружие служилых людей Кузнецкого острога в первой половине XVII в. - Бродников А. А. - Б - Каталог статей - Города и остроги земли Сибирской
Site Menu

Категории каталога
Багрин Е.А. [17]
Багрин Е.А., Бобров Л.А. [1]
Базаров Б. [1]
Баландин С.Н. [1]
Барахович П.Н. [3]
Безобразова О.С. [1]
БЕЛОБОРОДОВА Н.М. [1]
Белов М. И. [1]
БЕЛОГЛАЗОВ Г.П. [1]
Березиков Н.А. [4]
Березиков Н.А., Люцидарская А.А. [2]
Бобров Л.А. [1]
Бобров Л.А., Багрин Е.А. [1]
Бобров Л.А., Борисенко А.Ю., Худяков Ю.С. [1]
Болонев Ф.Ф. [3]
Бородовский А.П. [1]
Бородовский А.П., Горохов С.В. [1]
Борисенко А.Ю. [2]
Борисов В.Е. [2]
Бродников А. А. [9]
БУРАЕВА О.В. [3]
Бычков О.В. [1]

Роман-хроника
"ИЗГНАНИЕ"

Об авторах
Иллюстрации
По страницам романа
Приобрести
"Сказки бабушки Вали"


Site Poll
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1209

Начало » Статьи » Б » Бродников А. А.

Ручное огнестрельное оружие служилых людей Кузнецкого острога в первой половине XVII в.

Процесс присоединения Сибири к Русскому государству занял всего лишь 70-80 лет – случай в мировой истории уникальный. Небольшие отряды служилых людей успешно противостояли превосходившему их по численности противнику (как правило – в несколько раз): не только облагали ясаком этнические группы аборигенного населения таежной зоны Сибири, но и отражали набеги сравнительно хорошо вооруженных кочевников. Традиционно столь успешные действия служилых людей объясняются их опытом боевых действий и военно-техническим превосходством над сибирскими аборигенами, прежде всего – обладанием ручным огнестрельным оружием.
Определенная сложность в изучении вооружения служилых людей связана с крайней ограниченностью сведений, содержащихся в письменных документальных источниках этого столетия, которые иногда фиксируют сведения о количестве артиллерийских орудий, запасах боеприпасов к ним, реже – сведения о запасах
[91] свинца и пороха для ручного огнестрельного оружия. О самом ручном огнестрельном оружии сведения встречаются еще реже, обычно в связи с какими-либо чрезвычайными ситуациями. Некоторую помощь для изучения этой проблемы могут оказать результаты археологических исследований: материалы, полученные при раскопках сибирских острогов и других укрепленных пунктов.
Действительно, огнестрельному оружию отводилась значительная роль – сибирские воеводы получали предписания регулярно демонстрировать его местному населению: по прибытии к месту службы огласить государев наказ в присутствии представителей аборигенного населения, вызвав из волостей ясачных в город «по человеку или по два». Самим же при этом быть в съезжей избе в цветном платье, а служилым людям – в цветном платье и с ружьем. Одновременно наказы сибирским воеводам свидетельствуют, что достаточно пристальное внимание уделялось тому, чтобы огнестрельное оружие не попадало в руки сибирских «иноземцев».
При всей скудости сведений источники дают основание считать, что абсолютное большинство служилых людей было вооружено огнестрельным оружием: практически все столкновения в Сибири происходили с использованием ими пищалей. При формировании отрядов для отправки в отдаленные районы указы требовали от воевод выделять «людей добрых, с вогненным боем».
Перед отправкой проводились смотры, целью которых была проверка наличия у всех служилых людей ружей и их исправного состояния. Они и сами прекрасно понимали важность этого оружия. Жалобы служилых людей на выход из строя ружей встречаются в документации достаточно регулярно: казаки и стрельцы писали в челобитных, что при стрельбе у пищалей «стволы пораздувало» или разорвало.
Ручное огнестрельное оружие должно было выдаваться служилым людям при верстании на службу. Но в реальности происходило это не всегда. В 1637 г. казаки кузнецкого гарнизона обратились в Сибирский приказ с коллективной челобитной: призваны они в Тобольске и в Томске при тобольском воеводе боярине М.М. Годунове из охочих людей, а государево жалованье, пищали им не выданы: «ружье государево не давалось». Некоторые из них на свои средства смогли где-то приобрести короткие пищали, которые, как оказалось, не могли пробить защитное вооружение кочевников, для обороны Томска от которых и был построен Кузнецкий [92] острог. Как свидетельствует челобитная, к 1637 г. большинство кузнецких служилых людей так и оставалось без огнестрельного оружия: в окраинном гарнизоне купить его было негде и не на что. Такая ситуация создавала серьезную проблему безопасности самих служилых людей и выполнения ими своих обязанностей – обороны юго-восточного рубежа Русского государства от кочевников.
В Москве срочным образом занялись решением этой проблемы. Так как гарнизон Кузнецкого острога состоял из пеших и конных казаков, то в Сибирском приказе подошли к обеспечению их ружьями продуманно. Для пеших казаков было закуплено в Стрелецком приказе 63 самопала, а для конных в Оружейном приказе приобретен 51 карабин, изготовленный в Заяузской кузнецкой слободе. Карабины были изготовлены незадолго до описываемых событий, и в Сибирском приказе некоторое время ждали установки казенного клейма на все изделия.
Согласно И.И. Срезневскому, автору «Словаря древнерусского языка», «пищаль» – это всего лишь огнестрельное оружие, а «самопал» – пищаль с замком и огнивом. Таким образом, пешие казаки Кузнецкого острога получили от государства фитильные пищали-самопалы, а конные – кремневые карабины.
Этот факт отправки в Кузнецкий острог фитильных самопалов и кремневых карабинов красноречиво свидетельствует о том, что запасы уже морально устаревшего и потому, скорее всего, непопулярного фитильного ружья вполне могли иметься в Стрелецком приказе (и не только Стрелецком). По причине срочности именно это оружие и было отправлено в Кузнецкий острог для пеших служилых людей. В то время как для конных казаков существовала необходимость спешного изготовления партии кремневого оружия или, по крайней мере, выделения недавно изготовленного и еще не клейменого, что и было сделано.
Надо полагать, что служилые люди должны были уметь пользоваться и тем, и другим оружием. Так как стрельба из фитильного ружья требовала большого навыка и постоянной тренировки, это отражалось и на приоритетах при комплектовании подразделений сибирских служилых людей. Не случайно правительство так охотно использовало на военной службе в Сибири пленных иностранцев - «литву», поляков, немцев, черкас. А с середины XVII в. при наборе на службу преимущество стало отдаваться младшим родственникам служилых людей, которые наверняка уже [93] имели необходимые для этого навыки, по аналогии со стрельцами европейской части России. Как свидетельствовал Г. Котошихин, говоря о стрельцах: «И дети и внуки по них стрельцы же».


Источник:

Исторический опыт хозяйственного и культурного освоения Западной Сибири. - Барнаул, 2003. - Кн. 2. - C. 90-93.



Источник: http://new.hist.asu.ru/biblio/borod4/part2-p90-93.pdf
Категория: Бродников А. А. | Добавил: ostrog (2011-11-12)
Просмотров: 795 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 

Login Form

Поиск по каталогу

Friends Links

Site Statistics

Рейтинг@Mail.ru


Copyright MyCorp © 2006
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz