ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ СООРУЖЕНИЯ САЯНСКОГО ОСТРОГА - Скобелев С.Г., Шаповалов А.В. - С - Каталог статей - Города и остроги земли Сибирской
Site Menu

Категории каталога
Савосина Н.Г. [1]
Садовникова А.А. [1]
Санжиева Т.Е. [1]
Санников А.П. [1]
Сафронов Ф.Г. [1]
Седельников В. [1]
Сельский И. [1]
Семенов О.В. [1]
Семенова В.И. [1]
Сергеев О. И., Чернавская В. Н. [1]
Сизикова И.В. [1]
Силаева И.А. [1]
Симачкова Н.Н. [1]
Симбирцева Т.М. [2]
Скобелев С.Г. [4]
Скобелев С.Г., Чуриков Р.С. [2]
Скобелев С.Г., Шаповалов А.В. [1]
Скульмовский Д. О. [3]
Словцов П.А. [1]
Смирнов Д.И. [1]
Смирнов М.В. [1]
Соколовский И.Р. [2]
Солодкин Я. Г. [32]
Соломин А.В. [1]
Сорокин Н. В. [1]
Софронова М.Н. [1]
Спасский Г.И. [1]
Старков В.Ф. [1]
Степанов Д. [1]
Строгова Е.А. [1]
Струков Д. П. [1]
СУВОРОВ Н. [1]

Роман-хроника
"ИЗГНАНИЕ"

Об авторах
Иллюстрации
По страницам романа
Приобрести
"Сказки бабушки Вали"


Site Poll
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1203

Начало » Статьи » С » Скобелев С.Г., Шаповалов А.В.

ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ СООРУЖЕНИЯ САЯНСКОГО ОСТРОГА

Оборонительные сооружения являются первым и важнейшим компонентом материальной культуры русских первопроходцев Сибири. Они наглядно зафиксировали приемы и навыки трудовой деятельности, принесенные в районы освоения, изменения, происходящие в них под влиянием мастных условий, общий характер развития русского деревянного военного зодчества и степень влияния на него общеевропейской культуры и архитектуры.
В настоящее время работы о русском деревянном строительства занимают значительное место в сибиреведении. Одним из перспективных направлений в этой области является привлечение археологических данных. Благодаря археологическим исследованиям в Мангазее; Зашиверске, Илимском, Томском, Красноярском, Казымском, Кузнецком, Братском, Албазинском и других острогах успешно решаются многие проблемы истории развития русской архитектуры в целом и ее региональных особенностей 1.
Вне поля зрения исследователей оставались до сих пор малые пограничные крепости Южной Сибири, возникшие в ХVIII в. одной из них является первое русское поселение на юге Приенисейского края – Саянский острог, построенный в 1718 г. Немногочисленные письменные источники дают некоторое представление о его внешнем виде. Сохранились описания острога, сделанные в 1735, 1741-42 гг. Это «одно строение, вокруг острога заплот рубленой в лапу. По углам 4 башни, пятая башня проезжая – к бору, а к Енисею реке – ворота проезжие и вокруг оного острога выкопан ров и позади рва – надолбы. А в этом месте имеется 2 избы, да 4 избы под башнями, 2 анбара да анбар на берегу Енисея». Острог занимал площадь в 50 кв. сажен2. Как видно, описание это очень краткое, оно не дает представления об архитектурных особенностях крепостных строений. Еще более лаконичное описание сделано академиком П. С. Палласом, который посетил острог в 1773 г.: «Он состоит из четвероугольной деревянной крепости, обведенной рвом и окруженной рогатками, величиною 50 сажена квадратных, по углам с башнями, и двои ворота, внутри построены 5 казарм, магазейн, пороховой погреб... хотя впрочем строение изрядное»3.
[139]Поскольку планов острога не сохранилось, для изучения его планировки имеет смысл привлечь данные археологических работ, проводившихся нами на его территории, начиная с 1986 г. 4 Сейчас острог – квадратное в плане сооружение, стоящее на высокой террасе правого берега р. Енисей в 10-12 км от его выхода из Саянcкого каньона. Он состоит из системы валов и рвов, окружающих крепость с трех напольных сторон. Высота вала – 1,5-2 м, ширина у основания – 2,5-3,5 м. Четвертой стороной укрепления служит обрывистый берег Енисея (рис. 1). Стратиграфические и планиграфические наблюдения, сделанные Ю. С. Худяковым при раскопках курганного могильника Соян-Сее, расположенного вне острога у его северо-восточного угла позволили автору предположить, что земляные укрепления существовали здесь еще до сооружения могильника, датируемого XII-XIV вв.5 Находки на площади острога отдельных предметов культур до русского населения дают возможность уточнить датировку земляных укреплений. Вероятно, они были сооружена в VIII в. енисейскими кыргызами под угрозой уйгурского вторжения из-за Саян и использовались, возможно, с некоторыми перерывами вплоть до прихода русских. Русским первопроходцам, как можно предполагать, пришлось только подновить их и вписать сюда деревянные конструкции. В результате раскопок острога было вскрыто более 1000 кв. м северной части его двора; при этом обнаружены две угловые башни и сохранившаяся часть остатков укреплений всей северной стороны острога, а также небольшой участок стены западной его стороны. Был выполнен и разрез вала и рва западной стороны острога у его северо-западной башни.
БАШНИ. Вначале были обнаружены остатки северо-восточной угловой башни (рис. 1). Сохранились два нижних венца сруба 6,2 х 6,2 м, Он был срублен в обло из бревен диаметром 30-40 см. Внутри помещения сохранились остатки пола из горбылей шириной до 30 см, толщиной до 20 см (скорее всего, половинки расколотых на две части бревен лиственницы). Пол уложен на три поперечных лаги, поверх пола располагался слой коры лиственницы – вероятно, остатки дранки, которой была покрыта крыша. Вход в башню находился с южной стороны, дверь – в слева от юго-восточного угла здания. Здесь сохранились два параллельно расположенных столба высотой 80 см. Они, скорее всего, служили опорами крыльца. Слева от входа, в юго-западном углу помещения, обнаружен развал [140] печи, сложенной из крупного галечника, скрепленного и обмазанного глиной. Из-за плохой сохранности этого сооружения форму печи проследить не удалось. Щели между бревнами стен были замазаны глиной. Внутреннее помещение башни использовалось в качестве жилья, (казармы) для казаков. Об этом свидетельствуют как письменные источники, цитированные выше, так и археологические находки на площади башни (в большинстве своём – предметы повседневного быта). Во внутренних стенах башни, видимо, были слюдяные окна (остатки слюдяных пластин с отверстиями для прошивания найдены повсюду па площади городища).
Остатки второй, северо-западной, башни сохранились несколько лучше. Это квадратный сруб в два венца, рубленый в обло (рис. Длина бревен 6, 2x6, 2 м, диаметр 35-40 см, Пол, как и в северо-восточной башне, сделан из горбылей шириной до 30 см, толщиной 15-20. см, уложенных на три поперечных лаги. Вход находился в I к слева от юго-восточного угла. Об этом свидетельствуют два скатившихся бревна, видимо, оформлявших когда-то вход. Большая част пола башни перекрыта слоем песка, который, вероятно, служил для утепления потолка. Помещение это ремонтировалось, т. к. под лагами пола обнаружены остатки досок предыдущего покрытия. В целом же, северо-западная башня – точная копия северо-восточной. Они строились по одному образцу, согласно общему плану. Можно полагать, что и остальные угловые башни имели сходную конструкцию.
СТЕНЫ. При раскопках были выявлены два вида стенных конструкций. С восточной стороны к северо-западной башне примыкают остатки двух продольных венчаных стен, соединенных поперечными перегородками, что в итоге составляло помещения размером 6x6 м (рис. 1), Для возведения стен использовались бревна диаметром до 30 см. Поперечники врубались в лапу. Сохранились остатки двух клетей и остатки отдельных углов, входящих в общую конструкцию стены (рис. 1). Такие ограды были характерны для деревянной русской средневековой архитектуры и бытовали до XVIII в. Внутренние помещения клетей в крепостях по западной границе засыпались камнями или землей. Такая конструкция могла противостоять осадной артиллерии6. В Сибири, где подобной опасности не было и к тому же климатические условия не способствовали проведению больших земляных работ, клети оставались полыми; иногда в них устраивались нижние бойницы, как это было в Мангазееи Тобольске7. Система [141] полых стен позволяла создать эффективную оборону по всему периметру крепости. В Саянском остроге полые клети в стене, кроме чисто оборонительных, выполняли еще и хозяйственные функции. В них прямо на землю, без лагов, настилался пол и они служили хозяйственными или складскими помещениями. Так одна из клетей, вероятно, использовалась для сушки или хранения сетей и других орудий рыбной ловли (судя по большому количеству обнаруженных здесь грузил для сетей, рыболовных крючков и рыбьей чешуи). Техника строительства полых клетей, описанная выше, называлась у русских «тарасной». В описании же Саянского острога говорится: «... вокруг острога заплот, рубленный в лапу»8. Заплот – это конструкция из горизонтально уложенных друг на друга бревен, концы которых могут быть укреплены в пазах вертикально стоящих столбов9. Т. е., «заплот, рубленный в лапу», видимо, и есть тарасная конструкция, где вместо вертикальных столбов врубались поперечные стены. В Саянском остроге, судя по остаткам деревянных сооружений, большая часть стены была построена именно в описанной технике. Северная стена, однако, не целиком состояла из «тарасов». Часть её, притекающая к северо-восточной башне, имела несколько иную конструкцию. Так у северо-восточной башни наедены хорошо сохранившиеся бревна стены, сложенные в лапу под углом 150 градусов друг к другу (рис. 1). Они составляют угол, выступающий за общую прямую линию стены. Одна сторона угла примыкает к внешней, обращенной к реке, стене башни. Другая сторона на западе доходит до угла из двух бревен (рис. I). К сожалению, при сооружении в данном секторе в 1956 г. геодезического знака постройка в этом месте не сохранилась. Но угол, бесспорно, относится к одной из клетей стены. С внутренней стороны заплота прямо напротив угла сохранились основания двух вертикально стоящих столбов. Они являлись опорами боевой площадки-помоста, идущего вдоль стены. Помост служил, вероятно, для установки пушки, т. к. 4 пушки острога во время военной угрозы вывозились из башен на специальные помосты – батареи. Об этом упоминает в своем рапорте поручик Козьмин, инспектировавший острог в 1763 г.: «Вокруг всей крепости изнутри около заплота на возвышенных для ружейного стреляния на столбах, батареях (разрядка наша – С. С; А. Ш.) помосты и переклады также на башни для пушек выезды все погнили»10. Подобный выступ прослеживается и на примыкающем с юга к северо-западной башне небольшом раскопанном [142] участке западной стены острога. Т. е., Саянский острог при геометричности общего плана, в реальности был многоугольным сооружением, подобно некоторым другим в Сибири (Кузнецкий острог по С. Ремезову, Анюйская крепость в Заполярье)11. Тупоугольные площадки, выступающие за стены крепости (батареи и выезды), были, скорее всего, заимствованы у западноевропейской фортификационной, науки, которая широко внедрялась в русское военное строительство, особенно с петровских времен. Подобная многоугольная конфигурация стен, при всей её эффективности, имеет один существенный недостаток: внутренние углы создают «мертвые пространства», недоступные для обстрела защитниками. Это значительно снижает обороноспособность при быстром штурме. Для Саянского острога такая опасность практически отсутствовала, т. к. в северной стене выступает только один угол, который к тому же оснащен самым мощным оружием (пушкой), направленным в стороны вероятной опасности, к реке, служившей зимней дорогой. кочевников из-за Саян.
К сожалению, значительный массив северной стены не сохранился, в том числе и её часть, содержащая ворота, выходящие к Енисею. О конструктивных особенностях этой части можно строить лишь предположения, основанные на аналогах, известных в Сибири. Анализ их позволяет выполнить графическую реконструкцию северной части укрепления острога (рис. 2).
ВАЛ и РОВ. Валы и рвы всегда были главными элементами оборонительной системы русских крепостей. В Сибири при строительстве острогов они сооружались повсеместно. Известно, что в ходе возведения Саянского острога и в течение первого года его существования ров здесь так и не был выкопан12. Вероятно, не насыпали и вал, т. к. чаще всего он сооружался из вынутого при копке рва грунта. Сделано это было лишь на следующий год13. Для выяснения структуры вала и рва нами был выполнен их разрез на самом окончании западной стороны у северо-западной башни острога. Разрез прошёл поперёк вала и рва, начиная с внутренней поверхности городище и кончая площадью вне его. К моменту раскопок окончание вала здесь представляло оплывшее и задернованное возвышение высотой около 80 см и шириной около 4 м, а ров – заплывшее углубление глубиной около 50 см и шириной около 3 и. В результате раскопок выяснилось, что вал был сложен из речной гальки с супещаным заполнением [143] с первоначальной высотой, видимо, до 1, 5 м. Материал для его сооружения, несомненно, был получен при копке рва в материковом грунте, представляющем собой бывшее речное дно (галечник с супещаным заполнением). Сам ров имел первоначальную глубину до 2 м при ширине около 2 м на поверхности и I м на дне (рис. 3), Т. е., ров и вал Саянского острога представляли собой довольно крупные сооружения, составлявшие важный элемент в системе обороны и на участке, раскопанном нами, они были выполнены не в эпоху средневековья, как, возможно, часть вала и рва восточной стороны, а в ходе достройки самого острога.
В итоге проведённого нами археологического изучения получены определённые материалы почти по всем составляющим элементам системы обороны Саянского острога – башням, стенам, валу и рву. Нет лишь данных, касающихся упоминаемых в источниках надолбов и рогаток позади рва, что объясняется особенностями их конструкций, практически не оставляющих следов на земле.
Исходя из изложенных материалов, мы можем сделать вывод, что Саянский острог относится к типу русских оборонительных сооружений, имеющих в плане правильную геометрическую форму. Оборонительным линиям острога сознательно придана общая форма прямоугольника, что характерно для сооружений подобного назначения, создаваемых на ровной поверхности, где лишь с одной стороны мог существовать природный рубеж обороны, в данном случае – крутой и высокий берег Енисея. Укрепления данного типа не являются преобладающими для Сибири в XVI-XVIII вв. Чаще всего остроги строились в таких точках местности, где можно было максимально использовать природные рубежи обороны. Н. П. Крадин отмечает, что в Сибири «неблагоприятные климатические условия не позволяли производить большие земляные работы, поэтому для крепостей выбирались наиболее защищенные и удобные места»14. Известно, что и Саянский острог первоначально должны были построить на противоположном, левом берегу Енисея, непосредственно у подножия Западного Саяна, на месте «означенном» для этого специально побывавшей там предварительно комиссией15. И факт переноса места расположения острога с более высокого, левого берега на низменный и ровный правый можно объяснить, видимо, в числе других причин тем, что здесь уже существовали остатки каких-то древних укреплений, которые оставалось только подновить, не затрачивая таких больших усилий, как [144] это требовалось бы в первоначально выбранном пункте. Какой могла быть форма этих древних укреплений, оказать невозможно. Но, поскольку укрепление располагалось на ровной местности, оно, скорее всего, должно было иметь форму прямоугольника, что являлось , бы наиболее рациональным решением в данных условиях. В то же время и русские фортификаторы в Сибири во второй половине ХVII в. переходят к строительству крепостей по типовым проектам. Их конфигурация становится геометрически правильной. Основной тип крепости с того времени – четырехугольная конструкция о глухими башнями по углам и одной, проезжей, в середина стены, обращенной к дороге. Именно так и выгладит Саянский острог, построенный, несомненно, в соответствии с требованиями «Устава ратных, пушечных и других дел, касающихся до воинской науки», написанного в ХVII в. Острог имеет и некоторые особенности, характерные уже для XVIII в., например, невысокие стены в виде заплотов.
Крепостные сооружения в период освоения Сибири не только играли огромную роль в исторической жизни этого обширного региона, но и представляли собой яркие произведения архитектуры, особо сильное впечатление производившие на местных жителей, не знакомы: ранее ни о чем подобным. Не имея сейчас никакого практического значения, памятники оборонного зодчества, в том числе и Саянский острог, отражают наше историческое прошлое, осуществляя связь времен и являясь ценнейшим культурным наследием.

Примечания

1. Белов М.И., Овсянников О.В., Старков В.Ф., Мангазея. – Ч. 1. -Л., 1980; 4. 2. -M. . I98I; Окладников А.П., Гоголев З.В., Ащепков Е.А. Древний Зашиверск. – М., 1977; Васильевский Р.С., Молодин В.И., Седякина В.Ф. Исследования Илимского острога // Древние культуры Приангарья. – Новосибирск, 1978. – С. 215-232; Черная М.П. Томская крепость XVI в. по археологическим источникам // Вопросы этнокультурной истории народов Западной Сибири. – Томск, 1992. – С. 57-76; Николаева И.Б. Раскопки на территории бывшего Красноярского острога // Материалы и исследования по археологии, этнографии и истории Красноярского края. – Красноярск, 1963. – C. 115-123; Крадин. Н.П. Русское деревянное оборонное зодчество. – М., 1988. – С. 130-140; Никитин А.В. Восстановление башен Братского острога // СА. -[145] 1961. – № 4. – С. 281-285; Ширин Ю.В. Археологическое изучение Кузнецкого острога // Разыскания. Историко-краеведческий альманах. – Кемерово, 1990. – Вып. 1. – С. 91-97; Глинский С.В., Сухих В.В. Реконструкция крепостных сооружений Албазинской крепости по археологическим источникам и опубликованным материалам // Запис>ки Амурского областного краеведческого музея и общества краеведов, – Благовещенск. 1992. -Вид. 7. – С. 17-25.
2. Быконя Г.Ф. Заселение русскими Приенисейского края в XVIП в, Новосибирск, 1981. – С. 56.
3. Паллас П.С. Путешествие по разным провинциям Российского государства. – Ч. 3. Кн. 1. СПб., 1788. – С. 542-543.
4. Скобелев С.Г. Отчет о работах по обследованию площади Саянского городища. – Новосибирск, 1987; Скобелев С. Г. Отчет об археологических раскопках в Бейоком, Емельяновеком, Новоселовском и Шушенском районах Красноярского края в полевом сезоне 1988 г. – Новосибирск, 1989.
5. Худяков Ю.С. Киргизский курган Соян-Сеё // Памятники кыргызской культуры в Северной и Центральной Азии. -Новосибирск, 1990. С. 106.
6. Ласковский Ф. Материалы для истории инженерного искусства в России. – СПб., 1858. – 4. 1. – С. 88-89.
7. Крадин Н.П. К вопросу о реконструкции города Мангазеи // Города Сибири (эпоха феодализма и капитализма). -Новосибирск, 1978. -С. 225-230; Кочедамов В. И. Тобольск. Тюмень, 1963. – С. 18.
8. ЦГАДА» ф. 199, порт. Миллера, оп. 2, п. 481, тетр. 5, л. 48.
9. Ласковский Ф. Указ. соч. – С. 87-90.
10. Ватин В.А. Минусинский край в XVIII в. Этюд по истории Сибири. - Минусинск, 1913. – С. 152.
11. Ополовникова Е.А. Русские крепости в Сибирском Заполярье // Памятники быта и хозяйственного освоения Сибири. – Новосибирск, 1989. – С. 72-73.
12. Быконя Г.Ф. Саянский острог – памятник боевого прошлого Красноярья // Памятники истории и культуры Красноярского края. – Красноярск, 1992. – С. 207.
13. Быконя Г.Ф. Саянский острог... – С. 208.
14. Крадин Н.П. Русское деревянное... – С. 69.
15. Быконя Г.Ф. Заселение русскими... . – С. 55.
[146]


Рис. 1. Саянский острог (план с границами> раскопа)

[147]


Рис. 2. Реконструкция северной стены саянского острога

[148]

Рис. 3. Разрез вала и рва (Саянское городище)
Воспроизводится по:

Воспроизводится по:

 Военное дело и средневековая археология Центральной Азии. - Кемерово, 1995.

Категория: Скобелев С.Г., Шаповалов А.В. | Добавил: ostrog (2013-10-29)
Просмотров: 1906 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 1
1  
Все что не делается, все к лучшему

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 

Login Form

Поиск по каталогу

Friends Links

Site Statistics

Рейтинг@Mail.ru


Copyright MyCorp © 2006
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz