СТАНОВЛЕНИЕ ПРИКАЗНОЙ АДМИНИСТРАЦИИ В СИБИРИ (КОНЕЦ XVI-НАЧАЛО XVII вв.) - Солодкин Я. Г. - С - Каталог статей - Города и остроги земли Сибирской
Site Menu

Категории каталога
Савосина Н.Г. [1]
Садовникова А.А. [1]
Санжиева Т.Е. [1]
Санников А.П. [1]
Сафронов Ф.Г. [1]
Седельников В. [1]
Сельский И. [1]
Семенов О.В. [1]
Семенова В.И. [1]
Сергеев О. И., Чернавская В. Н. [1]
Сизикова И.В. [1]
Силаева И.А. [1]
Симачкова Н.Н. [1]
Симбирцева Т.М. [2]
Скобелев С.Г. [4]
Скобелев С.Г., Чуриков Р.С. [2]
Скобелев С.Г., Шаповалов А.В. [1]
Скульмовский Д. О. [3]
Словцов П.А. [1]
Смирнов Д.И. [1]
Смирнов М.В. [1]
Соколовский И.Р. [2]
Солодкин Я. Г. [32]
Соломин А.В. [1]
Сорокин Н. В. [1]
Софронова М.Н. [1]
Спасский Г.И. [1]
Старков В.Ф. [1]
Степанов Д. [1]
Строгова Е.А. [1]
Струков Д. П. [1]
СУВОРОВ Н. [1]

Роман-хроника
"ИЗГНАНИЕ"

Об авторах
Иллюстрации
По страницам романа
Приобрести
"Сказки бабушки Вали"


Site Poll
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1207

Начало » Статьи » С » Солодкин Я. Г.

СТАНОВЛЕНИЕ ПРИКАЗНОЙ АДМИНИСТРАЦИИ В СИБИРИ (КОНЕЦ XVI-НАЧАЛО XVII вв.)

Уже вскоре после «Ермакова взятия» «Сибирского царства» в этом крае - теперь «далечайшей вотчине» московских государей - начала складываться воеводская система управления. Ее составной частью стал приказный аппарат [1].
По утверждению Н.А. Миненко, еще в числе основателей Тюмени находился дьяк Иван (или Андрей) Мясной [2]. Это явное заблуждение, [23] И.Н. Мясной, вместе с В.Б. Сукиным заложивший первый русский город в Сибири, являлся выборным дворянином по Туле [3]. Кстати, за конец XVI − начало XVII столетий сведениями о службе в Тюмени подьячих и тем более дьяков мы не располагаем.
В 1598/99 г., т. е. в первые месяцы царствования Бориса Годунова, в связи с усложнением функций управления образуется Тобольский разряд, и в «первоимянитый» отныне город Сибири [4] в числе новых администраторов назначили дьяка Т.А. Витовтова [5]. Вместе с ним в город, прозванный «реки ради Тоболы», приехал подьячий С.В. Головин (который, уже будучи дьяком, в 1628/29 г., умер, не доехав до Томска, куда был отправлен служить) [6]. Два года спустя Т.А. Витовтова сменил Т.В. Кудрин, вступивший в конфликт с главным воеводой Ф.И. Шереметевым. Последний жаловался в Москву, что дьяк его не слушает, «разодрал» царский наказ, а если верить заявлению приказного (накануне бывшего столичным подьячим), будущий знаменитый боярин его «бил не про государево дело» [7]. В 1602/03-1604/05 гг. в «златоразрядном граде» Сибири дьяком являлся В.Н. Панов, на протяжении последующих двух лет - Ф.Ф. Голенищев (В представляющем Нарышкинскую редакцию Сибирского летописного свода (далее - СЛС) Абрамовском списке Голенищев ошибочно именуется Иваном) [8]. С 1607/08 до смерти в 1612/13 г. (после чего его «переменил И.Г. Булыгин), иначе говоря, во время московской Смуты, в тобольской воеводской «коллегии» состоял Н. Федоров, ранее несший службу в ведавшем Сибирью приказе Казанского дворца [9]. Как читаем в Книге записной (далее - КЗ) - старшей редакции СЛС, в 1608/09 г. вместе с новым воеводой князем И.М. Катыревым-Ростовским (сменившим умершего «на Верхотурье», так и не добравшись до Тобольска, окольничего М.М. Салтыкова), «приехал с Москвы в Тобольск в съезжую избу подьячий» И.А. Хапугин, «а к Москве взят опять при Борисе Ивановиче», - продолжает летописец [10]. Очевидно, здесь допущена ошибка, речь должна идти о царе Василии Ивановиче, «от» которого в 1607/08 г. в сибирскую столицу «были посланы» «начальные люди» на смену прежним, а не втором воеводе Б.И. Нащокине.
Известно также, что с 1609 г. свыше 30 лет в тобольской приказной избе нес службу подьячий С. Кляпиков [11].
В 1595/96 г. дьяком в Березове являлся П. Жуков [12]. Это единственное упоминание о приказном такого ранга в «Сибирской стране» (помимо Тобольска) в течение первых трех десятилетий после ее завоевания «дружиной» Ермака. Возможно, отправка П. Жукова за «Камень» связана со стремлением правительства наладить управление краем после подавления затянувшегося как минимум на полгода восстания в Березовском уезде.
О подьячих в городах нового «царства» московских самодержцев [24] (помимо Тобольска) сохранились только отрывочные данные. В Пелыме чуть ли не с основания (1593 г.), причем около полувека, «сидел» П. Степанов. (Об этом известно благодаря челобитной его внука Г.В. Путилова, тоже подьячего «безхлебного» «Пелымского города») [13]. Согласно наказу о «поставлении» Тары (1594 г.), с князем А.В. Елецким из Москвы «для письма» направлялся подьячий К. Иванов, которому надлежало «быть у государевых у всяких дел..., и государевы всякие дела писать». Ему устанавливалось жалование: 4 четверти муки, осьмина круп, осьмина толокна [14]. В самом начале существования Верхотурья (считавшегося «пригородком» Тобольска [15] и «воротами» в Сибирь), мы застаем там подьячего А. Ермолина. Он возил, в частности, из выстроенного в 1598 г. на левом берегу Туры города в Москву «ясачную и поминочную казну» [16]. Игнатий - отец тобольского подьячего Василия Игнатьева - без малого полвека занимал ту же должность в верхотурской «съезжей избе, в денежномъ и ясачномъ столехъ, как с Лозвы на Верхотурье и город переведен - с 101 до 150 (когда умер, - Я. С.) году» [17]. По сообщениям Головинской и Нарышкинской редакций СЛС, подьячим с приписью в Верхотурье в 1612/13-1614/15 гг. был Василий Спицын, а в течение последующих четырех лет - Василий Ильин (в КЗ он называется Василием Тимофеевым) [18]. Укажем также, что в 1624 г. в Тобольске имелся двор вдовы сургутского подьячего Михаила Авдотьи [19]. Сведений о приказных в Тюмени, Мангазее и Томске, не говоря уже об острогах - Обдорском, Нарымском, Кетском, Туринском, - в начале их существования в нашем распоряжении не имеется. (В Мангазею дьяки стали назначаться с конца 1620-х гг., в «Томский город» - два года спустя; в Тюмени подьячий с приписью, насколько известно, появился лишь в 1687/88 г. [20] Впрочем, томские воеводы В.В. Волынский и М.И. Новосильцев, отвечая на государеву грамоту, привезенную 28 декабря 1608 г. местным казаком Михаилом Казанцем, сообщали, что их предшественники головы М.М. Ржевский и С.А. Бартенев «царскою казною… владеют и торгуют, и подьячева не посылают». «Ставивший» Томск в 1604 г. дед служилого человека П.И. Лаврентьева лет 30 был там подьячим приказной избы. О туринском подьячем И. Гладышеве есть свидетельства за первые «послесмутные» годы [21]).
Таким образом, на рубеже XVI-XVII столетий в структуре воеводской власти Сибири сложился приказный аппарат (как и на других окраинах России, пожалуй, кроме южной [22]). С 1598/99 г. в помощь воеводам и письменным головам в Тобольск, который С.У. Ремезов назвал «первым стольным во всех городех» (как самый ранний и главный разрядный центр), стали посылать по одному дьяку. Еще раньше дьяка определили в Березов, но, вероятно, он провел там лишь несколько месяцев. В «начальнейшем граде» Сибири приказные такого статуса [25] служили по два года, как и воеводы с письменными головами. Только «годованье» Н. Федорова затянулось на пять лет [23], что объясняется условиями «разорения русского». В Тобольске, Верхотурье, Пелыме, Таре, Сургуте несли службу (иногда до полувека) и подьячие; вполне возможно, что они входили в состав местной администрации и в Березове, Мангазее, Томске. Дьяки и подьячие вели делопроизводство «съезжих изб». Представители сибирской приказной администрации (в чем, между прочим, состояла ее специфика) занимались сбором, а порой и доставкой в Москву ясака и «поминок».
Изучение раннего этапа истории приказного аппарата Сибири подтверждает тезис о том, что там «правительство с самого начала проводило целенаправленную политику по утверждению свойственных более высокому (чем в Поморье, - Я. С.) уровню централизации черт» [24].

Примечания

1. Вершинин Е.В. Воеводское управление в Сибири (XVII век). Екатеринбург, 1998. С. 27. В историографии его судьба прослеживается только с 30-х гг. XVII в. См., напр.: Копылов А.Н. Органы центрального и местного управления в Сибири в конце XVI — XVII вв. // Изв. Сибир. отдел. АН СССР: Сер. обществ. наук. 1965. № 9. Вып. 3. С. 85.
2. Миненко Н.А. Тюмень: Летопись четырех столетий. Тюмень, 2004. С. 42, 43. Мнение М.И. Белова, что Ф. Дьяков, посланный в Мангазейскую землю в 1597/98 г., был дьяком Казанского приказа или даже думным дьяком, повторенное совсем недавно (Булатов В.Н. Русский Север: Уч. пос. для вузов. М., 2006. С. 231), ошибочно. См.: Обдорский край и Мангазея в XVII веке: Сб. док. Екатеринбург, 2004. С. 169; Российская крепость на южных рубежах: Документы о строительстве Ельца, заселении города и окрестностей в 1592-1593 годах. Елец, 2001. С. 46-47. Ср.: С. 54.
3. Глазьев В.Н., Тропин Н.А. Документы о строительстве Ельца, заселении города и окрестностей в 1592-1593 годах как исторический источник//Российская крепость на южных рубежах... С. 11; Солодкин Я.Г. Основатели Тюмени В.Б. Сукин и И.Н. Мясной // Земля Тюменская: Ежегодник Тюмен. обл. краевед. музея (далее - ЗТ): 2003. Тюмень,
2004. Вып. 17. С. 44-45.
4. Обозрение столбцов и книг Сибирского приказа (1592-1768 гг.) / Сост. Н.Н. Оглоблин. М., 1900. Ч. 3. С. 212-213. Подробнее см.: Солодкин Я.Г. Когда Тобольск стал «стольным градом» Сибири? // ЗТ: 2002. Тюмень, 2003. Вып. 16. С. 98-103.
Примечательно, что почти одновременно - с января 1599 г. - управление «Закаменьской страной» перешло в ведение Казанского приказа. Утверждение, что «до конца XVI в. Сибирь находилась в компетенции Посольского приказа и тем самым как бы косвенно признавалась пограничной территорией» (Шишкин В.И. Государственное управление Сибирью в XVII — XIX веках: основные особенности организации и функционирования // Проблемы истории местного управления Сибири конца XVI — XX веков: Мат-лы третьей регион. науч. конф. Новосибирск, 1998. С. 5), не отличается точностью, см.: Павлов А.П. Приказы и приказная бюрократия (1584-1605 гг.) // Ист. записки (далее - ИЗ). М., 1988. Т. 116. С. 200-201.
5. Разрядная книга 1559-1605 гг. М., 1974. С. 322; Полное собрание русских летописей (далее - ПСРЛ). М., 1978. Т. 34. С. 237; Там же. М., 1987. Т. 36. С. 140, 190. Ср.: С. 74, 98; Разрядная книга 1475-1605 (далее - РК). - М., 1994. Т. 4. Ч. 1. С. 65, и др. О Т.А. Витовтове см., напр.: Любомиров П.Г. Очерк истории нижегородского ополчения 1611-1613 гг. М., 1939. С. 276; Веселовский С.Б. Дьяки и подьячие XV-XVII вв. М., [26] 1975. С. 94.
6. ПСРЛ. Т. 36. С. 140, 149, 369; Веселовский С. Б. Дьяки и подьячие... С. 121. См. также: Рыбалко Н.В. Система управления в нижегородском ополчении // Мининские чтения: Тр. науч. конф. (далее - МЧ). Нижний Новгород, 2007. С. 156-158.
Заметим, что в перечнях сибирских администраторов рубежа XVI — XVII вв. подьячие не упоминаются. См., напр.: Вершинин Е.В. Воеводское управление в Сибири. С. 151-180; Вилков О.Н. Некоторые аспекты административной и строительной культуры Тобольска в конце XVI - начале XVIII в. Новосибирск. 1999. С. 5-7.
7. Открытия русских землепроходцев и полярных мореходов XVII века на северо-востоке Азии: Сб. док. М., 1951. С. 52; Разрядная книга 1550-1636 гг. М., 1976. Т. 2. Вып. 1. С. 186; РК. Т. 4. Ч. 1. С. 114, 126-127; ПСРЛ. Т. 36. С. 74, 141, 191. Ср.: С. 98; Корецкий В.И. История русского летописания второй половины XVI - начала XVII в. М., 1986. С. 239; Рос. гос. архив древних актов. Ф. 181. № 118. Л. 253-253 об. О Т.В. Кудрине см.: Веселовский С.Б. Дьяки и подьячие. С. 271.
8. Белокуров С.А. Разрядные записи за Смутное время (7113-7121 гг). М., 1907. С. 85, 140, 156, 241; ПСРЛ. Т. 36. С. 74, 98, 142, 192; РК. М., 2003. Т. 4. Ч. 2. С. 54; Веселовский С.Б. Дьяки и подьячие... С. 120, 395 и др.
Г.А. Леонтьева ошибается, утверждая, что Ф.Ф. Голенищев (ранее дьяк приказа Большого прихода и Большого дворца) был назначен в Тобольск в 1608 г. (Леонтьева Г.А. Организация приказного делопроизводства в Сибири и профессиональная подготовка сибирских подьячих в XVII в. // Развитие культуры сибирской деревни в XVII - начале XX вв. Новосибирск, 1986. С. 9), это случилось в 1605/06 г. В январе 1606 г. Ф.Ф. Голенищев находился в Верхотурье (Бояршинова З.Я. Основание города Томска // Вопросы географии Сибири. Томск, 1953. Сб. 3. С. 45), очевидно, по пути в Тобольск.
9. Белокуров С.А. Разрядные записи... С. 168; ПСРЛ. Т. 36. С. 74, 142, 192; Веселовский С.Б. Дьяки подьячие. С. 72, 406, 543; Леонтьева Г.А. Организация приказного делопроизводства. С. 10; Лисейцев Д.В. Нижегородская четь начала XVII в.: спорные вопросы истории четвертных приказов // МЧ. С. 135.
Некоторые сибирские летописцы именовали Н. Федорова Перфирьевым. С.Б. Веселовский хотел выяснить, «не одно ли лицо» дьяк Нечай Перфирьев с Нечаем Федоровым. Но еще Н.П. Лихачев показал, что отождествлять их нельзя. Кроме того, они оба значатся в боярских списках 1598/99 и 1610/11 гг. См.: Лихачев Н.П. Разрядные дьяки XVI века. СПб., 1888. С. 514-515. Примеч. 1; Сторожев В. Материалы для истории русского дворянства. М., 1908. Вып. 2. С. 86; Боярские списки последней четверти XVI-начала XVII в. и роспись русского войска 1604 г. М., 1979. Ч. 1. С. 182.
10. ПСРЛ. Т. 36. С. 143. В других разновидностях летописного свода, сложившегося в Тобольске в конце XVII в., этого известия нет.
С.Б. Веселовский указывал на начало службы И.А. Хапугина ранее 1624 г. (Веселовский С.Б. Дьяки и подьячие. С. 552).
11. Александров В.А., Покровский Н.Н. Власть и общество: Сибирь в XVII в. Новосибирск, 1991. С. 115, 154.
12. Разрядная книга 1550-1636 гг. Т. 2. Вып. 1. С. 123; РК. М., 1989. Т. 3. Ч. 3. С. 109. О П. Жукове см.: Веселовский С.Б. Дьяки и подьячие... С. 185- 186; Солодкин Я.Г. Воеводы и головы Березова с первых лет его существования // Западная Сибирь: история и современность: Краеведческие записки. Тюмень, 2001. Вып. 4. С. 11.
13. Оглоблин Н. Происхождение провинциальных подьячих XVII века // Журнал Министерства народного просвещения (далее - ЖМНП). 1894. № 9. Отд. 2. С. 126; № 10. Отд. 2. С. 239; Александров В.А., Покровский Н.Н. Власть и общество. С. 115.
[27] 14. Описание Сибирского Царства: Соч. Г.Ф. Миллером. М., 1998. Кн. 1. С. 212. Позднее оклад даже рядовых сургутских казаков был выше. См.: Ульянова А.Е. Сургутское казачество в конце XVI — XVII вв.: численность, состав, материальное обеспечение // Актуальные проблемы истории Западной Сибири. Сургут, 2006. С. 17 — 18.
15. РК. Т. 4. Ч. 2. С. 105. О важном значении Верхотурья в конце XVI — XVII вв. см.: Дмитриев А. Пермская старина: Сб. ист. статей и материалов преимущественно о Пермском крае. Пермь, 1895. Вып. 6. С. 24-25, 29 и др.
16. Описание... Кн. 1. С. 273; Верхотурские грамоты конца XVI-начала XVII в. М., 1982. Вып. 1. С. 45. В справочнике С.Б. Веселовского о А. Ермолине, да и С. Кляпикове, П. Степанове не говорится.
В КЗ А. Загряжский одновременно называется верхотурским письменным головой и (ошибочно) дьяком (ПСРЛ. Т. 36. С. 141). «На Верхотурье» в 1599 г. была съезжая изба, где год спустя велись приходные книги (Описание... Кн. 1. С. 274, 278. Ср.: С. 313, 224, 225), видимо, под контролем подьячего.
17. Оглоблин Н. Происхождение... // ЖМНП. 1894. № 9. Отд. 2. С. 122, 126. В действительности «Лозьвинский город» перестал существовать в 1598 г. См.: Шашков А.Т. К истории возникновения в конце XVI в. первых русских городов и острогов на восточных склонах Урала // Уральский сборник: История. Религия. Культура. Екатеринбург, 1997. С. 178 и др.
18. ПСРЛ. Т. 36. С. 145, 193, 260, 261, 317. С.Б. Веселовский называл Василия Спицына Ильиным. По данным выдающегося историка, В. Спицын в 1616 г. был подьячим в Соли Вычегодской (Веселовский С.Б. Дьяки и подьячие... С. 217, 488). О том, что с 1613 г. в Верхотурье направляли подьячего с приписью, упоминал А.Т. Шашков (Шашков А. Первые зауральские города и остроги // Югра. 1997. № 9. С. 24).
19. См.: Тобольск: Материалы для истории города XVII и XVIII столетий. М., 1885. С. 6. В 1625 г. в Сургуте числились два подьячих. В 1637/38 г. эту должность занимал там П. Степанов. Шесть лет спустя воевода Нарыма И. Чаадаев «произвел» в подьячие сургутского казачьего сына М. Петрова (Оглоблин Н. Происхождение. // ЖМНП. 1894. № 9. Отд. 2. С. 133; № 10. Отд. 2. С. 224; Древний город на Оби: История Сургута. Екатеринбург, 1994. С. 120).
20. См., напр.: ПСРЛ. Т. 36. С. 150, 151, 176, 198, 225, 265, 321, 344.
21. Описание. Кн. 1. С. 327; /Головачев П.М./ Томск в XVII веке: Материалы для истории города. Б. м., б. г. С. 68; Покровский Н.Н. Сибирское общество XVII - начала XVIII в. по челобитным // Общественное сознание населения России по отечественным нарративным источникам XVI — XX вв. Новосибирск, 2006. С. 189-190.
22. См.: Глазьев В.Н. Структура власти в городах-крепостях «на Поле» в конце XVI века // ИЗ: Науч. тр. ист. факультета. Воронеж, 1997. Вып. 2. С. 5-13; он же. Власть и общество на юге России в XVII веке: противодействие уголовной преступности.
Воронеж, 2001. С. 55-62.
23. Попутно отметим, что встречающееся в КЗ упоминание о «годованье» в Мангазее дьяка Б. Обобурова (ПСРЛ. Т. 36. С. 152), аналогичное многим разрядным записям, ставит под сомнение вывод, будто термин «годовальщик» в средневековой России отражал главным образом специфику военной службы в чужом городе (Пузанов В.Д. Военная служба годовальщиков в Сибири в XVII веке // Северный регион: наука, образование, культура. 2005. № 1 (11). С. 108; он же. К вопросу о службе годовальщиков // Наука и инновации XXI века: Мат-лы VI открытой окружной конференции молодых ученых. Сургут, 2006. С. 283).
24. Семенов О. В. К вопросу о положении городов и уездов Зауралья накануне и в годы [28] Смуты // МЧ. С. 65.

Библиографическая информация

"Сибирская, Тобольская, Тюменская губерния: исторический опыт и современные управленческие практики. Доклады и сообщения Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 300-летию образования Сибирской губернии (20—21 ноября 2008 г., г. Тюмень)" - Тюмень: Издательство «ИПЦ Экспресс», 2009. 301 с.



Источник: www.fiipn.utmn.ru/files/conference/syberian_gubernia2008.pdf
Категория: Солодкин Я. Г. | Добавил: ostrog (2011-04-23)
Просмотров: 1505 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 

Login Form

Поиск по каталогу

Friends Links

Site Statistics

Рейтинг@Mail.ru


Copyright MyCorp © 2006
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz