ОСНОВАНИЕ ГОРОДА ЯКУТСКА - Сафронов Ф.Г. - С - Каталог статей - Города и остроги земли Сибирской
Site Menu

Категории каталога
Савосина Н.Г. [1]
Садовникова А.А. [1]
Санжиева Т.Е. [1]
Санников А.П. [1]
Сафронов Ф.Г. [1]
Седельников В. [1]
Сельский И. [1]
Семенов О.В. [1]
Семенова В.И. [1]
Сергеев О. И., Чернавская В. Н. [1]
Сизикова И.В. [1]
Силаева И.А. [1]
Симачкова Н.Н. [1]
Симбирцева Т.М. [2]
Скобелев С.Г. [4]
Скобелев С.Г., Чуриков Р.С. [2]
Скобелев С.Г., Шаповалов А.В. [1]
Скульмовский Д. О. [3]
Словцов П.А. [1]
Смирнов Д.И. [1]
Смирнов М.В. [1]
Соколовский И.Р. [2]
Солодкин Я. Г. [32]
Соломин А.В. [1]
Сорокин Н. В. [1]
Софронова М.Н. [1]
Спасский Г.И. [1]
Старков В.Ф. [1]
Степанов Д. [1]
Строгова Е.А. [1]
Струков Д. П. [1]
СУВОРОВ Н. [1]

Роман-хроника
"ИЗГНАНИЕ"

Об авторах
Иллюстрации
По страницам романа
Приобрести
"Сказки бабушки Вали"


Site Poll
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1203

Начало » Статьи » С » Сафронов Ф.Г.

ОСНОВАНИЕ ГОРОДА ЯКУТСКА

До середины 50-х годов XIX в., когда началось освоение Амурского водного пути и образовалась Приморская область с центром в Николаевске, редкий город северо-востока Сибири мог иметь такое значение, какое имел Якутск. Через него в течение более чем двухсот лет (1630 — 1850 гг.) проходило все сообщение страны с северо-востоком Азии, с побережьем Тихого океана, его островами и с Северо-Западной Америкой. Охотский и Аянский тракты, начинав-[38]шиеся в Якутске, сыграли огромную роль в освоении этих труднодоступных, но важных для судеб страны районов. По этим трактам пролегал путь многочисленных и разнохарактерных экспедиций, отрядов и просто путешественников, купцов, промышленников и чиновников, базой снаряжения которых всегда служил Якутск. Отсюда же на побережье Охотского моря ежегодно перебрасывались казенные и частные грузы (продовольствие для населения, оборудование для морских портов и т. д.). Все это потребовало громадных усилий якутской администрации, вечно занятой трудным вопросом перевозок на Дальний Восток. Еще больше тяжестей легло на плечи якутского народа, обеспечивавшего эти перевозки и вынужденного ежегодно давать тысячи лошадей под вьюк, сотни проводников и сплавщиков.
Словом, Якутск со времени своего основания был городом — тружеником, внесшим значительный вклад в политико-экономическое укрепление Российского государства. Однако история Якутска в отечественной литературе разработана еще недостаточно 1. Не совсем выяснены обстоятельства выбора места и время заложения Ленского, впоследствии Якутского, острога.
Ленский острог был основан в 1632 г., т. е. в самом начале процесса присоединения Якутии к Российскому государству. Правда, русские отряды здесь бывали и раньше. Например, отряды промышленника Пантелея Дмитриевича Пянды — в первой половине 20-х годов XVII в., тобольского служилого человека Антона Добрынского — в 1630 — 1631 гг., енисейского казачьего атамана Ивана Алексеевича Галкина — в 1631 г. Но эти отряды совершали лишь разведывательные походы, их попытки брать ясак с якутов не [39] увенчались успехом. Значение их походов состояло в открытии новой области, богатой пушниной, которую предстояло включить в состав Российского государства.
Последняя задача выпала на долю енисейского стрелецкого сотника Петра Бекетова. Весной 1632 г. по предписанию енисейского воеводы Ж. Кондырева он с отрядом казаков спустился по Лене в центр Якутской земли. Первоначально тойонская знать попыталась отстоять исключительное право на эксплуатацию своих сородичей и активно выступила против отрядов служилых людей, начавших облагать ясаком местное население. Первыми отряды П. Бекетова встретили бетунские тойоны, оказавшие сопротивление, но потом вынужденные присягнуть царю и внести ясак. После этого П. Бекетов в течение лета разбил нескольких мелких князьков на р. Лене, в сентябре подчинил батулинских якутов, а в начале ноября — хатылинских. В 1632 — 1633 гг. после неудачных попыток сопротивления подчинились еще несколько князьков. В марте 1633 г. под «высокую государеву руку» были приведены дюпсинские тойоны. После этого «многие якутские люди князцы со всеми своими людьми разных улусов приклонилися и учинились под государевою высокою рукою послушны, и шертовали за себя и за своих улусных»2. Среди них были князцы и таких сильных и многолюдных племен, как кангаласский Ника, намский Мымак. Меньше чем за год царю присягнули 32 мелких, средних и крупных князца, в том числе таких волостей, как Атамайская, Ботурусская, Бетунская, Дюпсинская, Игидейская, Кангаласская, Мегинская, Модутская, Намская, Нерюктейская и Одейская: в состав России вошла почти вся Центральная Якутия.
Правда, тойоны этих волостей местами продолжали оказывать сопротивление царской администрации и организовывать вооруженные выступления. Окончательно они были подчинены после отъезда П. Бекетова (лето 1633 г.).
[40] Ленский острог был поставлен в разгаре этих событий — в сентябре 1632 г. В своей челобитной о строительстве этого острога П. Бекетов писал следующее: «Того ж году сентября в 25 день по государеву цареву и великого князя Михайла Федоровича всея Руси указу поставил я с служилыми людьми на Лене реке острог для государева величества в дальней украине и для государева ясачного збору и для приезду якутцких людей. А преж того на Лене реке и в Якутцкой земле государева острогу не бывало нигде. А поставил государев новый острожек я, Петрушка, против якутцкова князца Мамыкова улусу»3.
Таким образом, первое русское укрепление на якутской земле, опираясь на которое служилые люди присоединили в дальнейшем весь северо-восток Сибири, было поставлено не на том месте, где ныне стоит город Якутск, а примерно в 70 км ниже, на правом берегу реки Лены, напротив улуса намских якутов.
Выбору места под острог в то время обращали большое внимание. Считалось, что строение должно стоять в центре расселения аборигенов, но в безопасном месте, окруженном всякими угодьями. Его следовало «укрепити всякими крепостями накрепко» против «прихода воинских людей». Ленский острог, как писал П. Бекетов, был поставлен «межиными многими улусами среди всей земли».
По свидетельству другого очевидца — енисейского стрельца Ивашки Иванова «острожек поставлен на берегу Лены реки и к угодью, а около того острожку живут многие конные и пешие якуты, родами тысяч с десять и больши, и животины их коров и лошадей много. А опричь того места, где Петр Бекетов поставил острожек, в ином месте острогу или города поставить негде, потому что тот острожек поставлен в угожем месте»4.
[41] Ленский острог вначале представлял собою маленькую крепость, окруженную деревянным тыном-частоколом. Внутри крепости кроме немногих жилых домов находились съезжая изба с государевыми делами и книгами, государев амбар на подклете с погребом, где хранилось разное казенное имущество, аманатская изба с заложниками и часовня. В остроге хранилось военное имущество — пищали, ружья, ядра железные, каменные и т. д.
Однако вскоре выяснилось, что острог поставлен не у места: берег оказался низким и в весеннее половодье заливаемым. «Во 140 (1632) г. на Лене в якутах вновь поставлен острог сотником Петром Бекетовым. И оной острог не у места, понеже место тесное и ниское, по вся весны водою поимала», — говорится в одном из документов 5. А в 1634 г. острожек «водою подмыло», и от того он вовсе развалился, а избы и амбары «водою поносило»6. Вероятно, казаки П. Бекетова, увлеченные походами в якутские улусы и сбором ясака, не имели достаточно времени для подробного обследования места. Отсюда и такая погрешность, которую следовало немедленно исправить. Поэтому новый приказчик Ленского острога Иван Галкин летом 1634 г. приказал построить другой острог, уже на новом месте, значительно выше прежнего, на правом же берегу Лены. Служилые люди построили такой острог, тоже Ленский. Вначале он состоял из трех изб и двух амбаров с рублеными нагороднями, крытыми тесом и с караульней над воротами и был окружен острогом крепким. Вне острога «на край реки» стояли «отводная караульня» и баня.
Где стоял этот острог? По словам И. Галкина, «среди якольские земли блиско лутчих кангаласких князцов многих людей на многих на больших дорогах в ыные землицы на Амгу и на Тату». В этой связи кажется правильным предположение Г. А. Попова, что острог Галкина стоял на местности, позднее
[42] названной «Ярмонская» [Ярмарская], находившейся примерно в 15 верстах от Якутска на правом берегу Лены, у начала тракта на Амгу и Татту7.
Острог рос быстро. Появились новые казенные постройки внутри него. За крепостными стенами вырос целый поселок. Уже в 1641 г. там было 24 избы и 46 юрт якутского типа. Из них служилым людям принадлежало 12 изб и 21 юрта, торговым людям — 1 изба, промышленникам — 11 изб и 3 юрты, якутам — 22 юрты. В них проживало 280 чел., в том числе служилых — 68, торговых людей — 3, промышленников — 86 и якутов — 123. В каждом доме проживало по нескольку человек — хозяин и его квартиранты. Например, в избе торгового человека Семена Павлова Стрекаловского вместе с ним жили торговый человек Василий Антонов Вологжанин, промышленники Мотора Афанасьев, Фома Семенов, казак Тимофей Павлов Блохин, пущенные в дом на разных условиях, «да у них повар Карпунка Семенов», в избе промышленника Козьмы Никитина вместе с хозяином жили 6 промышленников и две «женки — ясырки». Все русские жители — мужчины. Интересно заметить, что большинство русских быстро оценило условия местного края и построило юрты якутского типа.
Кроме того, чуть ли не половину населения острога составляли якуты, большинство которых жило самостоятельно, в своих юртах. «Юрта неясашного якута Токурай Челкенеева, Намской волости, з женою. Да с ним же живет якут стар Буя, Кангалаской волости, бокан», — пишется, например, в росписи избам и юртам заострожным. Многие якуты жили вместе с русскими, под одной крышей. «Юрта Кузьмы Сидорова Туркина, а живет у него якут Мегинской волости Садуй Черкасыев з женою» — говорится там же. В числе якутов было 15 ясырок и 2 ясыря, проживавших в домах у русских. Эти факты свидетельствуют о том, что якутское [43] население очень быстро сближалось с русским, несмотря на колониальную политику царизма 8.
Однако и галкинский острог оказался недолговечным. В большую воду берега здесь затоплялись, угрожая стройкам и имуществу казны, жилищам и хозяйственным постройкам частных лиц. В 1642 г., как доносили в Москву, в весеннее половодье «остроженко мало не весь поима и амбары все было потопило и мало бог помиловал, что льдом всево остроженка не снесло»9.
Неустройства острога были известны и правительству. Поэтому, когда в 1638 г. из Москвы в Якутск были направлены первые воеводы Петр Головин и Максим Глебов, им было велено идти на великую реку Лену «в острожки, что поставили енисейские служилые люди, высмотрити накрепко, у места ль те острожки поставлены, и крепости у тех острожков какие есть ли, и в приход воинских людей в тех острожках быть мочно ль, и пашенная земля туто или в иных местех неподалеку есть ли, и многая ль пашня и какова земля, и скольких человек на ту землю в которых местех устроити мочно. Да будет те острожки поставлены у места и в приход воинских людей в тех острожках быти мочно, и им те острожки велено поделати и рвы около тех острожков покопати и надолбы поставити и укрепити всякими крепостями накрепко и наряд в тех острожках где пригоже розставити и государеву денежную казну и хлебные и всякие запасы поставя в анбары устроити и беречь от всякие порухи накрепко и храм воздвигнути и освятить и книгами и всяким церковным строеным устроити. А будет по их высмотру и выспросу всяких людей те старые острожки на Лене реке поставлены не у места, а иные будут места где остроги поставить лутче есть, и им Петру с товарищи велено из тех острожков старых поставити новый острог где пригоже, чтоб тот острог был на угожем месте, а поставя острог, укрепить всякими крепо-[44]стьми, чтоб в том остроге от воинских людей жить было безстрашно ж. А поставя новой острог и укрепя всякими крепостьми, из старых острожков в тот новой острожек перейти»10.
Воеводы П. Головин и М. Глебов прибыли в Ленский острог 18 июля 1641 г.11 А весной 1642 г. паводковый лед вышел за берег и чуть не снес весь острог. Поэтому воеводы решили подыскать другое место, чтобы заложить там новый острог. Первоначально осмотр места на судне совершил сам П. Головин. Но осмотренные им берега Лены оказались «худы» и «не угожи». Затем был послан письменный голова Василий Поярков «по многим урочищам». В итоге он признал более подходящим район Кильдема. Однако П. Головин, обозрев эти места, нашел их также неудобными. «То место худо ж, сажень всего со сто, где вешняя вода не поимает, да и безлесно, добра верст больши пяти до дрова ездить, а хоромново лесу и далее нет» — писал он. Поиски места были продолжены до тех пор, пока внимание воеводы не остановилось на «Эюковом лугу» в Табаге. Луг этот был найден «под острожное место всех лутче и угоже», поэтому и решено было новый острог поставить здесь 12. Место это представляло собой ровную речную долину с зелеными лугами. Называлось оно тогда Туймаадой. Долина Туймаады окаймлялась высокими горами, считавшимися священными.
Эта долина была центром политических событий и в XVI — XVII вв. А. П. Окладников на территории современного Якутска, неподалеку от оз. Сайсары, открыл и исследовал остатки якутского жилища XVII — XVIII вв., подтверждающие, что здесь издавна находился крупный центр расселения якутов 13. Здесь в 1630 — 1640 гг. жил богатей-[45]ший князец Эюк, сын хорошо известного в Кангаласской волости тойона Ники. Князец этот хорошо известен русским служилым людям. Они его называли «лутчим князцом», имея в виду его богатства. Так, И. Галкин в начале 1630-х годов с него одного взял ясаку 100 соболей 14.
И этот тойон Эюк с приходом служилых людей, так же как и другие тойоны, вынужден был делить свой авторитет и влияние с русскими властями. Последние отобрали у него одно из самых лучших его владений — окрестности озера Сайсары в долине Туймаады для строительства острога.
Однако строительство острога затянулось. П. Головин доносил в Москву: «И тово, государь, стопятдесятово (1642) году острогу ставить не поспел, потому что, государь, якуты собраны были для сыску многие, и не смиря было, государь, их роспустить и от них бы государю и впредь было всякое дурно и убойство руским людем; да тово ж, государь, лета делали и разбирали твою, государеву, соболиную казну и я государь, отложил острожное постановление впредь до 151 (1643) году до весны»15. Таким образом, выясняется, что Ленский острог на новое место был перенесен не в 1642, как обычно считается, а в 1643 г. Это подтверждается и «ведомостью о городе Якуцку», составленной в 30-х годах XVIII в. по запросу Г.Ф. Миллера. В ней пишется: «Во 151 (1643) году при воеводе Головине выше того острогу (т. е. старого Ленского) по Лене реке на Эюковом лугу переселен и построен острог»16.
Новый острог начали строить в апреле 1643 г. сорок служилых людей под наблюдением сына боярского Алексея Бедарева. Часть строительного леса заготовлена на месте, часть приплавлена по Лене сверху служилыми и промышленными людьми — с расстояния «дву днища».
[46] Строительство острога шло быстрыми темпами и в основном было закончено летом того же 1643 г. «Сей острог, — писал И. Фишер, — лежит на западном берегу реки Лены на кругловатом поле, горами окруженном, так что они со всех сторон отстоят от города на 15 или 20 верст и с обоих кондов высунулись в реку. Разные там на Лене находящиеся острова делают, что ширина реки от одного берега до другого простирается на восемь верст»17.
Сохранилось полное описание этого острога, сделанное самим П. Головиным. Окружность стен составляла 333 печатных сажени, и они отстояли от берега реки в 50 саженях, на месте «угожем и стройном». Высота стен достигла 2,5 сажени. По четырем сторонам острога имелись 4 воротные башни с вышками, высотою до 4 саженей. Были и 4 наугольные башни, также с вышками, высотою по 3 сажени каждая. За острогом вокруг стен были сделаны деревянные «чесноки», т. е. вбиты в землю острые колья с целью воспрепятствовать подходу неприятеля к острогу. Со стороны реки «для бою» поставили бык — укрепление для отражения противника 18.
Внутри этого военного укрепления были сооружены «приказ двойной на подклетах с сеньми», т. е. резиденция воевод и их помощников, аманатский двор, пороховый погреб, четыре амбара «на соболиную казну», храм во имя преподобного отца Михаила Малеина, шатровый храм живоначальной троицы. Сюда же были перевезены со старого острога 3 амбара для хлеба и соли, тюрьмы. За острожными стенами поставили гостиный двор, амбар «теплой» на соболиную казну, амбар и двор «для приезду иноземцев».
Переезд в новый острог воеводской администрации «с соболиною казною и с нарядом и со всеми запасами и с аманаты, со всеми судами» состоялся летом 1643 г. Старый Ленский острог был заброшен.
[47]Новый острог в отличие от старого стал называться Якутским. Он-то и лег в основание современного Якутска, который уже в XVII в. играл важную роль для Российского государства как военный и политический центр северо-востока Азии. Отсюда в разные стороны направлялись экспедиции с целью открытия новых земель и покорения «немирных иноземцев». Отряды эти, преодолевая неимоверные трудности, связанные с суровостью природных условий, далью и бездорожьем в течение 30 — 40-х годов XVII в. открыли «дальние заморские роки» (Оленек, Яну, Индигирку, Колыму и Анадырь) и вышли к берегам Северного Ледовитого океана, «проведали» реки Алдан, Маю и вышли к побережью Тихого океана, на юге открыли реку Амур и достигли границы Даурии, а на западе — водораздела Лены и Енисея. И на этих землях вырастали новые, тесно связанные с Якутском, укрепленные пункты: остроги, острожки, ясачные зимовья и крестьянские поселения. Шло хозяйственное освоение вновь присоединенной к России территории.

Примечания:

1 Султанов Н. В. Остатки Якутского острога. СПб., 1907, с. 154; Ионова О. В. Якутскай куорат. Якутскай, 1950, с. 37 (на якутском языке); Сафронов Ф. Г. Город Якутск в XVII — начале XIX века. Якутск, 1957, с. 70; Иванов В. И. Возникновение Якутска и его роль в социально-экономическом развитии края. — В кн.: Города феодальной России. М., 1966, с. 343 — 349.
2 Токарев С. А. Очерк истории якутского народа. М., 1940, с. 41 — 44.
3 ЦГАДА, СП, стлб. 368, л. 171.
4 ДАИ, т. II, с. 269 - 270.
5 ЦГАДА, ф. 199 (Портфели Миллера), д. 481, порт. 7, л, 141
6 Ионова О. В. Из истории якутского народа. Якутск, 1945, с. 29
7 ДАИ, т. II, с. 266; Якутия в XVII веке. Очерки. Якутск, 1957, с. 32; Попов Г. А. Якутск. Очерки из его прошлого. Архив Якутского филиала СО АН СССР, ф. 4, оп. 7, д. 10, л. 18.
8 Архив ЛОИИ, ф, 160, оп. 1, картон 3, стлб. 14, лл. 1 — 13.
9 ЦГАДА, СП, стлб. 274, л. 188.
10 ДАИ, т. II, с. 266.
11 Иванов В.И. Образование Якутского уезда. — В кн.: Якутский
архив. Якутск, 1964, вып. 2, с. 80.
12 ЦГАДА, СП. стлб. 274, л. 188.
13 Окладников А. П. История Якутской АССР, т. I. М. — Л., 1955, с. 402
14 Токарев С.А. Общественный строй якутов XVII — XVIII веков. Якутск, 1945, с. 165.
15 ЦГАДА, СП, стлб. 274, л. 188.
16 Там же, ф. 199, д. 481, порт. 7, л. 141.
17 Фишер И. Сибирская история. СПб., 1774, с. 358.
18 ЦГАДА, СП, стлб. 274, лл. 189 — 190; Колониальная политика Московского государства в Якутии XVII века. Сборник документов. Л., 1936, с. 12, 32.


Воспроизводится по:

ГОРОДА СИБИРИ (ЭКОНОМИКА, УПРАВЛЕНИЕ И КУЛЬТУРА ГОРОДОВ СИБИРИ В ДОСОВЕТСКИЙ ПЕРИОД) Ответственный редактор канд. истор. наук О. Н. Вилков ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ НОВОСИБИРСК 1974 г.
 



Источник: ГОРОДА СИБИРИ (ЭКОНОМИКА, УПРАВЛЕНИЕ И КУЛЬТУРА ГОРОДОВ СИБИРИ В ДОСОВЕТСКИЙ ПЕРИОД)
Категория: Сафронов Ф.Г. | Добавил: ostrog (2012-08-04)
Просмотров: 2808 | Рейтинг: 5.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 

Login Form

Поиск по каталогу

Friends Links

Site Statistics

Рейтинг@Mail.ru


Copyright MyCorp © 2006
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz