Челобитная сибирского служилого человека Астафия Михалевского (1636 год) - Соколовский И.Р. - С - Каталог статей - Города и остроги земли Сибирской
Site Menu

Категории каталога
Савосина Н.Г. [1]
Садовникова А.А. [1]
Санжиева Т.Е. [1]
Санников А.П. [1]
Сафронов Ф.Г. [1]
Седельников В. [1]
Сельский И. [1]
Семенов О.В. [1]
Семенова В.И. [1]
Сергеев О. И., Чернавская В. Н. [1]
Сизикова И.В. [1]
Силаева И.А. [1]
Симачкова Н.Н. [1]
Симбирцева Т.М. [2]
Скобелев С.Г. [4]
Скобелев С.Г., Чуриков Р.С. [2]
Скобелев С.Г., Шаповалов А.В. [1]
Скульмовский Д. О. [3]
Словцов П.А. [1]
Смирнов Д.И. [1]
Смирнов М.В. [1]
Соколовский И.Р. [3]
Солодкин Я. Г. [33]
Соломин А.В. [1]
Сорокин Н. В. [1]
Софронова М.Н. [1]
Спасский Г.И. [1]
Старков В.Ф. [1]
Степанов Д. [1]
Строгова Е.А. [1]
Струков Д. П. [1]
СУВОРОВ Н. [1]

Роман-хроника
"ИЗГНАНИЕ"

Об авторах
Иллюстрации
По страницам романа
Приобрести
"Сказки бабушки Вали"


Site Poll
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1232

Начало » Статьи » С » Соколовский И.Р.

Челобитная сибирского служилого человека Астафия Михалевского (1636 год)

Публикуемая челобитная датируется 5 апреля 1636 г. Ее автор, Астафий Михалевский, «поляк», по его собственному определению, в 1620-1630-х гг. являлся тобольским и томским служилым человеком. Имя Астафий дано было ему скорее всего при «перекрещивании» в православные в момент перехода на русскую службу (об этой практике см.: [Опарина, 2007]). Как его звали до перехода в православие, мы не знаем. Ничего не известно и о периоде его жизни до 1619/20 г. В своей челобитной он сообщил лишь, что был в плену у шведов, а затем добровольно перешел на русскую службу. Фрагмент челобитной, сообщающий о том, когда и при каких обстоятельствах произошли эти события, неразборчив. В 1619/20 г. он был послан, «не знаючи... вины своей», в Тобольск 1.
О жизни и делах А. Михалевского в Сибири благодаря исследованиям историков- сибиреведов известно довольно много. Он упоминается в «Истории Сибири» Г.Ф. Миллера и документальных приложениях к ней [1999. С. 314—315; 2000. С. 154, 155, 412, 415, 416, 417, 424; 2005. С. 81]. О нем писал В.К. Андриевич [1889. С. 44]. В «Обозрении столбцов и книг Сибирского приказа» Н.Н. Оглоблина появляются ссылки на публикуемую нами челобитную и кратко излагается ее содержание [1900. С. 102]. Краткую информацию о деятельности Михалевского в Сибири можно найти в публикациях С.В. Бахрушина [1955. С. 203]. В.П. Грицкевич упоминал его как белоруса [1986. С. 25]. Позднее о Михалевском писали Н.И. Никитин [1988. С. 59, 63], Д.Я. Резун [1993. С. 122—123], И.Р. Соколовский [2004. С. 20, 38, 89, 137, 139, 140, 156, 157, 159], И.П. Каменецкий [2005. С. 59].  
Особо отметим исследовательскую работу Д.Я. Резуна (1945—2012), который долгие годы собирал и систематизировал упоминания о сибирских служилых людях, рассеян[115]ные по исторической литературе и архивным источникам. Собранные данные он заносил в картотеку, которая ныне хранится в Институте истории СО РАН. Есть в ней и сведения об А. Михалевском с точным указанием источника, откуда они были взяты.
Со времен Г.Ф. Миллера в историографии утвердилось мнение, что А. Михалевский, будучи томским сыном боярским, в 1617 г. участвовал в строительстве Кузнецкого острога [Миллер, 1999. С. 314, 315; Андриевич, 1889. С. 44; Каменецкий, 2005. С. 59]. Однако публикуемая челобитная Михалевского свидетельствует, что он был послан из Москвы в Тобольск только в 1619/20 г. Кроме того, описывая свои службы в Сибири, он не упомянул о своем участии в «поставлении» Кузнецка.
Информация Михалевского подтверждается другими источниками. По данным томских окладных книг, он в составе группы из 12 человек (Самсон Навацкий, Павел Рыхлевский, Петр Сабанский, Ян Ржицкий, Астафий Михалевский, Матьяш Хозинский, Андрей Киборский и пять «пахолков 2») в 1621/22 г. был определен «на житье» в Томск. Но по дороге из Москвы к месту назначения вся группа была задержана в Тобольске местным воеводой и определена в тобольский гарнизон. В результате А. Михалевский оказался в числе тобольских детей боярских 3. В тобольском гарнизоне он прослужил десять лет. По данным 1624—1628 гг. Михалевский имел в Тобольске свой двор [Никитин, 1988. C. 59, 63]. В 1629—1630 гг. он исполнял обязанности приказчика слобод на р. Ница [Миллер, 2000. С. 154, 155, 412, 415, 416]. В 1630 г. он еще значился в тобольской окладной книге в чине сына боярского 4 И лишь в 1631/32 г. его из Тобольска перевели в Томск. В 1636/37 г. он числился в томских детях боярских 5.
Информация же об участии Михалевского в строительстве Кузнецка, как мы полагаем, является следствием неточности, допущенной Г.Ф. Миллером, который одного из руководителей строительства – томского сына боярского Остафья Харламова - принял за А. Михалевского [Миллер, 1999. С. 314, 315, 443].
В 1639 г. А. Михалевский сменил Д. Копылова в качестве начального человека в Бутальском зимовье (Якутия). В феврале 1642 г. он и еще несколько служилых людей, будучи «в посылке» на р. Лена, были убиты восставшими якутами 6 [Миллер, 2005. С. 81; Гурвич, 1953, С. 290—292; Соколовский, 2004. С. 20, 38, 89, 137, 139, 140, 156, 157, 159].
Таковы наши сведения о примерно двадцати двух годах, проведенных А. Михалевским в Сибири. Характеризуя его, Д. Я. Резун писал, что он был «личностью незаурядной даже по сибирским масштабам. Человек большой культуры - не раз был в послах к калмыкам и киргизам... Опытный тактик и стратег воинской науки, не боявшийся возражать начальству» [1993. С. 122, 123].
Основную часть своей челобитной Михалевский посвятил критике полководческих способностей А.З. Просовецкого, командовавшего отрядом служилых людей в походе 1635 г. против енисейских кыргызов. Чтобы лучше понять обоснованность замечаний, изложенных в челобитной, необходимо хотя бы кратко описать военную биографию Просовецкого.
Андрей Захарович Просовецкий был одним из активных участников Смуты, выступая в ней ярым приверженцем Лжедмитрия II. Однако, что следует особо подчеркнуть, его деятельность в качестве военачальника в 1609—1611 гг. сопровождалась цепью неудач и поражений. Летом 1609 г. он и его «товарищ» Плещеев, осаждая г. Владимир, не сумели не только взять город, но даже как следует блокировать его. В 1610 г. отряды под командованием Просовецкого последовательно терпят поражение от шведских войск Э. Горна и польско-литовских - А. Лисовского. В марте 1611 г., командуя авангардом Первого ополчения, Просовецкий не смог одолеть у Александровской слободы поляков Н. Струся и отступил к главным силам ополчения. Позже он потерпел поражение в столкновении с отрядом Я. Сапеги, который не позволил ему отсидеться в осаде в Переяславле. Заключительным аккордом [116] военных поражений Просовецкого в годы Смуты стало его изгнание из Суздаля силами Второго ополчения. К концу Смутного времени Просовецкий перестал играть заметную роль. В 1623 г. он с семьей был сослан в Томск. В 1635 г. ему было поручено командование упоминавшимся походом против енисейских кыргызов. Этот поход чуть было не закончился трагически. Умер А. Просовецкий, вероятно, в конце 1640-х гг. [Бахрушин. 1955. С. 172; Русский биографический словарь, 1910. С. 69—72; Эскин, 1976. С. 112].
Челобитная А. Михалевского повествует о том, как ее автор и А. Просовецкий взаимодействовали в боевой обстановке 1635 г. и после выхода из нее. Она содержит массу интересных подробностей о военной тактике русских и их противников - кыргызов, тех подробностей, которые позволяют понять, какими методами противоборствовавшие стороны стремились достичь победы либо избежать полного разгрома. Особенно ценна она тем, что демонстрирует разные тактические приемы, которые в ходе боя с кыргызами использовали Михалевский и Просовецкий. Приемы, надо полагать, определялись разным предшествовавшим военным опытом, имевшимся у двух этих людей. А. Михалевский в челобитной указывал на свое умение действовать массой конницы, сохранять общий боевой порядок и смело атаковать противника в конном строю. Подобные навыки могли быть приобретены им во время службы в армии Речи Посполитой, активно воевавшей в конце XVI—начале XVII в. как с крымскими татарами, так и со шведами. А. Просовецкий, судя по челобитной, демонстрировал иную тактику. Он стремился избежать разгрома путем занятия прочных оборонительных позиций. Возможно, к этому его толкал опыт, приобретенный в 1609—1611 гг. Следует отметить, что сведения челобитной о действиях обоих военачальников вполне соответствуют современным научным представлениям о тактике московской конницы того времени [Курбатов, 2005. С. 193—213]. Это, на наш взгляд, является свидетельством того, что воинские навыки пленных поляков были весьма актуальны в Сибири XVII в.
Документы публикуются согласно «Правилам издания исторических документов в СССР» 1990 г. с некоторыми изменениями: титул не сокращается (ср. п. 94 Правил), буквенная цифирь сохраняется с раскрытием ее в квадратных скобках, в них же даны восстановленные чтения поврежденных участков текста, комментарии даются курсивом. Нумерация листов архивных документов приводится в круглых скобках.

I. [21 ноября 1636 г. (получение)] - Отписка томского воеводы И. И. Ромодановского с товарищами об отправке челобитной А. Михалевского.

II. [5 апреля 1636 г.] - Челобитная А. Михалевского.


Примечания:
 
1 РГАДА. Ф. 214. Оп. 3. Стб. 53. Л. 362—365.
2 Pacholek (польск.) - слуга, помощник.
3 РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Кн. 70. Л. 49—57 об.
4 Там же. Кн. 27. Л. 5. Эти сведения из картотеки Д.Я. Резуна. Ему их сообщил новосибирский историк А.А. Бродников.
5 РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Кн. 70. Л. 49—57 об.
6 Там же. Кн. 153. Л. 100.

Список литературы

Андриевич В.К. История Сибири. СПб., 1889. Ч. 1. 220 с.
Бахрушин С.В. Енисейские киргизы в XVII в. // Бахрушин С. В. Науч. тр. М.: Изд- во АН СССР, 1955. Т. 3, ч. 1. С. 176-224.
Грицкевич В.П. От Немана к берегам Тихого океана: [О белорус. исследователях Сибири и Дальнего Востока]. Минск: Полымя, 1986. 303 с.
Гурвич И.С. Эксплуатация царизмом коренного населения Якутии // Якутия в XVII веке: Очерки / Под ред. С. В. Бахрушина, С. А. Токарева Якутск: Якут. кн. изд-во, 1953. С. 255-303.
Каменецкий И.П. Русское население Кузнецкого уезда в XVII - начале XVIII в.: проблемы жизнедеятельности в условиях фронтира Южной Сибири. Омск: Тип. ИП Долгов Р. Н., 2005. 340 с.
Курбатов О.А. Морально-психологические аспекты тактики русской конницы в середине XVII века // Военно-историческая антропология: Ежегодник, 2003/2004. М.: РОССПЭН, 2005. С. 193-213.
Миллер Г.Ф. История Сибири. М.: Вост. лит., 1999. Т. 1. 630 с.
Миллер Г.Ф. История Сибири. М.: Вост. лит., 2000. Т. 2. 796 с.
Миллер Г.Ф. История Сибири. М.: Вост. лит., 2005. Т. 3. 598 с.
Никитин Н.И. Служилые люди в Западной Сибири XVII в. Новосибирск: Наука, 1988. 254 с.
Оглоблин Н.Н. Обозрение столбцов и книг Сибирского приказа (1592-1768 гг.). М., 1900. Ч. 3: Документы по сношениям местного управления с центральным. 393 с.
Опарина Т. А. Иноземцы в России XVI- XVII веков: Очерки исторической биографии и генеалогии. М.: Прогресс-Традиция, 2007. Кн. 1. 384 с.
[119]  Резун Д.Я. Родословная сибирских фамилий: История Сибири в биографиях и родословных. Новосибирск: Наука, 1993. 246 с.
Русский биографический словарь. СПб., 1910. Т. 15. 560 с.
Соколовский И.Р. Служилые иноземцы в Сибири XVII века (Томск, Енисейск, Красноярск). Новосибирск: Сова, 2004. 209 с.
Эскин Ю.М. Дмитрий Пожарский. Исторические очерки // Вопр. истории. 1976. № 8. С. 107119.

Воспроизводится по:

Вестник НГУ. Серия: История, филология. 2013. Том 12, выпуск 1: История. С. 114—119.

Категория: Соколовский И.Р. | Добавил: ostrog (2018-11-27)
Просмотров: 23 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 

Login Form

Поиск по каталогу

Friends Links

Site Statistics

Рейтинг@Mail.ru


Copyright MyCorp © 2006
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz