НОВЫЕ ДАННЫЕ О ПРИСОЕДИНЕНИИ БУРЯТИИ К РОССИИ - БУРАЕВА О.В. - Б - Каталог статей - Города и остроги земли Сибирской
Site Menu

Категории каталога
Багрин Е.А. [16]
Багрин Е.А., Бобров Л.А. [1]
Базаров Б. [1]
Баландин С.Н. [1]
Барахович П.Н. [3]
Безобразова О.С. [1]
БЕЛОБОРОДОВА Н.М. [1]
Белов М. И. [1]
БЕЛОГЛАЗОВ Г.П. [1]
Березиков Н.А. [4]
Березиков Н.А., Люцидарская А.А. [2]
Бобров Л.А. [1]
Бобров Л.А., Багрин Е.А. [1]
Бобров Л.А., Борисенко А.Ю., Худяков Ю.С. [1]
Болонев Ф.Ф. [3]
Бородовский А.П. [1]
Бородовский А.П., Горохов С.В. [1]
Борисенко А.Ю. [2]
Борисов В.Е. [2]
Бродников А. А. [9]
БУРАЕВА О.В. [3]
Бычков О.В. [1]

Роман-хроника
"ИЗГНАНИЕ"

Об авторах
Иллюстрации
По страницам романа
Приобрести
"Сказки бабушки Вали"


Site Poll
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1203

Начало » Статьи » Б » БУРАЕВА О.В.

НОВЫЕ ДАННЫЕ О ПРИСОЕДИНЕНИИ БУРЯТИИ К РОССИИ

В 2011 г. в Республике Бурятия отмечается 350-летие вхождения Бурятии в состав Российского государства. Конечно, этот год можно считать только условной, символической датой, так как этот процесс на самом деле растянулся почти на столетие. Можно по-разному оценивать процесс присоединения: или акцентировать внимание на насильственном подчинении бурят и эвенков и привести огромное количество фактов, подтверждающих это, или прийти к заключению о добровольном принятии ими русского подданства и тоже найти примеры. Однако, на наш взгляд, важнее выделить основную, ведущую линию, найти тенденции, определившие ход исторического процесса в Бурятии в рассматриваемый чрезвычайно сложный период. Следует учитывать и то, что говоря о Бурятии XVII — XVIII вв., мы имеем в виду территорию этнической Бурятии (предбайкальские и забайкальские земли), которая не соответствует территории современной Бурятии (республики Бурятия).
В истории Бурятии существует много спорных проблем. Одна из них — это личность Турухай-табуна, которая связана с историей хоринских бурят и историей присоединения их к России. Также требуется уточнить даты постройки острогов, так как в основном авторы более поздних работ, не утруждая себя изучением архивных документов, ссылаются на уже опубликованные труды и повторяют ошибки предшественников.
До 1700 г. летоисчисление на Руси шло от сотворения мира, а новый год начинался 1 сентября, с 1700 г. новый год начинался 1 января по греческому летоисчислению. Разница при переводе с одного на другое летоисчисление составила 5508 лет. Когда же упоминаются месяцы сентябрь, октябрь, [70] ноябрь, декабрь, надо отнимать 5509 лет. При переводе дат с одного летоисчисления на другое стала возникать путаница.
К началу XVII в. в Прибайкалье происходил процесс консолидации различных родоплеменных групп, в том числе тюркского и тунгусского происхождения, в рамках нескольких крупных территориальноэтнических объединений. В долине Ангары и ее притоков, также Верхней Лены проживали хонгодоры, булагаты, эхириты и отдельные родовые группы западномонгольского происхождения — икинаты, сэгэнуты, зунгары и т. д. В Забайкалье кочевали многочисленные группы собственно монгольского происхождения и хоринцы. Часть хоринцев расселялась также на западной стороне оз. Байкал, занимая о. Ольхон и прилегающие земли.
Присоединение Восточной Сибири началось с 1618 г., времени постройки Енисейского острога. А с 1628 г. (дата постройки Красноярского острога) и 1632 г. (постройки Якутского острога) началось движение служилых из этих острогов в Предбайкалье, в земли «братов». Постройка острогов — Ленского (Илимского) в 1630 г., Братского1 (7139 г. от сотворения мира, или 1630 г. от рождества Христова), Усть-Кутского (1631), Тугурского (1632), Верхоленского (1641), Осинского (1644), Нижнеудинского2 (7155 г. — 1647 г.), Иркутского зимовья (1652), Балаганского3 (май — июнь 7162 г. — 1654 г.) — как опорных пунктов колонизации указывает на пути продвижения русских отрядов.
История Западной Бурятии знает немало столкновений казачьих отрядов с бурятами и эвенками, межродовых столкновений и у бурят, и у эвенков, борьбы между бурятами и эвенками. Положение осложнялось также внешними факторами. Монгольские князья, не желая терять данников, противились включению бурят в общую систему ясачных отношений. Но мы знаем и случаи, когда бурятские князья (Кодогунь, Кулдуз, Адай, Баратай, Кандукан, Букий, Омонгул, Илан, Куршун Бурлаев, Ботак и др.) давали присягу (шерть) и обращались к русским за помощью, просили поставить остроги в своих землях для защиты от набегов монголов.
Первыми князьями, встреченными в Забайкалье, были Турухай-табун, зять монгольского Сэцэн-хана, и Култуцин. Как писал Е.М. Залкинд в 1958 г., «личность обоих до сего дня не раскрыта... Турухай- табун был, по-видимому, влиятельным князем, даже если считать названную им цифру в двадцать тысяч поданных сильно преувеличенной»4 . Попытка Б.Д. Цибикова идентифицировать его с Тураки — зайсаном галзутского рода, по мнению Е.М. Залкинда, не выдерживает критики: «слишком разного масштаба были эти две фигуры»5 .
В отписках русские землепроходцы сообщали о Турукой (Турукай, Турокай, Торокай) табуне как о большом «мунгальском» князе6 . Ц.Б. Цыдендамбаев писал о нем как табангутском князе7 . «Установление подлинного имени Турухай-табуна дало [71] бы одну из нитей, необходимых для разрешения вопросов, связанных с историей табангутов»8 .
Тем не менее, по нашему мнению, Б.Д. Цибиков был прав, когда писал о Турухай-табуне как бурятском князе9 (эхириты, булагаты, хонгодоры, хоринцы — субэтносы, этническая составляющая бурятского этноса. Другая составляющая — монгольское население Забайкалья). Служилые люди, по мнению Б.Д. Цибикова, в начальный период встречи с восточными бурятами называли их «мунгалами»10 .
В Институте восточных рукописей РАН нами были обнаружены интересные рукописные документы. Это рукопись Д.А. Клеменца «О происхождении и добровольном присоединении к России хоринских бурят»11 и рукопись неизвестного автора «Исторический очерк о хоринских бурятах, начиная с присоединения их к России в 1647 г. и кончая вопросом об обмежевании земель»12 . Документы не датированы, однако можно предположить, что заметки Д.А. Клеменца могли быть написаны после 1896 г., когда он вернулся в Санкт-Петербург из ссылки из Восточной Сибири и стал хранителем Этнографического музея (ныне этнографического отдела Русского музея). Рукопись неизвестного автора была написана, скорее всего, в 1892 —  1893 гг. (почему? Об этом позже.).
Д.А. Клеменц пишет, что Турухай-табун был одним из одиннадцати хоринских зайсанов (у Клеменца — засоголов. Засагул — правитель. — О.Б.), женатым на дочери Сэцэн-хана Шолон. Поэтому он имел титул табунанга, полагавшийся ему как зятю Сэцэн-хана. В 1646 г. Турухай-табун обратился с просьбою к посланцам атамана Василия Колесникова с просьбой о принятии в русское подданство. Посланники (казачий десятник Якунка Кулаков, новоприборный охотник Васька Власьев, толмач Ганка Семенов13 ) были радушно приняты хоринцами, и одиннадцать зайсанов послали царю Алексею Михайловичу 11 сороков соболей и серебряные вещи14 (в «Отписке...» Ф. Полибина указано 11 сороков и 7 соболей, т. е. 447 штук15 ).
Ф.А. Кудрявцев16 также писал о монголобурятском князе Турухай-табуне (в числе его улусных людей были и монголы, и буряты), а его сын Бадан Турахин был главным зайсаном галзутского рода и возглавлял хоринцев. (Впоследствии его сыновья «Бадановы дети» были зайсанами, шуленгами. Они чинили хоринцам «обиды и разоренья», так что есаул галзутского рода Балтурик вынужден был «со всеми улусными людьми» жаловаться на них русской администрации17 .)
В материалах комиссии Куломзина находится очень интересный документ «Приговор бурят Агинской степной думы от 12 октября 1893 года», в котором также говорится, что Турухай, являясь главой «Галзотского рода», потомка старшего сына Галзота из 11 сыновей Хоридоя, был в то [72] же время и главным начальником над 11 хоринскими родами, кочевал между Еравнинскими озерами и Селенгою18 .
29 сентября 1647 г. в отписке19 енисейского воеводы Федора Полибина говорится: «И по твоему государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии счастию, в Мунгальской земле де князец Турукой табун тебе государю поклонился, и впредь тебе государю хотел де послушен бытии из твоей царской милости неотступно, а сказал де под собою мунгал с двадцать
тысяч человек, опроче кыштимов...»20 .
Как сказано далее в «Приговоре...», «существование одного отдаленного острога (Верхнеангарского. — О.Б.) и ничтожность завоевательных сил сравнительно с 20 000 туземцев устраняют повод думать, что подданство князя Турухая не было добровольным и вызвано силою русского оружия. Приняв ласково русских людей и подчиняясь русскому Государю, Турухай, очевидно, руководствовался призывом московских царей и уверенностью найти со стороны русского правительства обещанные привет, ласку и спокойную жизнь под охраною справедливых законов»21 . Отсутствие недружелюбного столкновения между казаками и Турухаем доказывается и тем, что, когда боярский сын Похабов узнал, что захваченные им в плен монголы являются подданными Турухая, он поспешил к нему, чтобы возвратить пленных и восстановить дружбу. «Факт добровольного подданства, — отмечается в приговоре, — доказывается текстом воеводского донесения, где приобретение новых подданных приписывается не
силе оружия, а «счастию» государя, которому поклонился «мунгальский князец»22 .
Интересно, что «Исторический очерк о хоринских бурятах...»23 начинается со слов: «...правительство, не довольствуясь заявлениями нашими о добровольном присоединении к России наших предков, основанными главным образом на устных преданиях, занято разысканием фактов о подтверждении этих наших заявлений»24 . Далее отмечается следующее: «... касаясь вопроса, чем отличается присоединение наше, т. е. хоринских бурят, к России от присоединения бурят прочих ведомств и тунгусов, мы имеем честь доложить, что присоединение наше к России отличается от присоединения бурят прочих ведомств Забайкальской области тем, что мы, т. е. предки наши, приняли Русское подданство в 1647 году при царе Алексее Михайловиче вместе с природными своими землями сами добровольно «не похотя жить за мунгольскими тайшами», прочие же буряты как то баргузинские, кударинские и селенгинские, а также тунгусы присоединились к России и обитают в Забайкальской области при других совершенно условиях...»25 .
Небезынтересно, что сличение текстов «Приговора...» и рукописи неизвестного автора «Исторический очерк о хоринских бурятах...» показало сходство отдельных их частей. Скорее всего, «Приговор...» был [73]подготовлен на основании рукописи очерка, который явился что-то вроде научно подготовленного обоснования прав хоринских бурят на свои породные земли, поэтому можно определить дату написания очерка — 1892 – 1893 гг.
Почему же хоринцы добровольно приняли русское подданство? Ответ, вероятно, можно найти из следующей версии исторических событий, о которой пишет Д.А. Клеменц. Лигдэн-хан Чахарский, у которого находилась печать Чингис-хана (он был последним всемонгольским ханом. — О.Б.), и потому он считался претендентом на Богдоханский престол, был убит наемными убийцами маньчжурского правителя Тайцзы (Тайцзу Нурхаци. — О.Б.) около Кукунора. Его жена и сын были казнены в Мукдене. Таким образом, печать досталась Нурхаци. Сестра Лигдэна, жена Барму-хана, хоринского зайсана, ведшего войны с маньчжурами и тунгусами на берегах Нерчи и погибшего в урочище Улыхей-Исинга близ Нерчинска, не могла примириться с владычеством маньчжуров, разоривших ее семью. Ее сыну Борсою было 24 года, когда погиб его отец Барму-хан. Мать Борсоя, сестра Лигдэна, постепенно подготовила его к решению принять русское подданство. Борсой был женат на дочери халхасского Сэцэн-хана Шунан и являлся, по сообщению Д.А. Клеменца, деверем Турухай-табуна (скорее всего, свояком. — О.Б.). В 1643 г. зайсан Борсой-хан послал своего помощника Кундуя к Василию Пояркову с просьбой к Белому царю о принятии в подданство хоринского народа. Борсой жил в то время по Аргуни, но так как Василий Поярков был спешно отправлен на Амур, то посланник вернулся, не увидев его26 . Посланные впоследствии атаманом В. Колесниковым казаки были радушно приняты хоринцами, и одиннадцать зайсанов, в том числе и Борсой, послали царю Алексею Михайловичу подарки27 .
29 сентября 1647 г. В. Колесников прибыл в Енисейский острог и привез с собой 11 сороков 7 соболей ясака, оцененных в 951 руб. Атаман доложил воеводе, что посылал из Ангарского острога трех служилых людей во главе с Костькой Ивановым Москвитиным с проводниками-тунгусами вниз по рекам Баргузин и Селенга «в Мунгалскую землю» для поиска новых ясачных людей и сведений о серебряной руде. Этим казакам первым из русских людей удалось пересечь Западное Забайкалье с севера на юг и достичь 29 июня 1647 г. ставки князя Турухай-табуна, кочевавшего с 20 тысячами своих подданных между правыми притоками Селенги — реками Чикой и Хилок. Князь доброжелательно принял русских и их подарки: шкуры бобра, выдры, рыси, пару соболей и «сукна лазоревого вершок». Турухай-табун передал со служилыми людьми в дар царю золотой «усечек» и серебряную чашку, а В. Колесникову — серебряную тарелку. В знак принятия подданства русского царя князь предоставил казакам право сбора ясака с 2 тысяч своих улусных людей, которые внесли им 50 соболей. От него же русские получили сведения о серебре.
Не получая известий от Колесникова, по приказу енисейского воеводы в 1646 г. на Байкал отправляется отряд Ивана Похабова с 96 служилыми и охочими людьми. Он должен был собрать ясак с «непослушных» осинских бурят, приискать новые земли и серебряные руды, а также прознать дорогу в Китай. Дойдя по Ангаре до притока [74] Осы, где построенный отрядом Колесникова Осинский острог был к тому времени разрушен бурятами, он поставил новый. После боя с отрядом И. Похабова «новоприисканные люди» вынуждены были дать ясак.
Переправившись в 1647 г. на южный берег Байкала, побывав на Селенге и Уде, служилые имели много боев с «иноземцами», захватили 70 «женок и ребят», но не смогли принудить их к уплате ясака. Возвращаясь обратно, построили Култукский острог. Зимой 1647 г. Иван Похабов «ходил войной» на бурят и эвенков, живших по Иркуту. На Селенге были взяты в плен 8 человек. Однако, узнав, что они являются людьми Турухай-табуна, И. Похабов с 14 служилыми на лыжах отправился в ставку князя. Возвратив ему ясырь и поднеся в подарок 10 соболей и 2 аршина красного сукна, они отправились к Сэцэн-хану «для проведывания серебряные руды и Китайского государства». Дорога до Урги заняла 2 месяца. В качестве подарков Сэцэн-хану было преподнесено 80 соболей, 5 аршин красного «аглинского» сукна и аршин вишневого кармазину. Монгольскому хутухте также вручили 12 соболей и 2 аршина сукна. Сэцэн-хан и хутухта также дали подарки московскому царю и отправили с И. Похабовым 4 послов в Москву. И. Похабов узнал, что серебро и золото монголы покупают в Китае. Однако в Китай им попасть не удалось, так как Сэцэн-хан отказался пропустить их туда.
Как пишет Тугулдэр Тобоев в летописи «Прошлая история хоринских и агинских бурят» (1863 г.), «начиная с 1648 г. по русскому летоисчислению они произвели подсчет зажиточным людям своим и стали вносить по 20 копеек подушной, как сто шестьдесят колчанов, и стали жить спокойно»28 . (Однако в примечаниях к летописи автор перевода на русский язык Н. Поппе выражает сомнение в правильности этой даты, считая, что завоевание Забайкалья произошло лишь в результате более поздних походов, и поэтому дата 1648 г. неправильная29 ).
Присоединение Забайкалья к России началось с севера и с запада вскоре после появления первых служилых людей на берегах Байкала. В 1643 г. отряд С. Скорохода прошел вдоль берегов Байкала и вышел к реке Баргузин, где и погиб в столкновении с тунгусами. Однако, уже в 1645 — 47 гг. отряды В. Колесникова и И. Похабова вместе с промышленными людьми установили в Забайкалье мирные контакты с бурятским и тунгусским населением, с монгольскими князьями, стремившимися распространить свою власть на местное население.
В 1643 г. на Верхней Ангаре было поставлено зимовье (7151 г. — 1643 г.)30 , на месте которого в 1646 г. казачьим атаманом Василием Колесниковым заложен Ангарский (Верхнеангарский) острог31 . В 1648 г. сын боярский И. Галкин построил на реке Баргузин острог32 и привел в русское подданство тунгусское население, жившее в верховьях Витима, у озер Еравнинских и Буженай (Бусани. — О.Б.) и по реке Маме. В 1652 г. был поставлен Баунтовский острог33 . На следующий год сын боярский П. Бекетов основал Иргенский острог на [75] правом берегу р. Хилок34 . В этом же 1653 г. на водоразделе рек Хилок и Ингода, в устье реки Нерчи, казачьим десятником Максимом Уразовым был построен Шилкский острожек (в конце 1656 г. был сожжен дагурским князем Гантимуром), летом 1658 г. на левом берегу р. Нерчи возле ее впадения в Шилку, примерно в 5 км выше того места, где находился Шилкский острожек 1653 г, был поставлен Нелюцкий (Тунгусский) острог (в отписке 1661 г. острог был назван Нерчинским35 ). В 1658 г. возведен Телембинский36 , в 1662 — Кучидский37 , в 1665 — Селенгинский (27 сентября) и Верхнеудинский (октябрь) остроги (7174 г. — 1665 г.)38 , в 1668 г. — Еравнинский39 (сожжен нерчинским воеводой Ларионом Толбузиным, заново отстроен в 1675 г.), в 1675 г. — Тункинский (ноябрь 7184 г. — 1675 г.)40 , в 1679 г. — Итанцинский41 , в 1681 г. — Аргунский остроги42 . Эти остроги образовали сеть укреплений, которые защищали Забайкалье от внешних набегов и способствовали хозяйственному освоению этого района русским населением.
Присоединение Забайкалья носило иной характер, чем в Предбайкалье. Он был обусловлен наличием в этом регионе небольших этнических групп населения, вытесненных на периферию степного региона в результате распада монгольского этноса и не оказавших организованного сопротивления русским. С другой стороны, присутствие здесь таких крупных этносов, как табангуты и хоринцы, а также близкое соседство с северомонгольскими княжествами заставляло русских с большой осторожностью и лояльно относиться к местному населению.
Одной из причин сравнительно мирного освоения русскими Забайкалья явилась и напряженная этнополитическая обстановка, вызванная образованием маньчжурской империи. Завершается покорение южномонгольских княжеств. Объединение халхаских правителей и джунгар (ойратов) не только не состоялось, но все попытки закончились военными столкновениями, которые в 1680-х гг. переросли в кровопролитную войну между монголами и ойратами, в чем не последнюю роль сыграла маньчжурская дипломатия, подстрекавшая одно княжество против другого.
После активных военных действий 15 января 1689 г. шесть монгольских тайшей заключили договор с Ф.А. Головиным о «вечном подданстве»43 . 12 марта 1689 г. 12 табангутских сайт и шуленг заключили договор с послом Ф.А. Головиным о принятии ими русского подданства. В августе 1689 г. в тяжелейших условиях был заключен Нерчинский договор с Китаем. Население Предбайкалья и Забайкалья определилось к тому времени с пониманием своей исторической судьбы в рамках Российского государства. Исторические события с 1689 по 1728 гг. практически уже ничего не меняют в развитии тех этнических процессов, которые возникли к тому времени.
[76]Нерчинский и Буринский (1727 г.) договоры определили границы между Россией и Китаем и юридически закрепили Байкальский регион в составе России.
Таким образом, используя в целях реконструкции процесса присоединения Бурятии к России, переведенные на русский язык и опубликованные в 1995 г. бурятские летописи, новые архивные материалы, нам удалось подтвердить добровольность присоединения хоринцев — одного из бурятских племен — к России, получить новые данные о хоринском князе Турухай-табуне, уточнить даты постройки острогов — Братского,  Нижнеудинского,   Балаганского, Верхнеангарского, Телембинского, Верхнеудинского, Шилкского, Тункинского. Тем не менее возникают новые вопросы относительно этнической истории хоринцев и табангутов, дальнейшей судьбы Турухай- табуна. А это уже тема дальнейших исследований.

Примечания:

1 РГАДА. — Ф. 214. — Стлб. 402. — Ч. 1. — Л. 129.
2 Дополнение к актам историческим. — СПб., 1848. — Т. 3. — № 28. — С. 107.
3 Сборник документов по истории Бурятии. XVII век. — Улан-Удэ, 1960. — С. 200.
4 Залкинд Е.М. Присоединение Бурятии к России. — Улан-Удэ, 1958. — С. 47.
5 Там же.
6 Сборник документов по истории Бурятии. XVII век. — Улан-Удэ, 1960. — С. 110, 111, 113.
7 Цыдендамбаев Ц.Б. Бурятские исторические хроники и родословные как источники по истории бурят. — Улан-Удэ: ОАО «Респ. тип.», 2001. — С. 179.
8 Там же, с. 179.
9 Цибиков Б.Д. Нерушимая дружба бурят- монгольского и русского народов. — Улан-Удэ: Бурят-монгол. кн. изд-во, 1957. — С. 10.
10 Там же, с. 23.
11 Архив Института восточных рукописей РАН. — Ф. 28. — Оп. 1. — Д. 9. — 6 л.
12 Там же, р. II, оп. 1, д. 13, 15 л.
13 Сборник документов по истории Бурятии. XVII век. — Улан-Удэ, 1960. — С. 111.
14 Архив Института восточных рукописей РАН. — Ф. 28. — Оп. 1. — Д. 9. — Л. 3 об.
15 Сборник документов по истории Бурятии. XVII век. — Улан-Удэ, 1960. — С. 123.
16 Кудрявцев Ф.А. История бурят-монгольского народа. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1940. — С. 22.
17 Там же, с. 23.
18 Высочайше учрежденная под председательством статс-секретаря Куломзина комиссия для исследования землевладения и землепользования в Забайкальской области. Материалы / Сост. А. Щербачев. — СПб., 1898. — Вып. 5. Исторические сведения. Приложение 107. — С. 204 (далее — Материалы .); ДАИ. — СПб., 1848. — Т. 3. — № 30. — С. 203.
19 Дополнение к актам историческим. — СПб., 1848. — Т. 3. — № 30. — С. 108-111.
20 Дополнение к актам историческим. — СПб., 1848. — Т. 3. — № 30. — С. 109.
21 Материалы... — С. 204.
22 Там же.
23 Архив Института восточных рукописей РАН. — Р. II. 1. — Д. 13.
24 Там же, л. 1.
25 Там же, л. 2 об., 3.
26 Архив Института восточных рукописей РАН. — Ф. 28. — Оп. 1. — Д. 9. — Л. 3 об.
27 Там же.
28 Бурятские летописи. — С. 8.
29 Там же, с. 31.
30 Колониальная политика Московского государства в Якутии XVII в.: Сб. док. — Л.: Изд-во Ин-та народов Севера ЦИК СССРО им. П.Г. Смидовича, 1936. — С. 17.
31 Дополнение к актам историческим. — СПб., 1848. — Т. 3. — С. 68-70.
32 Дополнение к актам историческим. — СПб., 1848. — Т. 3. — С. 220.
33 Артемьев А.Р. Города и остроги Забайкалья и Приамурья во второй половине XVII — XVIII вв. — Владивосток, 1999. — С. 43.
34 Там же, с. 43.
35 Там же, с. 47-49.
36 Там же, с. 63.
37 Александров В.А. Россия на Дальневосточных рубежах (вторая половина XVII в.). — Хабаровск, 1984. — С. 19.
38 Дополнение к актам историческим. — СПб., 1853. — Т. 5. — С. 49-50.
39 Дополнение к актам историческим. — СПб., 1857. — Т. 6. — С. 364-365.
40 Дополнение к актам историческим. — СПб., 1859. — Т. 7. — С. 344.
41 Дополнение к актам историческим. —  СПб.,1867. — Т. 10. — С. 238.
42 Артемьев А.Р. Указ. соч. — С. 43, 47, 77-78; Александров В.И. Указ. соч. — С. 19.
43 Полное собрание законов Российской империи. — СПб., 1830. — Т 3. — № 1329. — С. 4-7.

Литература

Александров В.А. Россия на Дальневосточных рубежах (вторая половина XVII в.). — Хабаровск: Кн. изд-во, 1984. — 271 с.
Артемьев А.Р. Города и остроги Забайкалья и Приамурья во второй половине XVII — XVIII вв. — Владивосток, 1999. — 336 с.
Архив Института восточных рукописей РАН. — Р. II. — Оп. 1. — Д. 13. — 15 л.
Архив Института восточных рукописей РАН. — Ф. 28. — Оп. 1. — Д. 9. — 6 л.
Балдаев С.П. Родословные предания и легенды. Забайкальские буряты. — Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2010. — 368 с.
Высочайше учрежденная под председательством статс-секретаря Куломзина комиссия для исследования землевладения и землепользования в Забайкальской области. Материалы / Сост. А. Щербачев. — СПб., 1898. — Вып. 5. Исторические сведения. 147 с., прил. 323 с.
Дополнения к актам историческим. — СПб., 1848. — Т. 3. — 556 с.
Дополнения к актам историческим. — СПб., 1853. — Т. 5. — 510 с.
Дополнения к актам историческим. — СПб., 1857. — Т. 6. — 477 с.
Дополнения к актам историческим. — СПб., 1859. — Т. 7. — 374 с.
Дополнения к актам историческим. — СПб., 1867. — Т. 10. — 504 с.
Залкинд Е.М. Присоединение Бурятии к России. — Улан-Удэ, 1958. — 318 с.
Колониальная политика Московского государства в Якутии XVII в.: Сб. док. — Л.: Изд. Ин-та народов Севера ЦИК СССР им. П.Г. Смидовича, 1936. — 281 с.
Кудрявцев Ф.А. История бурят-монгольского народа. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1940. — 242 с.
Полное собрание законов Российской империи. — СПб., 1830. — Т 3. — № 1329. — С. 391.
РГАДА. — Ф. 214. — Стлб. 402. — Ч. 1. — Л. 129.
Сборник документов по истории Бурятии. XVII век / Сост. Г.Н. Румянцев, С.Б. Окунь. — Улан-Удэ, 1960. — Вып. 1. — 493 с.
Цибиков Б.Д. Нерушимая дружба бурят- монгольского и русского народов. — Улан-Удэ: Бурят-монгол. кн. изд-во, 1957. — 108 с.
Цыдендамбаев Ц.Б. Бурятские исторические хроники и родословные как источники по истории бурят. — Улан-Удэ: ОАО «Респ. тип.», 2001. — 256 с.

Воспроизводится по:

Научный журнал «Идеи и идеалы» № 2(8), т. 1. 2011 С. 69 – 76.

Категория: БУРАЕВА О.В. | Добавил: ostrog (2014-03-12)
Просмотров: 1235 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 

Login Form

Поиск по каталогу

Friends Links

Site Statistics

Рейтинг@Mail.ru


Copyright MyCorp © 2006
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz