«Наказные памяти» строителям Мелесского острога М. Лаврову и О. Кокореву - Добжанский В. Н. - Д - Каталог статей - Города и остроги земли Сибирской
Site Menu

Категории каталога
Данилов П.Г. [1]
Данилова М.Ф. [1]
Дергачева-Скоп Е.И. [1]
Дмитриев А. В. [2]
Добжанский В. Н. [2]
Добжанский В.Н., Ермолаев А.Н. [1]
Добродомов И.Г. [1]
Добрыднев В.А. [1]
Докукин А.В. [1]
Домбровский А. [2]
Дроботушенко Е.В. [1]

Роман-хроника
"ИЗГНАНИЕ"

Об авторах
Иллюстрации
По страницам романа
Приобрести
"Сказки бабушки Вали"


Site Poll
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1204

Начало » Статьи » Д » Добжанский В. Н.

«Наказные памяти» строителям Мелесского острога М. Лаврову и О. Кокореву

В октябре 1734 г., находясь в Томске, Г.Ф. Миллер составил историко-географическое «Описание Томского уезда». О Мелесском остроге он сделал следующую запись: «Первыми из Сургута и Нарыма были приведены к повиновению остяки. Вслед за этим было совершено путешествие к чулымским татарам, по желанию которых вверх по Чулыму был основан маленький острог против киргизов, который от того татарского рода, что живет в районе острога и называется мелесскими татарами, получил название Мелесского острога. Этот острог был заселен из Сургута приказчиком и жителями; ясак со всех тамошних мест вначале также доставлялся в Сургут» [1, с. 67]. Однако в последующем он отказался от ранее написанного, отметив, что Мелесский острог - «небольшое укрепленное место в Мелесской волости на реке Чулыме, постройка которого происходила в 7129 (1621) г. под смотрением присланного из Томска казачьего головы Молчана Лаврова. Об этом имеются различные письменные свидетельства. Таким образом, устные предания томских жителей, утверждающих, что Мелесский острог построен раньше Томска, неосновательны» [2, с. 55—56].
Косвенно эта дата была подтверждена Н.Н. Оглоблиным, который в своем «Обозрении» отметил ценность наказных памятей служилым людям, посылавшихся для постройки новых острогов. В качестве примера таких памятей Н.Н. Оглоблин указал на «память томских воевод кн. Ив. Федор. Шаховского и Максима Радилова казачьему голове Молчану Лаврову, посланному с отрядом в 98 человек "вверх Чюлыму реки в Мелеские волости и в Басагары и в Кизилы", для постройки острога на р. Миюсе, 130 г.» и «память тех же томских воевод "татарскому голове" Осипу Кокореву с товарищи, посланным в те же Мелесския волости для постройки острога на р. Нюсе, 130 г.» [3, с. 42-43].
Предложенная Г.Ф. Миллером дата построения Мелесского острога опиралась на документы, которые он собрал в Томске и которые затем были опубликованы в Приложении к его «Истории Сибири». Серьезных возражений она не вызвала и в целом утвердилась в сибирской историографии [4, с. 199; 5, с. 111; 6, с. 71; 7, с. 40; 8, с. 205]. Только Л.П. Потапов, ссылаясь на работу Н.Н. Оглоблина, высказал предположение, что острог «был выстроен не в 1621 г., как пишет Миллер, а, видимо, в 1622 г., ибо в делах Сибирского приказа имеются наказные памятки томских воевод строителям этого острога [9, с. 143—144].
А.И. Андреев принял 1621 г. как год основания острога, однако в своем примечании к § 30 гл. 7 «Истории Сибири» Г.Ф. Миллера опровергает точку зрения сибирского историографа об обстоятельствах его построения. Опираясь на материалы шестой книги фонда Сибирского приказа ЦГАДА, он отметил: «Построение Мелесского острога происходило в более сложной обстановке. По отписке из Тобольска, томские воеводы кн. Шеховской и Максим Радилов отправили в 1621 г. в “Мелесскую землицу” атамана Бурнаша Никонова и с ним “в судех” 30 человек служилых, чтобы поставить там острог. Но ясачный князец Туталко и другие чулымские ясачные люди сообщили Бурнашу, что киргизы в союзе с басагарами, тубинцами, маторами собираются идти в Мелесскую землю и требуют от чулымцев не пропускать русских в Мелесскую землю и не давать ставить острог. Когда томские воеводы услышали от самого Туталки те же вести про киргизов, то для оберегания Бурнаша Никонова и его людей от киргизов они послали 120 служилых конных казаков с головою казачьим Молчаном Лавровым и 100 томских татар с головою Осипом Кокоревым. Головы [81] Молчан Лавров и Осип Кокорев "сошлись с киргизскими людьми со князьком с Карою, и киргизы... наших людей хотели побить и в Мелесскую землицу пропустить и острогу ставити дати не хотели; и наши... люди с теми киргизы в Басагарской земле на походе бились и их побили и самого князька Кару з женою и з детьми (сам шест) взяли в полон; да на том же бою имали у киргизцов в кочевье томские служилые люди кочевных людей и их жен и детей; и которые... старые мужики, а ясак с них мочно взяти, и они тех мужиков ясачных людей, приветчи к шерти, отпускали з женами и з детьми и... ясак с них имали; а которые киргиские были служилые люди, и они у тех служилых людей имали в полон жены и дети и в Томской город привезли". Побив киргизов, а остальных киргизов и басагарских людей приведя к шерти, чтобы они давали ясак по 10 соболей с человека, и собрав с них ясак в 12 сороков соболей, служилые пришли в Мелесскую землю и поставили в ней острог». [10, с. 670—671]. Не вызывает сомнений, что А.И. Андреев знал о хранящихся в этом фонде наказных памятях М. Лаврову и О. Кокореву, но почему-то их не использовал.
Еще одну точку зрения по этому вопросу высказали Л.Р. Кызласов и К.Г. Копкоев. Узнав о намерении правителя Северо-Западной Монголии Алтын-хана послать на кыргызов отряд численностью в 300 чел., кыргызские князья откочевали за р. Чулым. Одновременно, чтобы «оберечь» их от «алтыновых людей», кыргызы отправили в Томск своего представителя князя Сенжу с предложением поставить русский острог на «Киргизской землице» между реками Урюпом и Чулымом. Однако томские воеводы И. Шаховской и М. Радилов посадили Сенжу в тюрьму. Данное обстоятельство обострило отношения между кыргызами и русскими властями. «В такой обстановке в 1621 г. из Томска был отправлен отряд казаков во главе с Молчаном Лавровым, чтобы на земле хакасов, на Чулыме, поставить острог. Однако обиженные князья теперь воспротивились этому и хотели силой выгнать казаков из своей земли, но потерпели поражение. Острог на берегу р. Чулым был все же построен и назван Мелецким. Князь Кара с женой и двумя сыновьями, племянники князя Ишея и несколько улусных людей попали в плен» и отправлены в Томск [11, с. 175]. Л.Р. Кызласов и К.Г. Копкоев также обошли вниманием наказные памяти М. Лаврову и О. Кокореву.
Таким образом, очень важные для понимания вопроса о строительстве Мелесского острога наказные памяти его строителям так и не были введены в научный оборот. Исследователи о содержании этих памятей судят только по работе Н.Н. Оглоблина, который, вероятно, их полностью тоже не читал, а лишь бегло просмотрел. Такое предположение вытекает из того, что в обеих памятях четко и ясно сказано, что М. Лавров и О. Кокорев посылались в одну волость строить вместе один острог, а не два, как это предполагал Н.Н. Оглоблин. Д.Я. Резун, например, опираясь на приводимые Н.Н. Оглоблиным сведения о посылке отрядов на реки Миюс и Нюсу, пишет: «сам текст наказных грамот не оставляет сомнений, что посланные русские отряды должны были поставить остроги намного южнее Мелеского и даже современного нам Ачинска» [7, с. 40]. Говоря о построении острогов южнее Мелесского и Ачинского, Д.Я. Резун имел в виду р. Белый Июс, с которой исследователи долгое время ассоциировали р. Миюс из документов того времени. Относительно же р. Нюсы не высказывалось никаких предположений. Между тем речь идет только об одной реке - Июс, Н.Н. Оглоблин неверно прочел начальную букву И, приняв ее за Н. Так в документах XVII—XVIII вв. назывался участок р. Чулым от слияния Белого и Черного Июсов и до устья р. Урюп [12, с. 81; 13, с. 139—140]. Ни Июс, ни Белый Июс никакого отношения к Мелесской волости не имеют.
Чтобы как-то разрешить это противоречие, Д.Я. Резун предположил, что «по всей видимости, противодействие киргизских князцов было настолько сильным, что служилые были вынуждены отойти по Чулыму на север и поставить острог в том месте, где и существовал весь XVII в. Мелеский острог. Так появился первый опорный пункт в Причулымье - Мелеский острог, который в административном плане подчинялся г. Томску» [7, с. 40—41].
Источников по истории первых десятилетий г. Томска сохранилось крайне мало, в основном это копии, которые сделаны Г.Ф. Миллером и положены в значительной степени им в основание его труда. Подлинных документов дошло до нас еще меньше. Поэтому указание Н.Н. Оглоблина на наказные памяти строителям Мелесского острога, хранящиеся в фонде Сибирского приказа должны были привлечь к ним пристальное внимание. Этого, однако, не произошло. Наказные памяти до настоящего времени не только не опубликованы, но даже не приведено ни одного слова из них (о чем уже говорилось выше).
Что дают нового эти наказные памяти для решения вопроса о строительстве Мелесского острога? Во-первых, уточняется дата его построения. Памяти датируются 13 сентября 1621 г., поэтому, принимая во внимание время на дорогу в Басагарскую волость - не менее двух недель и примерно неделю до Мелесских волостей, острог был построен во второй половине октября. Во-вторых, речь в них идет действительно о р. Июс1. Хотя в памятях и упоминается Мелесская волость, однако из их текста отнюдь не следует, что томские служилые люди были отправлены именно в эту волость для строительства там острога. Наказ давал широкие полномочия М. Лаврову и О. Кокореву для выбора места для острога: «...ехати казачьей голове Молчану Лаврову в верх Чулыму реки в Мелеские волости и в Басагары и в Кизылы. А приехав Молчану в те волости и съехатися з Бурнашом Никоновым и стати ему в Басагарах на угожем месте где б мочно поставити острог на Миюсе реке в верх. А став, велети учинить караулы крепкие на конех и проежжие станицы и поставить ему в Мелесцах или в Басагарах или в Кизылах или выше по Миюсу острог на угожем месте, где б к пашням и к [82] рыбным ловлям и к сенным покосом»2.
О том, что острог все же должен быть поставлен в Мелесской волости, мы узнаем из заключительной части памятей: «Да ему жа, Молчану, оставить конных казаков в астрошке тритцать человек и велеть им быти дакуды снеги укинут гаразда и дакуды есак с мелеских людей государев возмут весь сполна, для того, чтобы пришедчи киргиские или иные люди над острошкам какова дурна не учинили и ясачных государевых людей не извоевали. А будет учнут приходити какие воинские люди в Мелеские волости на ясачных людей и им приказати на тех людей хадити с пешими казаки из астрошка по сей наказной памяти»3 (выделено мной. - В. Д.). Много места в памятях занимают наказы томских воевод о сборе ясака с киргизов, тубинцев, матаров и других ясачных волостей, а также о недопущении грабежей ясачных людей со стороны служилых.
Грамоты публикуются по «Правилам публикации исторических документов в СССР» (М., 1990).

№ 1. 1621 г. сентября 13.Наказная память томских воевод И.Ф. Шаховского и М.И. Радилова томскому казачьему голове М. Лаврову о поездке в Мелесские волости, в Басагары и в Кизылы и строительстве на р. Июс острога и взятии ясака с киргизов, тубинцев, маторов и других волостей.

№ 2. 1621 г. сентября 13. - Наказная память томских воевод И.Ф. Шаховского и М.И. Радилова томскому татарскому голове О. Кокореву о поездке в Мелесские волости, в Басагары и в Кизылы, строительстве на р. Июс острога и взятии ясака с киргизов, тубинцев, маторов и других волостей.

Примечания:

1. РГАДА. Ф. 214. Стб. 1257. Л. 11; Стб. 1669. Л. 1.
2. Там же.
3. Там же. Стб. 1257. Л. 14.

Литература

1. Элерт А.Х. Историко-географическое описание Томского уезда Г.Ф. Миллера (1734 г.) // Источники по истории Сибири досоветского периода. Новосибирск, 1988.
2. Миллер Г. Ф. История Сибири. Изд. 2-е, доп. М., 2000. Т. 2.
3. Оглоблин Н.Н. Обозрение столбцов и книг Сибирского приказа (1592—1768 гг.). М., 1895. Ч. 1.
4. Бахрушин С.В. Енисейские киргизы в XVII в. // Бахрушин С.В. Научные труды. М., 1955. Т. 3., ч. 2.
5. Бояршинова З.Я. Население Томского уезда в первой половине XVII века // Труды ТГУ Томск, 1950. Т. 112.
6. Абдыкалыков А. Енисейские киргизы в XVII в. (исторический очерк). Фрунзе, 1968.
7. Резун Д.Я. Русские в Среднем Причулымье в XVII — XIX вв. (Проблемы социально-экономического развития малых городов Сибири). Новосибирск, 1984.
8. Резун Д.Я., Васильевский Р.С. Летопись сибирских городов. Новосибирск, 1989.
9. Потапов Л.П. Происхождение и формирование хакасской народности. Абакан, 1957.
10. Андреев А.И. Примечания // Миллер Г.Ф. История Сибири. М., 2000. Т. 2. С. 670—671.
11. Кызласов Л.Р., Копкоев К.Г. Хакасия в XVII—начале XVIII в. // История Хакасии с древнейших времен до 1917 года. М., 1993.
12. Элерт А.Х. Экспедиционные материалы Г.Ф. Миллера как источник по истории Сибири. Новосибирск, 1990.
13. Добжанский В.Н. Время и обстоятельства строительства Мелесского острога // Культура русских в археологических исследованиях. Омск, 2008.

Воспроизводится по:

Гуманитарные науки в Сибири № 3. 2012 С. 80—83

Категория: Добжанский В. Н. | Добавил: ostrog (2016-08-19)
Просмотров: 213 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 

Login Form

Поиск по каталогу

Friends Links

Site Statistics

Рейтинг@Mail.ru


Copyright MyCorp © 2006
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz